Белоруссия снова продается. Полностью

Валентин Мальцев
12 мая 2012, 11:58

Во время своего ежегодного послания парламенту и белорусскому народу Александр Лукашенко вновь много говорил о приватизации. Батька готов продать даже свою гордость — колхозы и флагманы белорусской промышленности.

Фото: ИТАР - ТАСС
Во время своего ежегодного послания парламенту и белорусскому народу Александр Лукашенко вновь много говорил о приватизации

Белоруссия недавно отказалась от практики приватизационных списков: потенциальный инвестор может приобрести в стране какой угодно актив, хоть даже «Беларуськалий» — лишь бы предложил за него адекватную цену. Правда, большинство предприятий, как заявил недавно Александр Лукашенко, будут все же продаваться по следующему принципу: 75% акций заводов и сколько-нибудь значимых производств будет по-прежнему сосредоточено в руках государства. А вот 25-процентные пакеты акций отдадут на откуп частным инвесторам. Другое дело, что этих самых инвесторов внутри страны особенно и нет, и Батька уповает на интерес зарубежных гостей. Будут ли они покупать миноритарные пакеты акций белорусских предприятий, не имея при этом никакой возможности участвовать в их жизни и борьбе за прибыльность — тот еще вопрос.

Характерный пример новой политики государства в области приватизации — Минский завод игристых вин. 75% его акций остается в собственности государства. Оставшиеся 25% продаются частным инвесторам. Причем их не может скупить один человек или одна бизнес-структура: власти установили четкий лимит на продажу бумаг в одни руки. Логика в такой экономической политике есть: государство получает деньги, а все решения относительно предприятия (стоит ли на нем сокращать людей или менять структуру руководства) будет по-прежнему принимать государство. Разумеется, шансы на получение инвесторами дивидендов в данном случае также будут очень малы. Лукашенко, собственно, такого своего мнения и не скрывает. Он прямо заявил, что цель такой стратегии — не допустить сосредоточения в одних руках больших пакетов акций, способных влиять на политику предприятий. «Я слышу недовольство "богатеньких": почему ограничено число акций, которые продаются в одни руки? В очереди стоят десять бизнесменов, которые хотят купить этот завод, но мы его не продали, потому что хотят за бесценок купить. Как определит рынок цену, по этой цене будем продавать предприятие, если будем» — такими словами Лукашенко прокомментировал ситуацию вокруг МЗИВ.

Сам по себе отказ от использования приватизационных списков Лукашенко объяснил довольно странными тезисами: «Опубликование заранее списков приватизируемых предприятий — это унижение работников этих предприятий. В Белоруссии может быть приватизировано любое предприятие на определенных и известных условиях». Разумеется, логика у белорусского президента другая: инвесторов не нужно сдерживать, а списки ограничивают круг их интересов. Тем более что в списке были главным образом убыточные предприятия.

Позже в своей речи Лукашенко скатился и в откровенный популизм. «Для того чтобы приватизировать предприятие, желающий должен идти не к президенту, а на предприятие. И трудовой коллектив должен принять решение, быть приватизации или нет. Затем добро должны дать местные власти, потом ведомственные чиновники, а затем правительство, только рассмотрев все за и против, внесет на подпись президенту», — пояснил он.

Еще один пример ограничений для инвесторов — ситуация вокруг Минского автомобильного завода. Российская сторона хочет превратить КамАЗ и МАЗ в одно предприятие — «Росбелавто», но только при условии, что контрольный пакет акций будет у российской стороны. Белорусская сторона выступает против такого условия. Белорусы хотят разделить акции поровну, 50 на 50, но россияне справедливо отмечают, что в этом случае предприятие будет просто неуправляемо.

Говорил белорусский правитель и о «Беларуськалии», которым вот уже несколько месяцев интересуются и россияне, и китайцы, и некоторые покупатели с Ближнего Востока. Всех их Батька жестко разочаровал: если ранее он говорил, что предприятие стоит 30 млрд долларов, то теперь он «нарастил» его капитализацию до 32 млрд. Тем самым Лукашенко показал, что торговаться с ним не особенно уместно.

Вот что в Белоруссии будет приобрести легко — так это колхозы. Их Батька готов продавать быстро и в каком угодно количестве. Дело в том, что большинство аграрных предприятий страны являются глубоко убыточными, а с этого года объем дотаций в отрасль должен резко сократиться. «Сейчас идет вал желающих получить хозяйство, произвести мясо-молоко и продать. Потому что сегодня рынки Казахстана, России, да и другие, открылись. Продавай куда хочешь», — твердил 4 мая на встрече с аграриями Лукашенко. А через три дня подписал декрет №6 «О стимулировании предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений, сельской местности». Возымеет ли это какой-то эффект на инвесторов, сказать трудно.

Суммируя все вышесказанное, нельзя не отметить, что белорусские власти действуют, прямо противореча своим интересам. В апреле золотовалютные резервы Белоруссии стали снижаться впервые за полгода. Кризис в Белоруссию вполне может вернуться уже в следующем году, и страна не переживет его без очередного обвала национальной валюты. Власти к этому вроде как даже готовы: председатель Нацбанка Надежда Ермакова недавно заявила о том, что регулятор начал подготовку к деноминации. В то же время понятно, что если все эти процессы будут сопровождаться очередным обнищанием белорусов, власти не избежать новых народных волнений. И будут ли протесты подавлять милиционеры, как они это делали в прошлом году, тоже не очень понятно: по данным аналитиков, зарплаты белорусских правоохранителей ниже зарплат их российских коллег как минимум в три-четыре раза. Режим Батьки без приватизации может и зашататься. А если проводить приватизацию «традиционным» образом, Лукашенко потеряет власть и контроль над экономикой. Это также угрожает его личной власти.

Таким образом, белорусский президент сейчас находится между молотом и наковальней. Отсюда и столь противоречивые его заявления.