Любовь в возрасте

Екатерина Чен
21 мая 2012, 17:25
Кадр из фильма «Любовь»
В «Любви» Михаэля Ханеке рассказана история пожилых супругов

Фильм Михаэля Ханеке «Любовь» в Каннах ждали с особенным любопытством. Австриец, работающий во Франции, норовит шокировать свою публику каждой новой работой. И почти всегда получает призы. Наиболее громкими каннскими успехами Ханеке были «Пианистка» и «Белая лента». В «Любви» рассказана история пожилых супругов, преподавателей музыки на пенсии. Когда жену разбивает паралич, престарелый муж берет на себя роль сиделки. Действие ленты почти не выходит за пределы просторной парижской квартиры с роялем и богатой библиотекой в гостиной.

Главные роли играют артисты, каждый из которых во французском кино и театре сыграл добрую сотню ролей, и для соотечественников — живая легенда: это Жан-Луи Трентиньян и Эмманюэль Рива. И если мадам Рива, звезда «новой волны», сегодня  еще появляется на экране в ролях различных бабушек, то Трентиньян не снимался давно, если говорить о заметных ролях — то с фильма Кшиштофа Кеслевского «Три цвета: Красный».  Так что режиссера хотелось поблагодарить уже за то, что вытащил снова на первый план замечательных, умных, тонких исполнителей старой школы.

Как следует из известной поговорки, возраст не помеха любви, — так вот, «Любовь» с Рива и Трентиньяном доказывает, что возраст не препятствие и созданию яркого кинообраза. Понятие «артист в форме» может быть актуально и для 80-летних. «Я снялся более чем в сотне фильмов, но первый раз собой доволен», — заявил после премьеры журналистам иронически настроенный Трентиньян. «Михаэль Ханеке, дотошный режиссер, внимательный к малейшим деталям, держит в голове всю картину.  Я последнее время живу в деревне, в кино бываю нечасто, но по-момему Михаэль — один из самых интересных режиссеров в мире», — продолжает Мужчина из легендарного фильма — обладателя Золотой пальмы «Мужчина и женщина». «Для меня было честью с ним работать, хотя это не всегда легко — вам не советую», — пошутил Трентиньян. Однако, по мнению режиссера, труднее смотреть его фильмы, а не работать над ними. «Страдают больше зрители, а не актеры», — признает Ханеке, известный своей смелостью использовать на экране насилие для более яркого выражения человеческих эмоций.

Тема, затронутая в фильме «Любовь», — забота о тяжело больных близких и мысли о том, не прекратить ли досрочно их страдания, — для режиссера не чужда. По его убеждению, в любой семье, где есть старики, может случиться похожая ситуация. Было подобное и с родными Ханеке — как он сам заметил, на создание картины повлиял его личный опыт. «Любовь» куплена для проката в России, так что вскоре с лентой может познакомиться и отечественный зритель. Пока что, будем надеяться, каннское жюри оценит самоотверженность и верность спутнице жизни, проявленную персонажем Жана-Луи Трентиньяна. 

Сходная проблематика о посвящении себя чему-то или кому-то затронута в ленте румынского режиссера Кристиана Мунджу, который, как и Ханеке, уже побеждал в Каннах. Картина «За холмами», вырвавшаяся временно вперед в рейтинге у аккредитованных критиков, основана на реальных событиях: в одном из ортодоксальных карпатских монастырей после процедуры экзорцизма — изгнания дьявола — скончалась молодая девушка. Жертва, как и в фильме Мунджу, не была монахиней: она лишь приехала навестить подругу, принявшую послушание. По сценарию, гостья монастыря работала в Германии и вернулась в Румынию, чтобы забрать с собой на Запад однокашницу,  с которой они вместе росли еще в детдоме. Но любимая подруга обратилась к Богу и, наоборот, надеялась привлечь несостоявшуюся эмигрантку на свою сторону.  Но как обрести душевный покой по чужому, а не своему глубинному, желанию? Визитерша бунтует против религиозных догм, вплоть до нарушения даже сугубо светских приличий и законов гостеприимства. Как говорится, не суйся со своим уставом в чужой монастырь — лента «За холмами» демонстрирует, чем это чревато. Поначалу  сестры-монахини отпрвляют неуравновешенную девушку в больницу, но тамошний психиатр опускает руки. Приобщение к монастырским порядкам тоже не работает: один список грехов, в которых нужно исповедаться, занимает целую тетрадь. Настоятель склонен отпустить чужую на все четыре стороны, но ее воцерковленная подруга противится отъезду до последнего. Изгнание дьявола, в понимании монастырских обитателей, направлено исключительно во благо — и сестры, пожалуй, преуспели в спасении мятущейся души. Но вот тело не всегда способно выдержать подобные обряды…

Помимо драм о современности, в каннском конкурсе нашлось место и чистому жанру. Фильм Джона Хилкоата «Вне закона» переносит зрителей во времена сухого закона в Америке. Автором сценария и музыки к картине выступил культовый музыкант Ник Кейв. Его фирменная поэтизация кровищи и насилия проявилась и здесь. Гангстеры 1930-х в интерпретации мрачного романтика Кейва не в пример симпатичнее и благороднее продажных полицейских, прокуроров и правительственных агентов. Участники жестоких перестрелок и поножовщины, впрочем, находят отдушину. Братья-бутлеггеры в исполнении Шайи ЛаБефа («Индиана Джонс-4») и Тома Харди («Шпион, выйди вон») заполучили волею авторов фильма прекрасных девушек: их играют Миа Васиковска («Джейн Эйр») и Джессика Частейн («Древо жизни»). Столь впечатляющий ансамбль подающих надежды (и уже успевших их оправдать) актеров однозначно украсил красную ковровую дорожку.  Осталось лишь загадкой, почему Харди и ЛаБеф явились на премьеру в усах и бородах — на экране их персонажи чисто выбриты. Не иначе, по примеру хоккеистов в розыгрыше кубка, актеры решили не бриться до раздачи наград фестиваля — в надежде что-нибудь получить.