Письмо от друга

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
22 мая 2012, 09:44
Фото: AP
Медведев заверил Обаму в преемственности внешней политики РФ

18–19 мая в Кэмп-Дэвиде прошел саммит «большой восьмерки». Самым громким событием на этой встрече лидеров ведущих стран мира стали не принятые решения, а отсутствие на саммите российского президента. Под предлогом необходимости формирования правительства Владимир Путин в Штаты не полетел и отправил вместо себя Дмитрия Медведева — таким образом, впервые в истории Россию на саммите G8 представлял не глава государства. После этого стало известно о том, что Обама не полетит на саммит АТЭС.

При этом подобный «размен» отнюдь не означает ухудшения отношений — скорее наоборот, стороны пытаются сохранить их. Личная встреча Обамы и Путина в данный конкретный момент ничего позитивного бы не дала — Россия требует от США (иногда в ультимативной форме) найти компромисс в вопросе ПРО, а американцы до окончания выборов по понятным причинам не готовы идти ни на какие уступки. Кроме того, как пишет одна из американских газет, Путин дает понять, что «не готов лететь в США лишь для того, чтобы сфотографироваться и обменяться рукопожатиями с президентом Бараком Обамой… Он не собирался приезжать в Чикаго для того, чтобы быть на третьих ролях в пьесе о том, как НАТО высказывается за планы по ПРО. Эта задача возложена на Медведева, которого, таким образом, будут связывать с решениями, не содержащими преимуществ для России».

Поэтому во избежание скандалов или новых обвинений Обамы со стороны республиканцев Москва и Вашингтон решили перенести серьезные переговоры на потом, а пока ограничиться символическим российским присутствием на саммите. Впрочем, у Дмитрия Медведева было иное объяснение цели своего визита. «Я сказал, что мое появление здесь, в Кэмп-Дэвиде, в качестве главы российской делегации, в условиях, когда президент занимается согласованием кандидатур членов правительства, также нужно рассматривать как определенный символ преемственности внешней политики, преемственности перезагрузки», — пояснил премьер. Во время личной встречи он передал Бараку Обаме письмо от «друга Владимира», в котором новый российский президент описывал свои взгляды на американо-российские отношения. Кроме того, на саммите Дмитрий Медведев завел аккаунт в одном из бесплатных приложений по обмену фотографиями и оперативно выложил в Сеть фото своих приватных переговоров с остальными лидерами G8.

Между тем в отсутствие Владимира Путина участники «большой восьмерки» обсудили приоритетные вопросы мировой политики. Лидеры государств высказались в поддержку плана Кофи Аннана в Сирии, выразили протест северокорейским провокаторам, поддержали усилия афганских властей по стабилизации ситуации в Афганистане, а также посмотрели финальный матч Лиги чемпионов «Бавария»—«Челси». Обсуждали и иранскую тему. «Мы едины в том, что касается Ирана. Думаю, все согласны с тем, что у этой страны есть право на мирную ядерную программу, так же как и с тем, что нарушения международных норм со стороны Ирана продолжаются, и эта страна не смогла убедить международное сообщество в мирном характере своей программы. И это заботит нас всех», — рассказал об итоге обсуждения одной из самых острых проблем мировой политики Барак Обама. Однако главной темой саммита стал все же кризис в еврозоне.

С одной стороны, на саммите объединенная Европа попыталась заявить о себе как о влиятельном игроке в мировой политике, с которой США должны считаться. «Я хотел бы призвать все стороны поддерживать укрепление стратегического партнерства между ЕС и НАТО. Сильная Европа в интересах Атлантического альянса. ЕС намерен продолжать тесное сотрудничество с НАТО после Чикаго и обеспечивать эффективные результаты в интересах международной безопасности», — заявил президент Евросоюза Херман ван Ромпей. По его словам, суммарные расходы стран ЕС на оборону уже составляют 200 млрд евро. Однако, с другой стороны, все понимают, что без действенного рецепта преодоления финансового кризиса в еврозоне не только лидерство, но и само будущее европейского интеграционного проекта оказывается под большим вопросом.

На саммите G8 рецепта излечения Европы выработано не было. По некоторым данным, взгляды сторон разделились. Барак Обама и Дэвид Кэмерон требовали от Ангелы Меркель предоставить конкретный план спасения евро, немецкий канцлер отвечала, что для спасения неплохо бы выкинуть кое-кого лишнего (кто даже не может избрать дееспособное правительство) за борт еврозоны, однако против этого активно возражал недавно избранный французский президент Франсуа Олланд. Как известно, между ним и Ангелой Меркель очень много разногласий относительно рецепта излечения еврозоны — в то время как немецкий лидер требует от всех поддержания режима экономии, Олланд бросается в другую крайность и предлагает стимулировать рост любой ценой. В итоге лидеры «большой восьмерки» сошлись  на общей формулировке, смысл которой был в следующем: было бы неплохо, если бы Греция осталась в еврозоне, но для этого греки должны выполнять взятые на себя обязательства. Учитывая, что сделать последнее будет крайне сложно (аналитики ожидают, что на парламентских перевыборах в Греции победу одержат силы, выступающие за прекращение режима экономии и договоренностей с МВФ и ЕС), будущее еврозоны выглядит весьма печально.