Убил, выпил...

Екатерина Чен
22 мая 2012, 17:58
Кадр из фильма «Ангельская доля»

В Каннах по-прежнему пасмурно и накрапывает дождь, зато, в утешение публике, приехал Брэд Питт. В легком сером костюмчике, улыбающийся, с блондинистыми волосами до плеч и седой бородкой. Брэд сыграл наемного убийцу в конкурсном фильме «Ограбление казино». Оригинальное название — Killing them softly, «Убивая нежно». И точно, персонаж Питта предпочитает убивать незнакомцев, и желательно без мучений — одним выстрелом, с большого расстояния. В то время как коллеги по профессии могут долго забивать в кадре заказанного криминального авторитета ногами и кулаками. «Брэд, у вас же дети, почему вы снимаетесь в подобных фильмах?» — поинтересовалась на пресс-конференции одна из журналисток. Брэд Питт ответил, что таков, во-первых, закон жанра — в гангстерских боевиках убивают, а во-вторых, ему случалось сниматься в картинах куда более жестоких. Наверняка «Ограбление казино» из-за сцен насилия получит ограничительный возрастной рейтинг. Кроме того, по словам Питта, данный фильм не только и не столько о плохих парнях. На примере мафиозного микрокосмоса создатели во главе с режиссером Эндрю Домиником хотели поговорить о макро-проблемах, об обществе в целом. Персонажи ленты живут в реальном мире, на экран то и дело врываются предвыборные плакаты и отрывки новостных выпусков, где Барак Обама рассуждает о свободе, равенстве всех американцев и единстве нации. Однако устами Питта-киллера, требующего гонорар, авторы транслируют несколько иную идею: «Америка — это не страна, а бизнес. Так что заплати мне». Не исключено, что кино снято именно из-за этой фразы, ибо больше в картине нет ничего ценного. Подобного Питта мы уже видели в компании Джорджа Клуни в «Друзьях Оушена» — ну, разве что, там он был без бородки.

Сюжет с криминальными разборками и участием Рэя Лиотты, Ричарда Дженкинса и Джеймса Гандольфини («Клан Сопрано») тоже не нов: карты, деньги, стволы… Попытка разбавить ансамбль актеров-тяжеловесов парочкой свежих лиц в амплуа «шестерок» тоже не удалась. Мелкие криминальные элементы одеты и загримированы под «людей с улицы», ведут философские беседы на жаргоне в лучших традициях Тарантино, но смотрится все это в лучшем случае старомодно и вторично, а в худшем — просто фальшиво. Тем более что организаторы фестиваля как нарочно столкнули лбами в один конкурсный день фильм с участием Брэда Питта и картину Кена Лоуча «Ангельская доля». У Лоуча действующие лица — тот же мелкий криминалитет, и по обыкновению, соцреалист-режиссер набрал на роли непрофессионалов с неблагополучных окраин. С подлинностью и обаятельным идиотизмом настоящей британской шпаны бороться просто бесполезно. А что до говора и жаргона — так «Ангельская доля», даром что снята вроде бы на английском, снабжена английскими же титрами — ибо далеко не каждый носитель языка поймет звучащий с экрана акцент.

Персонажи «Ангельской доли» — группа молодых людей с судимостями, которым очередной тюремный срок заменили общественно-полезными работами. Дело происходит в Шотландии. Инспектор, возящий приговоренных то красить социальные объекты, то оттирать граффити на могильных памятниках, проникается симпатией к ребятам без работы и без светлого будущего. В выходной день этот добрый дядя, любитель хорошего виски, везет свой горе-контингент на экскурсию, на фабрику с дегустацией. Выслушав знатоков божественного напитка, а главное, впечатлившись заоблачными ценами, за которые редкие бутылки и бочки уходят с аукционов, четверо экскурсантов решают сделать на виски свой маленький тайный бизнес. А у лидера теплой компании обнаружится талант дегустатора, и он в итоге получит работу по душе.

Специально для фильма участники съемок изучали предмет, читали книжки, тренировались различать ароматы. Сам Лоуч англичанин, не большой знаток виски, но большая часть его группы, от сцераиста до исполниетлей, как раз шотландцы. Так что нарядиться в килты, охотиться за редким сортом и правильно выбивать пробку из бочонка для них — своего рода возвращение к корням.

Публика приняла криминальную лирическую комедию Кена с воодушевелнием. Нынешний фестиваль, призванный, казалось бы, открывать новые имена, на деле чуть ли не каждый день доказывает верность поговорки «есть еще порох в пороховницах». Кинематографические «старики», от 90-летнего режиссера Алена Рене до 80-летнего Жана-Луи Трентиньяна в фильме Ханеке, — выступают так, что молодежь умирает от зависти. Кен Лоуч, которому хорошо за 70, обратился к легкому жанру после ряда жестких и даже трагических картин, за одну из которых, «Ветер, который качает вереск», получил Золотую Пальмовую ветвь. Комедия словно принесла мастеру второе дыхание. И что приятно, в обновленном Лоуче почти нет ни благостности, ни слащавости, которая проскальзывает в последнее время даже у братьев Дарденнов. Его персонажи такие же изгои, люмпены, жертвы капитализма и воспитанники криминальной среды, как и прежде — только теперь режиссер и его верный драматург Пол Лаверти, организовали им по сценарию второй шанс. «В прошлом году количество безработных среди молодежи в Британии впервые превысило миллион человек, — рассказывает Кен Лоуч. — И мне захотелось поговорить об этом поколении. У большинства из них действительно нет перспектив. Они почти уверены, что не найдут работы, постоянной во всяком случае, и не повысят свой социальный статус». Фильм снимали в Глазго. «Это город с сильной индивидуальностью, у людей там своеобразное чувство юмора, взгляды на жизнь, и какая-то особенная солидарность, ведь все переживают похожие проблемы», — говорит Лоуч. Российская публика тоже сможет оценить , насколько проблемы шотландских любителей виски им близки. «Ангельская доля» куплена для российского проката. Кстати, название картины означает ту часть драгоценного напитка, что неизбежно испаряется из бочки, пока настаивается: примерно два процента.