Великий исход

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
22 мая 2012, 11:43

Первые дни правления Франсуа Олланда показывают, что он намерен выполнять данные во время избирательной кампании обещания. Новый президент, как и обещал, создал в кабинете равноправие между полами — из 34 министров 17 — представительницы слабого пола. Не сдал свои позиции он и во время первых заграничных вояжей, как европейского — в Германию, так и заокеанского — в Кэмп-Дэвид и Чикаго.

Иллюстрация: Эксперт Online
Богатые французы пакуют чемоданы и готовятся бежать за границу от налога на богатство

Мир хижинам, война дворцам

Вполне логично ждать от президента Олланда продолжения выполнения обещаний, одним из которых является подоходный налог 75% для тех, чей годовой доход превышает 1 млн евро.

Конечно, богачи не собираются сидеть и молча ждать, когда их раскулачат. Как только Франсуа Олланд предложил изрядно обобрать миллионеров, миллионеры начали готовить пути отхода, то есть бегства. С приближением выборов напряжение нарастало. Когда дым сражения рассеялся и стало ясно, что чуда, на которое богачи надеялись не меньше Николя Саркози, не произошло, они начали собирать вещи.

Французы начали потихоньку уезжать за границу еще в прошлом году, когда Саркози отменил в целях экономии введенный им же «фискальный щит», не разрешавший брать с богатых французов в виде налогов в общей сложности свыше 50% доходов. Однако теперь ручеек может превратиться в бурный поток, который наверняка превзойдет «великий исход» богачей 30-летней давности, когда предыдущий социалистический президент Франсуа Миттеран ввел в 1981 году свой налог на богатство.

Вообще-то состоятельным французам можно бежать куда угодно, потому что с 75-процентным подоходным налогом им любая страна покажется раем по сравнению с олландовской Францией, но главными и наиболее привлекательными все же являются три маршрута: северный — в Лондон, в котором сейчас живут 300 тыс. французов и который является пятым по численности франкоговорящего населения городом планеты, включая, естественно, французские города; южный — в Швейцарию и восточный — в Брюссель и Люксембург.

Считается, что лучше всего миллионерам, покинувшим по разным причинам родину, живется в Лондоне. Если забыть состоятельных россиян, так полюбивших британскую столицу, что в середине прошлого десятилетия она даже получила шутливое название: Москва-на-Темзе, то новая волна богатых иностранцев на Лондон нахлынула в 2010 году, когда состоятельные греки начали скупать дорогие дома и квартиры. Они считали, что в случае выхода Греции из зоны евро их деньги будут находиться в полной безопасности на Туманном Альбионе, вдали от евро и долгового кризиса, разгоравшегося на континенте.

За богатыми сынами Эллады в Лондон потянулись состоятельные испанцы и итальянцы. Причем последние, говорят сами лондонцы, даже обошли по объемам скупаемого дорогого жилья российских нуворишей.

Короче, всякий раз, когда где-нибудь в еврозоне вспыхивает долговой кризис, в крупнейшем городе Западной Европы резко вырастает спрос на дорогую недвижимость. Особенно среди богатых иностранцев.

Лондонские канарейки

Лондонских агентов по торговле недвижимостью вполне можно сравнивать с канарейками, которых пару сотен лет назад приносили в шахты определить наличие в воздухе метана. Они могут раньше всех почувствовать приближение кризиса к новой стране. Так вот следующей страной, представители которой, скорее всего, бросятся в Лондон скупать дорогое жилье, будет Франция.

Лондонские агенты почувствовали новую волну интереса еще несколько месяцев назад. Однако заметной даже невооруженным глазом она стала после 27 февраля, когда Франсуа Олланд заявил на предвыборном митинге: «Я не люблю богатых людей!» и сообщил, что, придя к власти, введет 75-процентный подоходный налог, который, по его подсчетам, должен принести казне более 300 млн евро.

«С февраля, когда Олланд объявил о своем налоге на богатство, резко увеличилось количество запросов французских клиентов в нашей поисковой системе, — сообщил Лайэм Бэйли, начальник отдела поисков жилья в Knight Frank, крупном лондонском агентстве недвижимости, газете Daily Telegraph. — В первом квартале он вырос на 19%, в то время как по остальной Европе лишь на 9%».

Для того чтобы удовлетворить растущий спрос клиентов из Франции, агентство Douglas & Gordon буквально на днях открыло филиал в Южном Кенсингтоне, причем работать в нем будут четыре сотрудника, для которых французский язык является родным.

21-й округ Парижа в Лондоне

После переезда президента, не любящего богачей, в Елисейский дворец со дня на день может начаться исход богатых французов, так же как два столетия назад, когда они тоже были вынуждены бежать от захвативших власть революционеров, ненавидевших богатство. Правда, французским аристократам в конце XVIII века угрожала не только конфискация имущества, но и кое-что похуже.

Почему большинство миллионеров из Франции все же отправятся в Лондон, а не в Женеву или Брюссель? Потому что в Соединенном Королевстве созданы, пожалуй, как нигде в Европе благоприятные условия для богатых иностранцев. Например, они могут не платить налоги на доходы, заработанные за пределами Великобритании.

Явно обрадовался февральскому выступлению Олланда лондонский градоначальник Борис Джонсон, недавно победивший на очередных выборах мэра. Не скрывая радости, Джонсон, кстати, свободно говорящий по-французски, пригласил французских финансистов перебираться в Лондон, до которого на экспрессе «Евростар» всего два с четвертью часа езды.

Douglas & Gordon не случайно открыло филиал в Южном Кенсингтоне. Именно этот лондонский район выбрали французы главным местом своего проживания. В нем так много надписей и вывесок на французском языке, что его впору называть 21-м округом Парижа. 

В июне французские граждане, живущие в Великобритании, впервые выберут своего представителя в Национальную ассамблею, нижнюю палату парламента Франции. Полтора миллиона французов, живущих за пределами Франции, впервые будут голосовать, объединившись в 11 гигантских избирательных округов.

Округ «Северная Европа» включает 10 стран и состоит из трех государств Балтии, четырех — Скандинавии, а также Исландии, Ирландии и Великобритании. Его центр находится в Лондоне, где проживают более половины всех избирателей округа.

Наибольшие шансы получить место депутата у 39-летнего психолога Эммануэль Савари, члена консервативной партии «Союз за народное движение» (UMP). Она может рассчитывать на голоса финансистов из Южного Кенсингтона, подавляющее большинство которых едва ли поверило Франсуа Олланду, когда он, приехав в Лондон через два дня после объявления о налоге на богатство, попытался успокоить соотечественников и сказал: «Я не опасен».

Конечно, президент Олланд готов к исходу миллионеров и уже пообещал заново обсудить договоры Франции с Великобританией, Бельгией, Швейцарией и Люксембургом о двойном налогообложении.