Трое вышли из леса

Екатерина Чен
25 мая 2012, 09:49
Фото пресс-службы Каннского фестиваля
В конкурсе Каннского фестиваля демонстрируют фильм на русском языке

Картина «В тумане» Сергея Лозницы в фестивальном каталоге проходит как германская, в титрах еще упомянут «Беларусьфильм», но поскольку персонажи говорят по-русски, а в основе – повесть любимого и читаемого рожденными в СССР Василя Быкова, и раз дело происходит в Великую Отечественную – то фильм вроде как наш тоже.

Но вот неувязка: чистый русский язык без намека на говор и белорусский акцент кажется чуть ли не главным просчетом создателей картины. Западному зрителю, конечно, все равно, он славянских диалектов не различает, но деревенские мужики с идеальной речью смотрятся засланными из столичного театра казачками. В повести Быкова, если кто, к его упущению, не читал, – три главных героя: Буров, Войтик и Сущеня. Двое первых – партизаны, посланы из леса казнить третьего. Сущеню считают предателем, потому что он работал на железной дороге, вместе с товарищами развинтил рельсы и пустил под откос поезд, всех поймали и повесили – а его, Сущеню, отпустили. Жив – значит, виноват. Помилованный и не спорит. Хотя перед акцией он отговаривал товарищей, предупреждал, что их легко вычислить. Так что если и чувствует за собой вину, так потому, что не остановил. Партизанский расстрел затягивается – Сущеня тщательно выбирает место, где умереть. Буров с непрошеной симпатией идет пленнику навстречу, и в итоге троица нарывается на полицаев. Бурова рянят, Сущеня на своих плечах вызывается отнести его в отряд. Но будет еще одна ночь в лесу, еще полицаи, короче – не дойдут. Как и в повести, условно настоящее время перемежается флеш-бэками, которые раскрывают подноготную каждого участника конфликта, кто на самом деле трус и предатель, а кто – правильный человек. Настоящее время, то, что в туманном лесу, течет в фильме Лозницы очень медленно. И все это время вынуждены коротать на экране три неизвестных широкой аудитории актера, что удается им с переменным успехом. С явным облегчением действие оживляется, когда напряженный треугольник разбавляют дополнительные характеры, жена Сущени (Юлия Пересильд), мать Бурова (Надежда Маркина), партизаны, полицаи (особенно колоритен тот, кого сыграл Борис Каморзин).

Угадывается намерение режиссера вписать и даже визуально растворить своих персонажей среди шелестящих деревьев, опавших листьев, мха, перелеска. Ощущается старание проявлять внимание к мелким деталям на заднем плане, когда действие перемещается в оккупированный немцами населенный пункт. Но что-то не складывается, словно искусственное воссоздание реальности не дается бывшему документалисту, привыкшему созерцать и показывать жизнь такой, как она есть, а не организовывать ее на площадке.

Трудно предугадать, как отреагирует на фильм «В тумане» каннское жюри. Пресса, скорее, сдержанная, но благожелательная, по окончании сеанса картине поаплодировали. Реакция на предыдущую ленту Сергея Лозницы «Счастье мое» в Каннах, пожалуй, была громче. Впрочем, в этом году общий уровень программы выше, конкуренция острее, затеряться немудрено.

В российском павильоне на кинорынке тем временем представили очередной проект. Актриса Чулпан Хаматова и Роскино собираются делать фильм про Маяковского. Режиссером будет Александр Шейн, одну из ролей, музу поэта, сыграет Наталья Водянова. В основе сценария – труды Аркадия Ваксберга, одного из ведущих специалистов по Маяковскому и автора книги о Лиле Брик.

А накануне в конкурсе показали долгожданную экранизацию культового американского романа Джека Керуака «На дороге». Фильм посвящен послевоенному поколению «битников»: они искали пределы свободы, личной и творческой и заходили в своих поисках далеко. Все персонажи книги списаны с реальных поэтов, писателей и их муз. Роман еще в конце 50-х сам Керуак хотел экранизировать с Марлоном Брандо. Потом проект многие годы лелеял Фрэнсис Форд Коппола. Наконец, его удалось реализовать бразильскому режиссеру Уолтеру Саллесу. Он собрал симпатичную команду молодых актеров, среди которых Сэм Райли, Кристен Стюарт, Кирстен Данст и Вигго Мортенсен, и в создании атмосферы роуд-муви однозначно преуспел. От Саллеса, выступавшего тут же в Каннах на родном бразильском материале и помощнее, ожидали, вероятно, большего. Но когда иллюстрируешь роман, то невольно загоняешь себя в рамки, дабы передать дух и букву. И получается, что герои у тебя – либертины, неприкаянные экстремалы, экспериментаторы в области секса, наркотиков и… нет, еще не рок-н-ролла, а пока что джаза, – но приходится их контролировать, держать всех в узде, потому что – надо же построить внятное повествование. 

Вигго Мортенсен, сыгравший как бы Уильяма Берроуза, своего рода гуру бит-молодежи, – уверял, что герои Керуака как раз сегодня стали актуальны, как 60 лет назад. Мотивы бунта против авторитетов, на почве усталости от затяжного экономического кризиса, должны найти отклик у современных молодых людей. «Президент Трумэн призывал снижать стоимость потребительской корзины», – декларируют герои фильма, когда крадут продукты из магазина и бензин с заправки. Дух протеста и противоречия объединяет антиглобалистов, «оккупантов» Уолл-стрит – с битниками. Ну и желание посмотреть мир и показать себя, конечно, тоже сближает.