Впервые о конкретике

Евгения Новикова
25 мая 2012, 19:07

Иран согласился: главное в переговорах с «шестеркой» - его ядерная программа, а не иная глобальная тема. Еще один важный результат встречи – назначение даты и места следующего раунда переговоров. Переговорщики не разочарованы: на прорыв в ходе багдадской встречи не рассчитывал никто. Санкции будут продолжены до достижения реальных результатов

Иллюстрация: Эксперт Online
Иран согласился: главное в переговорах с «шестеркой» - его ядерная программа, а не иная глобальная тема

Багдад. Хроники встречи

Двухдневные переговоры «шестерки» международных посредников с Ираном по его ядерной проблеме не привели к прорыву, однако традиционной неудачей их не назовешь. Три раунда дискуссий позволили обменяться пакетами конкретных предложений, хотя принять за основу один из них или согласовать компромиссный не получилось.

Несмотря на скудость информации, по обрывкам официальных комментариев и мнений, высказанных в кулуарах,  удается восстановить общий ход событий. В ходе первого дня встречи Тегеран выдвинул «шестерке» некий пакет предложений из пяти пунктов. Что это были за предложения,  ни одна из сторон не сообщает. Однако, по словам иранских чиновников, они «базируются на принципах ДНЯО (Договора о нераспространении ядерного оружия), а также принципах "пошагового" подхода и взаимности, которые были выработаны во время обсуждений в Стамбуле» на основе так называемого «Плана Лаврова», предложенного главой российского МИД задолго до стамбульского раунда. Позже, подводя итоги встречи, глава иранской делегации Саид Джалили пояснил, что предложения ИРИ охватывают как ядерную, так и неядерную сферы, в частности, предлагается объединить усилия в противостоянии морскому пиратству и в борьбе с наркоугрозой.  (Иран не впервые пытается сменить тему дискуссии, переводя ее из плоскости ядерной программы в более широкий формат глобальных проблем. Попытка добавить в повестку пиратов и наркоугрозу — из числа тех же приемов. «Шестерка» обычно на такие попытки отвечает довольно жестко и дискуссия прекращается).

Иранцы ждали ответа на свои предложения к вечеру среды, первого дня встречи. Но заседание было перенесено на четверг, по-видимому, «шестерке» было сложно прийти к единому мнению насчет иранских предложений. Наконец, стало известно, что международные переговорщики выступили с контрпланом. Во всяком случае, со ссылкой на главу европейской дипломатии Кэтрин Эштон, СМИ сообщали, что «шестерка» приготовила несколько «новых предложений» иранцам. Что за предложения — опять же неизвестно. Однако судя по реакции ИРИ, заявившей, что страна не намерена обсуждать вопрос о реализации своей ядерной программы, поскольку считает ее своим неотъемлемым суверенным правом, «шестерка» предложила Тегерану остановить обогащение урана. Никакой экзотики в этом предложении нет: известно, что ИРИ приступила к дообогащению своего 3%-го урана до 20%, необходимых, как утверждают власти страны, для работы Тегеранского реактора, вырабатывающего изотопы для медицины. Это вызвало еще большее беспокойство, чем наличие в Иране огромного количества низкообогащенного урана. (Из-за нежелания дообогащать его на территории третьей страны Иран попал под санкции два года назад).

Накануне встречи в Багдаде замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков сообщил, что Россия предложит Ирану остановить обогащение урана до 20%. По его словам, если ИРИ обозначит «готовность к движению в этом направлении», то «шестерка» должна будет предоставить Тегерану практические свидетельства выгоды от такого шага. Достоверно неизвестно, что произошло в Багдаде, а именно: когда Иран возмутился и ответил тирадой о «неотъемлемом праве» на мирный атом — сразу же после того, как тезис был выдвинут «шестеркой», или же после того, как ознакомился с ответными шагами мирового сообщества, которые счел мизерными по сравнению со своими. Примечательно еще и то, что участники иранской делегации опровергли информацию о том, что «шестерка» вообще выдвинула какие-либо предложения. Как сообщило китайское агентство «Синьхуа» со ссылкой на Талиба Махди, представителя делегации из ИРИ, уменьшать уровень обогащения урана переговорщики не предлагали: «Мировые державы не делали никаких предложений по сокращению степени обогащения урана с 20% до 5% в обмен на ослабление санкций, введенных против Ирана. Иран принял бы подобное предложение, так как оно означало бы явное международное признание права Ирана на атомную энергетику».

В российском МИДе сегодня разъяснили, что Ирану были представлены «конкретные предложения по дальнейшим шагам в отношении урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы, включая возможные решения, связанные с продолжающимися в Иране работами по обогащению урана до 20-процентного уровня. Также были обозначены конкретные инициативы «шестерки», предусматривающие позитивные стимулы для Ирана в качестве ответных шагов. Со стороны Ирана было заявлено о готовности к дальнейшему обсуждению проблематики 20-процентного обогащения наряду с обсуждением целого ряда других интересующих Тегеран вопросов, включая признание его права на обогащение». Таким образом, «шестерка» все же говорила о 20% уране и Тегеран все же готов обсуждать компромисс в этом деле, правда, в увязке с другими вопросами. Возможно, иранская делегация не была уполномочена властями страны заходить в обсуждении этого вопроса так далеко, поэтому предпочла весьма простой и в то же время заведомо проигрышный ход — ввести в заблуждение  прессу.

Другого и не ждали

Спустя полсуток с момента завершения встречи, участники комментируют итоги. Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Саид Джалили, глава иранской делегации, предварил анализ итогов заявлением о неотъемлемом праве иранцев на мирный атом. Далее сообщил, что «состоялся подробный и откровенный разговор, который пока остался незавершенным. Стороны ближе познакомились с позициями друг друга, изложили свои идеи». Он дал понять, что ИРИ чувствует дискомфорт, ведя переговоры в условиях санкций: «Переговоры имеют шансы на успех, когда не сопровождаются разрушительными процессами. Это для нас принципиально». Но ведь мировое сообщество на это и рассчитывало: заставить Иран идти на уступки в переговорах под давлением санкций, так как без этого Тегеран достигать компромисса не хочет. Теперь, находясь под четвертыми по счету санкциями ООН и под односторонними американскими и европейскими, Тегеран подает важные сигналы: «Один из главных вопросов — это мирное использование атомной энергии, получение энергии зависит от ядерного топливного цикла и обогащения урана. Мы делаем акцент на том, что это неотъемлемое право иранской нации, прежде всего, право на обогащение урана. Мы считаем, что возможность диалога дает нам шанс мирно решать вопросы в разных сферах. В ходе переговоров обе стороны провели важную и серьезную дискуссию. Мы рассмотрели серьезные предложения по поводу сотрудничества, касающегося иранской ядерной программы». Вместе с тем, в делегации Саида Джалили были и пессимисты, рассказавшие прессе, что дискуссия шла в «тяжелой атмосфере», а результата нет — из-за позиции США.

Кэтрин Эштон, глава европейской дипломатии, тоже подвела итоги для прессы. «Мы ожидаем от Ирана незамедлительных практических шагов, направленных на то, чтобы эти сомнения (в немирном характере ядерной программы Ирана — «Эксперт Online») были развеяны. Шагов, которые способствовали бы созданию климата доверия. Мы ожидаем, что Иран будет действовать согласно своим международным обязательствам», — заявила баронесса. Она признала, что переговоры «были напряженными, детально и всесторонне обсуждалась тема обогащения урана до уровня 20%». Эштон признала факт нестыковок в подходах и факт необходимости скорейшей новой встречи: «Обе стороны хотят добиться прогресса, есть некоторые точки соприкосновения. Тем не менее сохраняются значительные разногласия». И все же «шестерка», по словам баронессы, «ободрена тем, что в первый раз обсуждали конкретные вещи».  Официальный представитель главы европейской дипломатии Майкл Манн отметил новации нынешних переговоров: «Это первый раз, когда Иран обязуется обсуждать свою ядерную программу. Мы договорились, что главный вопрос — это ядерная программа, и озабоченность международного сообщества заключается в том, чтобы эта ядерная программа использовалась только в мирных целях, а не в военных».

Американцы тоже подвели итоги: как заявил официальный представитель Белого дома Джей Карни, чрезвычайно позитивен тот факт, что договорились о следующей встрече.

Он заверил, что Вашингтон не надеялся на прорыв в ходе переговоров в Багдаде: «Мы рассчитывали увидеть прогресс и надеялись на серьезное отношение со стороны Ирана. И в этом плане наши ожидания оправдались». Госсекретарь США Хиллари Клинтон подтвердила, что давление на ИРИ продолжится до достижения результата. «Мы выдвинули детальные предложения, касающиеся всех аспектов 20-процентного обогащения урана, основывающиеся на конкретных и поэтапных взаимных шагах, — рассказала она. — У нас состоялись интенсивные дискуссии с иранцами по поводу нашего предложения». Разногласия есть, но «мы будем стремиться урегулировать эти разногласия во время следующего раунда переговоров, который состоится в Москве 18-19 июня», пообещала она.

Примечательно, что глава делегации США на багдадских переговорах Уэнди Шерман сразу же направился к своему союзнику в регионе — в Израиль, чтобы заверить: Вашингтон помнит обязательства по безопасности Израиля.

Новый глава МИД Франции Лоран Фабиус назвал переговоры с ИРИ «продолжительными и обстоятельными». Париж возлагает большие надежды на новый московский раунд, сообщил он. «Необходимо, чтобы Иран дал конструктивный ответ на наши предложения. Это откроет путь для подлинного диалога и приведет к конкретным результатам, — заявил Фабиус. — В противном случае мы будем вынуждены принять новые меры».

Глава МИД Великобритании Уильям Хейг поддержал идею баронессы Эштон по поводу создания климата доверия: «"Шестерка" готова принять конкретные меры для того, чтобы повысить уровень доверия».

Глава китайской делегации, помощник министра иностранных дел КНР Ма Чжаосюй, оценил результат как позитивный: «На этом раунде переговоров был достигнут новый прогресс. Все стороны выразили желание продолжить движение вперед, найти пути надлежащего решения иранской ядерной проблемы путем диалога на основе принципов поэтапности и паритетности». Он отметил, что в деле переговоров с ИРИ обе стороны должны «проявлять терпение, гибкость». 

Итак, резюмируя, необходимо отметить: все довольны и другого не ждали. Важнейший позитив — назначение конкретной даты, места и темы следующей встречи: 18-19 июня, Москва, 20-процентное обогащение.