Восточный вектор Минска

Валентин Мальцев
31 мая 2012, 09:58
Фото: AP
Россия надеется, что Белоруссия вот-вот начнет приватизацию госсобственности

Сегодня, 31 мая, новый старый российский президент Владимир Путин совершает свой первый международный визит. Не случайно объектом для первого «явления Путина» международному сообществу в новом, президентском качестве выбран Минск. Между странами накопилось множество противоречий. Россия надеется, что Белоруссия вот-вот начнет приватизацию госсобственности, а Александр Лукашенко рассчитывает без всяких условий и скидок получить от Москвы новые кредиты. На компромиссы, как показывают события последнего года, стороны идут крайне и крайне неохотно.

Очевидно, для того чтобы у него было больше аргументов, белорусский президент активно стал развивать «восточный» вектор своей внешней политики. Так, за спиной у Москвы Лукашенко активно пытается выстроить хорошие личные отношения с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Последняя встреча между двумя руководителями состоялась в Минске 13-14 мая. Эксперты говорят о том, что Лукашенко хочет заручиться поддержкой казахского коллеги на случай особо тяжелых переговоров с Россией по вопросам сотрудничества в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства. Вдвоем им спорить с Кремлем будет проще, чем поодиночке.

В то же время нельзя не отметить, что в мае Лукашенко успел принять у себя и главу Туркменистана, и делегацию из Китайской Народной Республики. Батька даже как-то пространно заявил, что хочет видеть в Китае «третью внешнеполитическую опору» – после России и Европы. Что это значит в терминологии белорусского лидера, не совсем понятно, но очевидно, что Лукашенко разочаровался в сотрудничестве как с Европой, так и с Россией.

С Туркменистаном у Белоруссии могут быть сугубо экономические отношения. В частности, Минск рассчитывает на получение от нового партнера газа (это поможет находить аргументы в будущих переговорах с Россией насчет цен) и инвестиций в области разработок месторождений калийных удобрений. Ранее вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко официально признал, что стране нужно готовиться к подорожанию российского «голубого топлива»: мол, ценовая «передышка» будет только временной. Кремль пошел на уступки, по мнению экспертов, только потому, что ему нужен был полный контроль над белорусской газотранспортной системой. В ближайшее время Россия будет пересматривать газовые контракты. И если у Белоруссии будет альтернатива, добиться от Кремля скидки будет проще. В обмен на поддержку в переговорах с РФ Лукашенко обещает союзнику «окно в Европу». «Казахстанцы должны знать и понимать, что на западной границе у них есть надежный друг, братья, которые готовы представлять интересы Казахстана в Европе», – заявил он.

Ходят слухи о том, что есть у Белоруссии и интерес к казахской нефти. Нефтепродукты составляют основу белорусского экспорта, но Россия при помощи экспортных пошлин заставляет соседа делиться сверхприбылями. Найти альтернативу российским поставкам Лукашенко пока так и не смог: проекты с Венесуэлой и Азербайджаном в этой области фактически пришлось прикрыть из-за высоких транспортных расходов. Потенциал у новой затеи белорусской власти есть: Казахстан ежегодно переправляет через Белоруссию 4 млн тонн нефти для Западной Европы. Единственная загвоздка – политическая воля Кремля. Этот тезис недавно подтвердил посол Казахстана в Белоруссии Ергали Булегенов в интервью белорусскому телевидению 20 мая: «В первую очередь белорусскую сторону интересуют энергоносители. Но нужно сказать, что этот вопрос решается не в наших двусторонних отношениях, а в трехсторонних. Это обязательно, так как мы не имеем границ с Белоруссией, через Россию – все наши трубопроводы». Терять статус монополиста Москва явно не собирается.

Похожая ситуация и с калийными удорениями. Белоруссия давно хочет продать часть акций флагмана своей промышленности – «Беларуськалия». Но загвоздка в том, что активный интерес к предприятию проявляет только Россия, которую не устраивает заявленная Лукашенко цена завода – 30 млрд долларов. Кремль считает, что актив стоит дешевле, но белорусская власть ни на какие компромиссы идти не хочет. Если допустить, что активом заинтересуется Туркменистан, Россия действительно может стать сговорчивее.

От Китая Лукашенко ждет кредитов и инвестиций. Беда только в том, что КНР своим зарубежным партнерам «чистых» денег не дает, а лишь предлагает инвестиции – при условии что осваивать их, опять же, будут китайские компании и китайские рабочие. Никаких компромиссов Лукашенко также добиться не может.

Как бы то ни было, все эти попытки Лукашенко наладить выгодные для себя связи с Востоком в обход России не могут не раздражать Кремль. Это дает основания предполагать, что переговоры между Путиным и Лукашенко будут очень сложными.