Василий Сигарев: «Жить – нужно»

Москва, 15.06.2012
Премьера «Жить» Василия Сигарева стала одним из самых сильных впечатлений минувшего «Кинотавра». В 2009 году драматург и режиссер Сигарев завоевал в Сочи Гран-при за дебют «Волчок». Следующий фильм «Жить» удостоился на фестивале трех наград: Василий Сигарев получил приз «за лучшую режиссуру», а Алишер Хамидходжаев «за лучшую операторскую работу», также картине был присужден приз Гильдии киноведов и кинокритиков. Три главных героя сталкиваются со смертью близких людей, однако не находят в себе сил их отпустить. В интервью нашему корреспонденту Василий Сигарев рассказал о том, что мертвые могут обитать рядом с живыми, и о том, что у каждого свой способ пережить трагедию.

Кадр из фильма «Жить»

– Ваш дебют «Волчок» можно назвать страшной сказкой. Новый фильм это трагедия под названием «Жить». Как бы вы сами определили жанр этой картины?

– Я не люблю чистые жанры. Мне вообще с жанрами сложно. Все теоретические обоснования кажутся мне искусственными. Я пишу и снимаю на стыке жанров: трагедии и драмы. Если говорить о роке, который присутствует в трагедии, то в нашем фильме он есть, но люди ему не подчиняются. Вступают с ним в поединок. Иногда приходят в этой войне к логическому завершению: либо проигрывают, либо выигрывают.

Сценарий «Жить» состоит из трех историй. На обсуждении фильма вы сказали, что героя (Евгения Сытого), который заканчивает жизнь самоубийством, можно считать вестником трагедии. Для чего вам нужна была такая структура?

– Линия героя (Сытого) является сквозной, которая, словно цемент, драматургически связывает истории в единое целое. Сначала он действительно предстает вестником катастрофы, но потом становится понятно, что многие события спровоцированы психологическим состоянием человека. Мозг устроен таким образом, что он способен генерировать образы, которые не поддаются объяснению. Хотя помимо психологии в фильме есть много мистики. Люди по-разному переживают трагедию, выбираются из ямы. Мне не хотелось все сводить к реакции одного персонажа. Кого-то спасли, а для кого-то страшный финал и есть – милость.

В двух ваших картинах «Волчке» и «Жить» есть элементы условного кино. Например: диалоги, закадровый голос, а здесь мертвые, которые оживают. Тем не менее все эти приемы воспринимаются предельно достоверно. Как вы для себя формулируете границу между вымыслом и реальностью?

– Я считаю, что актеры всегда должны играть предельно реалистично, а режиссер может делать с ними все, что угодно. Хоть, как Ларс фон Триер в «Догвиле», помещать их в условные декорации. Вот когда актеры перестают на экране жить, а начинают играть, тогда все и разваливается. От декораций, манеры съемки ничего не зависит. Сейчас я собираюсь поставить комедию, в которой актерам предстоит существовать совсем в иных обстоятельствах. Над сценарием мы планируем работать вместе с моим любимым писателем – Андреем Ильенковым. Я напишу одну половину, Андрей другую, а затем он еще появится вместе с Яной Трояновой в одной из главных ролей.

То есть от актеров вы ждете только органики?

– Я считаю, что задачи актерам всегда диктует сам текст. Допустим, с Яной Трояновой я вообще не работаю. Она мой текст знает, чувствует его. Все легко сама делает. Я не верю в метод, какие-то сверхзадачи, которым учат в театральных институтах. Из них кино не рождается.

Во время обсуждения «Жить» на «Кинотавре» вы рассказали, что не только писали сценарий под конкретных актеров, но изначально рассчитывали, что фильм будет снимать Алишер Хамидходжаев. Какого эффекта вы добивались от изображения?

– Когда я писал сценарий, то видел кадры Хамидходжаева, которые только он может снять и никто иной. Иногда я даже не показывал оператору, что мы будем делать на площадке, чтобы он включался спонтанно. Но это не всегда возможно, потому что кино – процесс постановочный, требующий репетиций. Я знаю, что Троянова иногда его специально провоцировала, чтобы он «облажался». Ведь Хамидходжаев всегда такой точный. Ну, а если серьезно, то мне хотелось привнести в его документальную стилистику живопись, даже «картиночность», если можно так сказать. Сам он всего этого не любит.

Действие фильма разворачивается в городке Суворов Тульской области. Однако сюжет не привязан к конкретному месту, провинции, мог произойти где угодно?

– На самом деле эта история могла произойти и в Москве. Мне просто визуально больше нравится провинция. Хотя я и в Москве видел места, которые бы подошли для картины. В принципе если поискать, то все найдется. Москву можно снять так, что ее невозможно будет узнать. Например, как Нью-Йорк или глухую провинцию. Просто сложно получать разрешения за бешеные деньги, чтобы постоять на лестнице. Москва зажравшийся город, необоснованно зажравшийся. Я вообще считаю, что нужно оттуда выводить активы, чтобы люди поработали и увидели другие места. Урал, Свердловская область зарабатывают огромные деньги, но нам достается всего десять процентов. Остальные деньги уходят в федеральный бюджет. А Москва – это город, в котором прибыль приносит только одна аренда, а все деньги оседают в частных руках.

Можно ли сказать, что в финале вашего фильма все-таки есть сдвиг в сторону катарсиса? Героиня Яны Трояновой, преодолевая себя, выходит на улицу. Мы видим ее на остановке. Эта сцена становится метафорой обновления.

– Для меня – это светлый финал. Я знаю, что вообще из фильма можно вынести либо что-то светлое, либо нет. Все зависит от конкретных людей, личностной интерпретации, способности к восприятию. Я считаю, что люди, которые такой опыт прожили, некоторые из них, будут способны понять, что жить – нужно.

Вы ведь не только режиссер, но еще и замечательный драматург. Что вы делаете сейчас для театра?

– Я сейчас жду, пока Олег Павлович Табаков посмотрит «Жить», потому что хотел бы поставить в «Табакерке» «Вий». Если он увидит, что я не просто драматург, а еще могу ставить спектакли, то тогда этим займусь.

Неожиданно, там появится Яна Троянова?

– Да. Я без нее не работаю.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Президентские выборы в США пойдут не по сценарию
    Американцы оказались в небывалой ситуации. Под вопросом не только традиционная процедура голосования, но и сами выборы
  2. Аналитики Reuters дали прогноз по курсу доллара
    Доллар теряет привлекательность, но сохраняется большая вероятность резкого повышения спроса на надежные валюты во второй половине года
  3. Ситуация в США накаляется
    Несмотря на введение комендантского часа в ряде американских городов волнения в США не стихают. Белый дом не исключает применения армии
Реклама