Некультурная революция

Вера Донец
7 июня 2012, 16:29
Фото пресс-службы
Вера Донец

Для Государственной Третьяковской галереи нынче наступили смутные времена. В конце мая сотрудники отдела лекционной работы узнали о ликвидации отдела в связи с приказом генерального директора музея И.В. Лебедевой.

Для опытных сотрудников это стало неожиданностью, поскольку никаких серьезных претензий отделу не предъявлялось. Лекционная работа всегда была одним из приоритетов научной и просветительской работы Третьяковки. Можно представить, сколько москвичей и гостей столицы прослушали лекции за 25 лет работы лекционного сперва сектора, а потом отдела. Двести тем представляли сотрудники музея! Такого успеха не знает ни один другой музей Москвы.

Но директор ГТГ утверждает, что лекторий в его нынешнем виде устарел, стал громоздким и нерентабельным. По собственному признанию И.В. Лебедевой, эти замечания основывались на изучении афиш лектория. То есть, не посещая лекции, не видя реакции публики, не используя сколько-нибудь серьезные социологические выкладки, руководитель музея решила, что можно свернуть работу отдела, кардинально сократить количество лекций (в частности, совершенно убрав из программы «малышовые» темы, потому что «детям вредно сидеть в темном зале, пусть ходят по экспозиции»).

Организацию нового лектория планируется поручить диспетчерам экскурсбюро. Люди, знакомые со спецификой работы музеев, понимают, что эта идея абсурдна. Лекционная работа особая. Фактически лекторий – живой организм, «выращивание» которого заняло у сотрудников лекционного отдела годы. И если у дирекции назревали какие-то предложения по модернизации лектория, то мы вправе спросить, почему они никогда не обсуждались с отделом и лекторами, обладающими очень большим опытом и, главное, заинтересованными в новых формах работы? Каждый сезон сотрудники отдела по собственной инициативе обновляли тематику, учитывая интересы и запросы публики. Особенно пестовали детский лекторий, стараясь расширить круг предлагаемых тем, «расцветить» представления детей об окружающем мире, об искусстве. Сотрудники лектория вправе считать эту работу успешной, поскольку ежедневно слышат многочисленные отклики слушателей. Впрочем, теперь помимо благодарностей им приходится слышать и сетования родителей, недоумевающих, куда же еще они могут повести малышей, чтобы рассказать им о русском искусстве.

Горько и страшно сознавать, что разрушение прежнего лектория не приведет к чему-то лучшему. Мы прекрасно понимаем ситуацию, знаем, что здравой, плодотворной альтернативы работе лекционного отдела попросту не существует, а желающих вести «детский лекторий», кроме «старичков» лекционного отдела, практически нет. Почему надо разрушать до основания то, что можно развивать и совершенствовать? Почему руководство галереи не ценит то хорошее, что успели сделать сотрудники за четверть века? Почему так бросаются настоящими профессионалами, предлагая им вакансии от экскурсовода до продавца непродовольственных товаров в галерее? Почему нельзя, пусть даже частично, пусть в другой организационной структуре, сохранить успешно работавший коллектив? Почему предпринятая «оптимизация» игнорирует мнение и интересы посетителей Третьяковки?

Подобных вопросов немало, и нам хотелось бы непредвзятого, всестороннего и компетентного анализа сложившейся ситуации. Иначе следующего лекционного сезона в одной из лучших галерей России попросту не будет.