Переформулирование

Али Алиев
8 июня 2012, 09:02

Зампред правления «Газпрома» Александр Медведев, выступая на Мировом газовом конгрессе, дал понять, что в связи с ростом нефтяных цен в перспективе возможен пересмотр принципов контрактного ценообразования на экспортируемый Россией газ.

Иллюстрация: Эксперт Online
«Газпром» согласен на пересмотр контрактного ценообразования, но не сразу и не сейчас

«Контракты могут строиться как на принципах спотового ценообразования, так и на соответствии цен на альтернативные энергоресурсы, – отметил Александр Медведев. – Мы считаем, что контракты, базирующиеся на цене ресурсов-заменителей, в максимальной степени могут быть адаптированы к целям обеспечения устойчивого развития отрасли. Новизна может состоять в том, что в качестве альтернативного энергоресурса для определения цен в будущем можно было бы выбрать не истощаемый ресурс, а возобновляемый». Такой как, к примеру, цены на электроэнергию, которая получается из возобновляемых источников. «А пока этого не произошло, нужно весьма осторожно относиться к предложениям об отказе от индексации по нефтяным ценам», – подчеркнул замглавы «Газпрома».

Александр Медведев полагает, что именно долгосрочные контракты обеспечивают инвестиционную привлекательность добычи и транспортировки газа, и они до сих пор сохранили свою актуальность как средство разделения рисков.

Напомним, что зимой этого года встал вопрос о резком увеличении поставок российского газа в Европу в связи с сильными холодами. Анализируя ситуацию, Александр Медведев отмечал, что курс на слом действующей и доказавшей эффективность модели газового рынка в континентальной Европе привел к негативным последствиям и проявил системные недостатки проведенных реформ. В кризисной ситуации спотовые рынки и возобновляемые источники энергии оказались неспособными обеспечивать возросший спрос, что подтверждает их балансирующую, а не определяющую роль на газовом рынке континентальной Европы, говорил он. При этом, по его словам, недостаточная развитость спотовых рынков делает их максимально уязвимыми для любых шоков. В связи с этим, говорил Александр Медведев, идея газовой привязки в ценообразовании к спотовым ценам обрекает всю устойчивость газовой торговли на произвол спекуляции.

В настоящий момент контрактная цена на газ «Газпрома» для европейских потребителей рассчитывается исходя из стоимости корзины нефтепродуктов с задержкой в шесть месяцев, напоминает содиректор аналитического отдела «Инвесткафе» Григорий Бирг. «То есть в ситуациях, когда текущие (спотовые) цены на нефть и газ снижаются по той или иной причине, контрактная цена может превышать спотовую, – говорит он. – В таких случаях учащаются требования потребителей "Газпрома" привязать контрактную цену к спотовой. Это лишь попытка снизить затраты на газ, и иногда это им удается. Ряд европейских потребителей добился скидок на газ до 10%».

На взгляд аналитика, текущие рыночные условия в будущем будут быстрее влиять на контрактные цены, но полной привязки к спотовым ценам ожидать нелогично. «"Газпром" сотрудничает со своими потребителями на долгосрочной основе, которая отражает стратегическую важность бесперебойных поставок энергоносителей, – отмечает он. – Для этого требуется планировать вложения в добычу и инфраструктуру, а в обмен на долгосрочный контракт потребители получают гарантии бесперебойных поставок газа в полном объеме. Именно поэтому отказа от принципа долгосрочных контрактов ждать не стоит».

Что касается возобновляемых ресурсов, то аналитику не совсем ясно, как к такого рода ресурсам привязать цены на газ. «Если у "Газпрома" есть претензии к ликвидности существующих газовых рынков, то высоколиквидных рынков в вышеупомянутых ресурсах нет, – рассуждает он. – Но в принципе логика ясна. Если привязывать цены на газ к истощаемому ресурсу, то цены на газ будут со временем расти. В то же время будь они привязаны к возобновляемому ресурсу, то текущая цена отражала бы спрос и предложение, а не тот факт, что запасов становится все меньше и меньше».

Требование пересмотра формулы исчисления цен на газ вполне справедливо, так как объективно существуют колебания спроса и предложения, считает аналитик ИФК «Солид» Дмитрий Лукашов. «Однако точно так же существует объективное долгосрочное увеличение мирового спроса на углеводороды при постепенном исчерпании ресурсов. Поэтому я думаю, что "Газпром" еще сможет сказать своим европейским партнерам: "А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь". Альтернативы российскому газу в мире пока нет. Не думаю, что махинации с расчетами способны уменьшить цену в долгосрочном периоде, – говорит он. – Другое дело, что в начале этого года в Европу стал поступать ближневосточный сжиженный природный газ. Это привело к заметному сокращению экспорта "Газпрома". Соответственно, зарубежные потребители не могли не воспользоваться таким удачным шансом и затеяли пересмотр условий ценообразования».

Начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ «МЭФ-Аудит» Константин Гречухин полагает, что весь вопрос сейчас заключается в том, что именно в конечном итоге при текущем уровне ценовой ситуации на рынках энергоресурсов будет выше или ниже – конечная цена газа, формула которой рассчитана с привязкой к нефтяным ценам или же к возобновляемым источникам энергии. «Европейские страны настаивали на пересмотре формулы. Однако сейчас цены падают именно на нефть. А возобновляемые источники энергии еще не так дешевы, – говорит он. – Здесь важно понять, о каких именно источниках идет речь? Либо это альтернативные источники: энергия солнца, ветра и т.д. Либо другие возобновляемые, к примеру, ГЭС. Альтернативные источники еще недешевы, хотя в последние годы с развитием технологий стоимость энергии, полученной с их помощью, существенно снижается».

С другой стороны, отмечает аналитик, нужно смотреть на ситуацию с развитием спотового рынка СПГ, поскольку за ним хорошее будущее. «В настоящее время более стабильны долгосрочные контракты. Риски могут минимизироваться, но трудно предсказать, какими плюсами или минусами обернется та или иная кризисная ситуация, – рассуждает он. – Результаты развития рынка СПГ дадут о себе знать уже в среднесрочной перспективе. Затем, скорее всего, изменятся и условия заключения долгосрочных контрактов на поставку трубопроводного газа. А за это время неизвестно, насколько станут дешевле альтернативные источники энергии».

В отсутствие единого глобального рынка газа цены по газовым контрактам, как правило, рассчитываются на основе какой-то оценки стоимости замещения потребности в газе другими энергоносителями, отмечает аналитик «Allianz РОСНО управление активами» Ариэл Черный. «То есть теоретически вместо газа можно было бы использовать в котельных нефть, поэтому изменение цен на газ по долгосрочным контрактам можно привязать к изменениям цен на нефть, как это делает "Газпром". Или к корзине из нефти и нефтепродуктов, угля, даже электроэнергии в той или иной пропорции. Однако как такую корзину ни строй — нельзя сказать, что одна формула более "справедлива", чем другая. Точнее, всегда можно найти убедительные аргументы в пользу каждого конкретного варианта, – полагает он. – Единственный же по-настоящему "справедливый" вариант – сравнивать цену газа с ценой газа. Сейчас, по мере увеличения объемов поставок СПГ и, следовательно, развития спотового рынка газа, такая возможность все более доступна. Именно сравнение с ценами на спот-рынке не дает покоя клиентам "Газпрома", требующим пересмотра цен: цены на спот-рынке до полутора раз ниже, чем цены российского концерна».

«Газпром» по мере сил отбивается, и одним из шагов в этой борьбе является такое экзотическое предложение, как привязка стоимости газа к стоимости электроэнергии, получаемой с помощью возобновляемых источников. «Вряд ли оно устроит покупателей российского газа – цены все равно останутся высокими, так как электроэнергия из возобновляемых источников пока стоит дороже традиционных энергоресурсов. Тем не менее передышку "Газпром" получит, – говорит аналитик. – В конечном же итоге, на наш взгляд, цены по долгосрочным контрактам должны будут "привязаться" именно к ценам на газ, например, к ценам на спот-рынке. Конечно, долгосрочные контракты дают преимущество стабильности и прогнозируемости цен, и за эту стабильность к ценам на спот-рынке может и должна быть прибавлена премия, которая и будет основным предметом торга. Тогда, в самом общем виде, "справедливая" цена по долгосрочным контрактам будет складываться как средняя на спот-рынке за определенный период плюс сколько-то процентов "премии за стабильность"».

Каждый из поставщиков/потребителей самостоятельно решает, когда его перестают устраивать прежние взаимоотношения и требуется перейти на новые, отмечает  ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов. «В данном случае для кого-то этот момент настал сейчас, на "Газовом конгрессе" в Малайзии. Собственно, вопросы к данной формуле расчета цены на газ были всегда, но тем не менее на протяжении нескольких десятилетий все ею успешно пользовались, находя компромисс между поставщиками газа и его потребителями. Вот и сейчас кто-то выступил с предложением пересмотреть ее, – говорит он. – Но в нынешнем случае рискну предположить, что это продиктовано не желанием немедленно изменить формулу, а приглашением к более серьезной и уже ко многому обязывающей ее участников дискуссии».

Дискуссия эта, по мнению аналитика, если она развернется и будет подкреплена расчетами и выводами, а также будет базироваться на максимально широком составе участников, вполне может привести к принятию решения и изменению цены на газ. «И "Газпром" может пойти на пересмотр нынешней формулы цены, если сторонники этой точки зрения смогут доказать компании необходимость этого шага, а также будут учтены все доводы российского концерна и других производителей газа, – полагает он. – Достичь компромисса вполне реально. Предложение использовать в качестве основы цену на возобновляемые ресурсы лишь одно из нескольких, у него есть свои плюсы и минусы, которые надо внимательно изучать. Но не факт, что именно этот ресурс будет выбран в качестве основы для расчета цены на газ. Использование "условного топлива" – лишь один из вариантов, который, скорее всего, будет рассматриваться участниками газового рынка, но, опять-таки, нет никаких гарантий, что именно оно будет выбрано в качестве основы».

Вообще, отмечает Дмитрий Баранов, сейчас с уверенностью можно утверждать одно – что процесс пересмотра цены будет долгим и непростым, ожидать изменений стоит лишь через несколько лет.