Кто заменит Иран на рынке нефти?

Константин Симонов
генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности
2 июля 2012, 14:19
Фото: AP
Пожалуй, в сложившейся ситуации проблем больше у ЕС, нежели у Ирана

Начало второго полугодия принесло россиянам новые штрафы и новые тарифы. Но и для европейцев эта дата значима, потому что именно к 1 июля необходимо было принять решение по закупкам иранской нефти.

Напомню, что Европейский союз в свое время принял решение отказаться от новых контрактов с Ираном, но старые контракты действовали. То, как развивались события вокруг Сирии и Ирана, а переговоры по иранской программе в Москве завершились ничем, не оставило сомнений – с 1 июля эмбарго ЕС на закупки иранской нефти вступит в действие.

Любопытно, как будет дальше развиваться ситуация. С одной стороны, мы знаем примеры ухода с мирового рынка нефти достаточно крупных стран. Самым ярким примером, конечно, является Ирак, который из-за войны фактически ушел с большой арены на семь-восемь лет. В прошлом году была история с Ливией. Конечно, Ливия – не Ирак, но и она является достаточно крупным производителем.

Если мы посмотрим статистику по 2011 году, то заметим, что Саудовская Аравия достаточно серьезно нарастила добычу нефти и как раз ровно на столько, на сколько Ливия добычу снизила. В 2011 году добыча нефти в Саудовской Аравии выросла на 12,7% (59,2 млн тонн) и достигла 526 млн тонн. Падение добычи в Ливии составило 71%, или 55 млн тонн. Добывали они 77,5 млн тонн, а стали добывать 22,5 млн тонн. Ливия была полностью замещена Саудовской Аравией.

За год добыча в Саудовской Аравии выросла почти на 60 млн тонн. Для России это фантастическая цифра: у нас добыча выросла всего на 6 млн тонн.

Но Иран – более серьезный производитель, и зависимость европейского рынка от Ирана более серьезная. 205 млн тонн – общая добыча в Иране, и 87 млн тонн – собственное потребление. Годовой экспорт – примерно 118 тонн. Понятно, что замещать надо будет не все, потому что Китай и Япония будут тоже брать у Ирана. Нужно найти примерно 20-25 млн тонн для европейского рынка.

Тут-то и возникает вопрос. Саудовская Аравия – это вроде такая палочка-выручалочка, но по ней тоже много разных прогнозов существует, в том числе и негативных. Говорят, что там нефтяной комплекс тоже находится в непростой ситуации, как и в России. Там высокий коэффициент обводненности скважин, гигантские месторождения находятся в стадии падающей добычи. Да, Саудовская Аравия показала по итогам прошлого года, что она может взять и нарастить добычу, чего Россия, к примеру, уже физически не может, но возникает вопрос пределов – так ли уж неисчерпаемы возможности Саудовской Аравии по нефтяному волшебству. Безусловно, Европа играет в рисковую игру.

Для России история с Ираном показательна с точки зрения выбора нашей дальнейшей стратегии. Идея выхода на азиатский рынок, казалось бы, красива – надо диверсифицировать поставки. Но китайский рынок для нас менее прибыльный, чем рынок европейский, а поскольку в России, в отличие от Саудовской Аравии, добыча не растет, то мы понимаем, что, если мы увеличиваем поставки в Китай при растущем внутреннем спросе, значит, мы должны где-то нефть эту брать. Значит, мы будем забирать ее с европейского рынка. И это притом, что благодаря тому же эмбарго на иранскую нефть на европейском рынке появится дополнительная ниша – примерно 20-25 млн тонн, и мы эти денежки, увы, не соберем. Возможно, их соберут саудиты. Ну, и слава Богу, если соберут. Гораздо хуже, если Саудовская Аравия не способна будет прикрыть собой Иран, тогда мировой рынок могут ждать уже очень серьезные пертурбации. И те покупатели, которые потирают руки, видя, как падает цена на нефть, могут очень сильно удивиться уже в ближайшее время, потому что цена на нефть снова пойдет вверх и вернется к отметке в 100-120 долларов за баррель.