Они создали Курдистан

Евгения Новикова
30 июля 2012, 19:21

История последних дней свидетельствует о поступательном движении к созданию Большого Курдистана. Сирийские курды де-факто создали свою страну и не намерены ее никому отдавать. Об этом представители курдского населения северной Сирии сообщают миру. Турецкие курды на страницах турецких СМИ рассуждают о создании автономных курдских территориальных образований в Иране, Турции и Сирии по типу Иракского Курдистана. Иракские курды вступают в противоборство с центральной властью Багдада. Передел границ государств — очень опасная игра.

Иллюстрация: Эксперт Online
Сирийские курды де-факто создали свою страну и готовы ее защищать

Трещит по швам

Север Сирии — города Камышлы, Кобани, Африн, Амудэ, Деррика, Хемко — находится под контролем курдских группировок. Об этом сегодня сообщает турецкая газета Taraf со ссылкой на интервью с сирийскими курдами. «Мы создали Курдистан и никому его не отдадим», — так озаглавлен материал турецкого издания. Фактическое руководство регионом взяла на себя PYD — сирийская курдская партия Демократического единства, аффилированная с КРП — турецкой Курдской рабочей партией. По данным турецкой прессы, на административных зданиях северной Сирии реют флаги PYD и КРП, которую в Турции считают террористической организацией.

Север Сирии, отмечает Taraf, наименьшим образом пострадал в результате военных действий, идущих в стране вот уже около полутора лет. В Кобани, по данным СМИ, проживают родственники Башара Асада. До сих пор в северных городах можно встретить портреты Хафеза Асада и Башара Асада. «Наша цель — полный контроль над курдским районами Сирии, — цитирует турецкая пресса заявление курдских сирийских партийцев. — Мы контролируем территорию на 5 миль вокруг вышеперечисленных городов». В регионе, населенном курдами, уже созданы местные органы власти — назначены мэры, работают суды.

По некоторым данным, еще в мае нынешнего года курдам в северной Сирии удалось подавить антиасадовские выступления местных несогласных и воспрепятствовать проникновению террористов-суннитов, борющихся с Асадом. С другой стороны, весной нынешнего года курды из сирийской PYD возмущались тем, что Асад пытается ввергнуть их в войну с арабами. Представители сирийских курдов в тот момент заявляли, что режим Асада для них враждебен. Неоднократно они давали отпор правительственным войскам. Постепенно они доказали, что могут противостоять как мятежникам, так и режиму. Дамаск, вероятно, решил не тратить времени и сил на борьбу с курдами, чтобы сосредоточиться на противостоянии мятежникам.

Сегодня Асаду выгодна поддержка со стороны этого народа или как минимум его лояльность, считает Александр Игнатенко, президент Института религии и политики. «Я полагаю, что Башар Асад готовится к воссозданию алавитского государства в Латакии. Туда, по моей оценке, войдет Тартус и ряд других сирийских территорий. Возможно, Асад дает какие-то обещания или перспективы курдам, возможно, отдает им часть Сирии, чтобы в будущем рядом иметь дружественное государство, которое станет своего рода буфером между асадовской алавитской частью Сирии и другой, враждебной ему, частью этой страны», — пояснил он «Эксперту Online».

Издание Rudaw, печатный орган иракских курдов, подтверждает версию Игнатенко: Асад весной пытался мотивировать PYD взять под контроль Камышлы. Об этом СМИ рассказали иракские курды. Позже у Al-Jazeera появились некие бумаги, якобы доказывающие, что между асадовской БААС и PYD проходили переговоры об обеспечении курдами безопасности в северной части провинции Алеппо.

Оппозиция тоже не тратит времени зря: известно, что лидером Сирийского нацсовета — органа, признанного Западом законным представителем сирийского народа, — избран не так давно этнический курд Абдель Бассет Сейда. Известно также, что на всех без исключения сборах и заседаниях сирийской оппозиции, неоднородной и пестрой с точки зрения национальных, религиозных и ценностных особенностей, курдские делегации (тоже достаточно разные) всегда высказывали особую точку зрения на развитие политического кризиса и перспективы перехода власти в Сирии.

Так или иначе, очевидно, что сирийские курды играют свою игру: им нужен суверенитет по типу иракского. Асад, находящийся в сложной ситуации, может стать их ситуативным союзником, что касается отношений с оппозицией, то они, по-видимому, не чувствуют уверенности в поддержке мятежниками национальной идеи курдов – создания независимого государства. Поэтому союзнических отношений с несогласными нет.

Вот кто настоящий союзник — так это Иракский Курдистан. Известно, что лидер иракской автономии Масуд Барзани поддерживает деятельность сирийских собратьев. Известно также, что его народ показывает остальным курдам пример обращения с центральными властями. Так, недавно на иракско-сирийской границе курдские военизированные формирования пешмерга противостоят иракским войскам, подчиняющимся Багдаду: они не позволили иракской армии установить контроль на границе. Более того, как заявил Исса Зевайи, начальник разведки 8-го батальона, пешмерга не дадут иракской армии продвинуться ни на шаг в курдские районы. «Столкновения возможны в любой момент», — заверил он. Правительство в Багдаде высказалось: пешмерга поступают неконституционно. Администрация президента Курдистана Барзани заявила: «У нас есть проблемы с менталитетом, мы верим в оружие и силу». Курдские силовики усилили себя дополнительной артиллерийской установкой и контролируют ситуацию на сирийско-иранской границе. По данным ряда источников, через эти участки границы в Сирию на помощь курдам идет оружие. Это понятно: создающийся Западный Курдистан должен себя защищать.

Пример Иракского Курдистана заразителен не только для сирийских, но и для турецких собратьев. Турецкая Hurriyet публикует интервью Османа Байдемира, мэра Диярбакыра, фактической столицы непризнанного турецкого курдского региона. Он заявил, что курды, компактно проживающие в юго-восточной Анатолии, хотят иметь свой собственный политический и административный статус. Он уверен, что на территории Турции, Сирии и Ирана будут созданы такие же автономии, как Иракский Курдистан на территории Ирака.

Он уверен, что должны исчезнуть границы между населенными курдами районами Турции, Ирана, Ирака, Сирии, Армении и Иордании. Мэр Байдемир полагает, что на этой территории необходимо установить такие же отношения, какие существуют в Евросоюзе: единые границы, единая валюта. На этих территориях проживают 20 млн курдов, указал он. Игнорировать их волю к созданию собственных административных государств нельзя.

Отметим, трудно представить появление на страницах турецкой прессы откровений подобного рода еще полтора года назад. Сепаратистские настроения в Турции сурово наказуемы. Но ныне ситуация в регионе существенно изменилась.

Образование Большого Курдистана рассматривают вне Турецкой республики как весьма вероятный вариант развития кризиса в регионе. Конечно, это произойдет не сегодня, лет через 10-20. Сегодня есть лишь две составляющие этой страны — фактически независимый Иракский Курдистан и легализующий себя в суматохе сирийской гражданской войны сирийский. Большой Курдистан был бы желателен США и Израилю, полагает ряд региональных аналитиков. США — как нефтеносный район с лояльной к Америке властью. Для Израиля — прежде всего как буфер. Неарабский сосед в арабском мире мог бы стать гарантом стабильности — такого исключить нельзя, разумеется, при выполнении ряда условий, первое из которых — добровольное или недобровольное согласие властей Ирака, Сирии, Турции и Ирана на разрушение своей территориальной целостности во имя реализации другого постулата международного права — права народа на самоопределение. Сегодня такое представить трудно. Но никто и не ожидает, что Большой Курдистан сформируется сегодня. История так быстро не делается.

За целостность

Распад Сирии, происходящий на наших глазах, критичен для Турции, поскольку грозит распадом и ей. Анкара, похоже, ищет повод для силового вмешательства в северо-сирийские дела. Хороший повод — выявление связи режима Асада с КРП — Курдской рабочей партией, признанной террористической организацией в Турции и в ряде западных стран. Еще весной текущего года глава МВД Турции Идрис Наим Шахин обвинял Дамаск, «закрывающий глаза» на то, что КРП взяла под контроль север Сирии.

На самом деле, это еще вопрос — насколько PYD, рулящий политикой в северной Сирии, родствен Курдской рабочей партии, борющейся с турецкими властями. По мнению западных аналитиков, доказательств такой связи нет, но нет и доказательств обратного. На Востоке, напротив, уверены: PYD и КРП — близнецы-братья, PYD — это и есть сирийская КРП.

Анкара делает одно заявление серьезней другого: премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что «в случае угрозы Турция будет действовать против террористических организаций на севере Сирии». По мнению премьера, у Анкары есть на это полное право: «Это даже не обсуждается, это — очевидно. Это — миссия, которую мы должны выполнять». Глава МИД Турции Ахмет Давутоглу заявил: «Никто не будет ждать, пока над Турцией нависнут ненужные риски. Если террористическая инфраструктура повлияет на безопасность наших границ, мы будем вправе принять меры». На своей территории в приграничном турецком районе Хяккари турецкие ВВС продолжают бомбить курдов, как это делалось на протяжении последних нескольких лет.

Турецкая парламентская оппозиция широко использует тему для борьбы с партией власти. Как заявил лидер Народно-республиканской партии Турции Кемаль Кылычдароглу, Партия справедливости и развития Эрдогана не приняла превентивных мер, чтобы не обострять курдский вопрос. «Все знали, что в Сирии возникнет курдский регион наподобие курдской администрации Ирака. Ну и что мы сделали? Как можно действовать, не проанализировав, чем завершатся предпринимаемые во внешней политике шаги, не пронаблюдав за процессом. В вопросе внешней политики мы стали страной, погрязшей в болоте Ближнего Востока. В вопросе Сирии Турция стала инструментом в руках Запада. И вот итог — возможность создания нового курдского государства», — говорит он.

Нынешний лидер КРП Мурад Карайылан уверен, что вторжение Турции в северную Сирию обернется катастрофой для самой Турции, поскольку «весь курдский народ окажет сопротивление, будут мобилизованы все курды мира».

Региональные аналитики отмечают, что Анкара во многом сегодня реализует в регионе политику, навязываемую США. Вашингтон хочет образования курдского государства, Анкара этого не приемлет. Вашингтон не торопится с силовым решением судьбы Асада, но Анкару от вторжения сдерживает еще и внутритурецкая ситуация: никто в стране не поддерживает удара по Сирии, пусть даже по базам КРП, поскольку этот шаг запустит опасные механизмы в регионе: как минимум — кровавое курдское сопротивление, непредсказуемые реакции арабских соседей, делающих сирийскую революцию. Это дает основание полагать: мощного нового взрыва в регионе в ближайшее время не будет, напротив, фигуранты постараются минимизировать политические и имиджевые издержки, созданные по ходу сирийского кризиса.