Вернуть траекторию роста

Москва, 04.07.2012
Экспорт оружия из России в ближайшее время достигнет своего пика, после чего начнет сокращаться. Чтобы стабилизировать продажи военной техники наша страна должна наращивать сотрудничество со своими ближайшими союзниками, предлагая им самые современные технологии.

Фото: ИТАР-ТАСС

Уже ясно, что в нынешнем году наша страна вновь установит рекорд по поставкам вооружений и военной техники на мировой рынок. Экспорт российской военной продукции в первом полугодии 2012 года вырос на 14% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и превысил 6,5 млрд долларов. А объем новых контрактов, заключенных с начала нынешнего года уже достиг 5,7 млрд долларов, что на 2,4 млрд долларов выше прошлогодних показателей. Такие данные привел на заседании Комиссии по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами президент России Владимир Путин. Эти данные позволяют уверенно утверждать, что план оружейного экспорта на текущий год в размере 13,5 млрд долларов будет выполнен, а, может быть, и перевыполнен. Но обольщаться нам не стоит. Есть все основания считать, что экспорт военной техники из России уже достиг своего фактического потолка и дальнейший его рост попросту невозможен. Более того, целый ряд событий произошедших в последнее время, четко свидетельствует о том, что наш оружейный экспорт в самое ближайшее время должен пойти на спад.

Первые тревожные признаки ухудшения российских позиций на мировом рынке довольно четко стали проявляться еще в прошлом году. Началось все с того, что вопреки ожиданиям политического руководства нашей страны Россия один за другим проиграла сразу три очень важных тендера на закупки вооружений. Так, корпорация «МиГ» со своим экспериментальным самолетом МиГ-35 не смогла войти даже в шорт-лист конкурса ВВС Индии на закупку 126 многоцелевых истребителей на общую сумму в 10 млрд долларов. А ударный вертолет Ми-28Н «Ночной охотник», представленный холдингом «Вертолеты России», проиграл борьбу за индийский контракт на поставку 22 машин американцам. Здесь мы лишись почти 2 млрд долларов. Но самым унизительным поражением стал наш проигрыш в конкурсе ВМС Индонезии. Вместо российских подводных лодок проекта 636 (класса Kilo) местные военные предпочли закупить за наличный расчет три устаревшие субмарины в Корее, которые там производятся по немецкой лицензии. И это при том, что Россия готова была предоставить индонезийской стороне кредит на общую сумму до 1 млрд долларов.

Но неудачи в тендерах лишь полбеды. Намного больше наша страна потеряла из-за решения присоединиться к санкциям против Ирана и серии цветных революций в Африке и на Ближнем Востоке. Только один Иран стоил российским оборонным предприятиям не менее 2 млрд долларов упущенных доходов. Напомним, что с этой страной у России был подписан целый ряд контрактов, крупнейшим из которых считался договор о поставке нескольких дивизионов ПВО С-300. Этот контракт не подпадает под действие санкций ООН и до сих пор считается действующим, хотя в силу он так и не вступил. Тем не менее авансовый платеж на сумму более 100 млн долларов Россия исламской республике все-таки вернула. «Иран интересовался не только системами ПВО, но также морскими и сухопутными вооружениями, и готов был тратить на российское оружие порядка 1 млрд долларов в год», — считает замдиректора Центра АСТ Константин Макиенко. Еще одной крупной потерей стала для нас Ливия. С этой страной у России были подписаны оружейные контракты на общую сумму более 2 млрд долларов, которые после свержения Муаммара Каддафи были аннулированы. Обидно и то, что незадолго до переворота в Ливии Россия простила этой стране долги на сумму почти 7 млрд долларов. Наконец, последней страной на Ближнем Востоке, с которой Россия фактически прекратила военно-техническое сотрудничество стала Сирия. Сейчас у нас с Сирией в разной стадии исполнения находятся контракты на сумму около 2,5 млрд долларов. Но большая часть из них де-факто заморожена либо просто не выполняется. Так, например, Москва, имея действующий контракт, решила не поставлять Дамаску ракетные комплексы «Искандер-Э» и партию истребителей МиГ-31. А вместо крупной партии систем ПВО С-300 поставила лишь один комплекс. Таким образом, Россия вольно или невольно потеряла существенную часть свои заказчиков и сократила при этом рынки сбыта своего оружия. Вот что сказал по этому поводу в интервью РИА «Новости» заместитель гендиректора «Рособоронэкспорта» Виктор Комардин: «Мы нигде не теряли рынки, кроме как по политическим условиям. Но оружейный бизнес — это и есть политика. Поэтому Центральная Европа для нас потеряна, Северная Африка — теряется, Китай уходит, Иран ушел».

Все эти события просто не могли не сказаться на общем портфеле оружейных заказов России. По итогам прошлого года он впервые в новейшей истории нашей страны снизился с 45 млрд до 41,5 млрд долларов. Сейчас в этом портфеле, по официальным данным, есть заказы на 43 млрд долларов. Но часть из них представлена контрактами, которые по разным причинам либо не парафированы, либо парафированы, но не подписаны, либо просто не вступили в действие, и, судя по всему, уже никогда не вступят. В любом случае ясно одно — наша страна сейчас поставляет на экспорт в стоимостном выражении продукции больше, чем подписывает новых контрактов. И это через несколько лет неизбежно приведет к падению объема поставок, а соответственно и экспортных доходов.

Выход из этой ситуации может быть только один — нам необходимо наращивать военно-техническое сотрудничество со своими ближайшими союзниками, как в Азии, так и в СНГ. И Владимир Путин это отлично понимает. На заседании Комиссии по ВТС президент России прямо заявил, что существующую позитивную динамику военного экспорта нам безусловно нужно сохранить. А для этого, в свою очередь, нужно не только активнее расширять географию продаж, но и максимально упростить существующие бюрократические процедуры, которые требую слишком много согласований.

Уже сейчас можно выделить группу стран — союзников России, которые намерены наращивать закупки военной техники. Это прежде всего Вьетнам, Венесуэла, Индия, Азербайджан, Туркмения и Казахстан. Кроме того, нашим надежными партнерами в сфере ВТС остается Алжир, а в скором времени им станет и Экваториальная Гвинея. Именно с ними нашим оружейникам и стоит расширять сотрудничество, предлагая участие в совместных предприятиях по производству новейшей военной техники, вплоть до передачи технологий. Например, Вьетнам в последние годы увеличил закупки вооружений в России с 300 млн долларов до 1 млрд долларов в год и, по видимости, в скором времени может выйти на ежегодный объем в 1,5 млрд долларов. Экваториальная Гвинея готова единовременно закупить технику на сумму до 1,5 млрд долларов, Азербайджан, Туркмения и Казахстан потенциально намерены тратить на российское оружие по 1 млрд долларов в год. В Азербайджан мы уже поставили два дивизиона С-300 «Фаворит» и крупную партию вертолетов, а в Казахстан и Туркмению помимо вертолетов начали и поставки танков. На очереди — истребители и системы залпового огня. «Нашему ОПК очень важно глубже проникнуть на рынки этих стран, пока там сохраняется цивилизационное влияние России, а у власти стоят русскоязычные элиты», — говорит Константин Макиенко. Это позволит наращивать поставки российского оружия в будущем, так как в рамках ОДКБ требуется оперативная совместимость с техникой, стоящей на вооружении российской армии. Наконец, нельзя забывать и про Индию. После того, как Китай начал развертывать военную инфраструктуру в Тибетском районе, эта страна активно ищет возможности приобретения современных ракетных технологий. И кто бы что ни говорил, кроме как у России, получить их индусам больше негде. Но чтобы добиться реванша на индийском рынке вооружений нам необходимо предложить этой стране не только системы ПВО С-400, но и оказать помощь в создании стратегических подводных лодок и ракет средней дальности, например, на базе комплексов «Пионер» (SS-20)», — говорит Макиенко. Если все это будет сделано, то в среднесрочной перспективе можно будет и надеяться на стабилизацию российского военного экспорта.

У партнеров




    Цена блокировки

    Дело экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарева переросло из уголовного в гражданское. Цена вопроса — 3,2 млрд рублей. Пока идет суд, под угрозу поставлена строительная отрасль Дальнего Востока

    Коллектив «Полюса» заработал благодарность президента

    Коллектив компании ПАО «Полюс» получил благодарность президента России Владимира Путина за заслуги в развитии золотодобывающей отрасли и высокие производственные показатели. «Полюс», крупнейший золотодобытчик в России и один из десяти крупнейших в мире, последовательно наращивает объем производства

    Одно из направлений в искусстве

    7-9 ноября впервые состоится Международная форум в области дизайна и архитектуры «Best for Life», который пройдет в Италии. В рамках форума организована премия «Best For Life Award» в области промышленного и цифрового дизайна, архитектуры и визуальных коммуникаций

    Открой #Моспром

    Москвичи и гости столицы стали участниками проекта «Открой#Моспром» и своими глазами увидели работу московских промышленных предприятий. Они посетили крупнейшую в Европе фабрику мороженого «Баскин Роббинс», завод известного на весь мир производителя напитков — Coca-Cola HBC Россия и многие другие точки на карте высокотехнологичной промышленности столицы

    Меньше серы, больше «цифры»

    «Норильский никель» ведет масштабную модернизацию производства, призванную существенно сократить негативное влияние на окружающую среду, и готовит к выпуску новый продукт для инвесторов — токены на металлы
    Новости партнеров

    Tоп

    1. «Буревестник» отправят на доработку
      Авария на испытаниях новой российской крылатой ракеты неограниченной дальности ясно показала, что это оружие требует целой серии дополнительных испытаний двигательных установок, которые должны слаженно работать на всех режимах полета, в том числе при сложных маневрах, которые это изделие совершает для преодоления систем ПВО и ПРО
    2. Инвесторы разлюбили сланцевиков
      Несмотря на то, что сланцевые компании добывают рекордные объемы нефти и газа, им все труднее находить инвесторов, готовых вкладывать в них деньги.
    3. Второе дыхание «Одного пояса, одного пути»
      По оценкам Всемирного банка, уже построены или находятся в процессе строительства железные дороги и автострады, порты и множество других проектов общей стоимостью 575 млрд долларов
    Реклама