Курс на эффективность

Анастасия Якорева
16 августа 2012, 14:07

Вице-президент по технологиям и разработкам одной из самых крупных языковых школ мира EF Education, бывший разработчик компании Apple Энио Омае рассказал о философии рынка новых обучающих технологий, о том, в чем сейчас больше всего нуждается потребитель и как должен строить свою работу стартап, ориентированный на зарубежный рынок.

Фото: пресс-службы EF
Энио Омае

Очевидно, что благодаря технологиям привычная модель образования начинает меняться. Понятие «дистанционного образования» появилось даже в новом законе «Об образовании». Правда, пока не так много удачных примеров подобных проектов, но они все же есть. Например, школа EF Education – масштабное воплощение идеи о дистанционном образовании. В ней учатся 15 млн студентов 24 часа в сутки. Школа была партнером Олимпийских игр в Сеуле в 1988 году и участвовала в подготовке Олимпиады в Пекине в 2008-м. Сейчас EF обучает 70 тыс. волонтеров, судей, членов оргкомитета, поставщиков и подрядчиков для Олимпиады-2014 в Сочи. Но несмотря на то, что модель «дистанционной школы» стала возможна только за счет новых технологий, в компании во главу угла ставят совсем другие вещи.

– Как, на ваш взгляд, будет выглядеть рынок обучающих технологий через 5-10 лет?

– Опыт позволяет приобрести знания, 75% которых вы запоминаете. Для сравнения, если вы слушаете лекцию, вы запоминаете не более 10% информации. А самый эффективный способ обучения – это преподавать, учить или объяснять что-то другим людям. В этом случае 90-95% знаний закрепляются у вас.

Будет происходить объединение трех видов технологий – мобильной связи, социальных сетей и компьютерных игр. Мы сможем создавать условия, в которых вы будете и учеником, и учителем. Студенты будут давать советы и рекомендации другим студентам и получать их. На самом деле, этот подход предложил российский ученый Лев Выготский много лет назад. Он был выдающимся исследователем, который понял значение совместного образования, студенческих сообществ. Сейчас это становится возможным, потому что мобильные технологии, связь развились до такой степени. Образование будет эволюционировать в этом направлении. Люди будут помогать друг другу и получать помощь от других людей.

Расскажите о компаниях, которые достигли успеха благодаря этой стратегии.

– Компании, которые предоставляют потребителю опыт, думают не так, как другие. Например, Sturbucks – они не считают себя сетью кофеен. Они называют себя компанией, которая предоставляет потребителю опыт и впечатления от кофе, отдыха, проведенного времени за столиком на диване. У них есть специальные образовательные курсы, можно подойти к любому продавцу и задать любой вопрос про кофе, каждый из них будет рад ответить. Они проходят подготовку, чтобы делиться с потребителями знаниями о кофе. Вот это и есть предоставление опыта, оно выделяет Sturbucks среди мест, где кофе вам просто продают. И успех Sturbucks можно видеть во всем мире, повсеместно.

Даже компании, которые продают продукты, а не услуги, меняют свой подход. Сегодня, когда открывается все больше и больше фирм, люди хотят получать не услуги, а опыт. Они не хотят просто поесть риса, они хотят побыть в атмосфере, в которой приятно провести время и насладиться едой и напитками. Это и есть опыт.

– Как бизнесу найти золотую середину в использовании мобильных технологий и приложений и не перегрузить клиента своим присутствием в его жизни?

– Забавно, я только что подумал об очках Google. Поясню, это такие очки, у которых в линзах экран, в них встроена видеокамера, микрофон и наушники, и они соединены с интернетом. Вы идете по улице в этих очках и одновременно транслируете все онлайн. Если мы учим людей английскому, то с помощью этих очков мы можем присутствовать в жизни человека до такой степени, что и не передать. Это крайность, а не золотая середина. Если потребитель хочет, чтобы я таким образом учил его английскому, я могу вторгнуться в его жизнь. Я могу говорить с ним, пока он идет по улице, проверяя, знает ли он, как будет по-английски «дерево», «машина», «мотоцикл», все, что перед его глазами. Я могу попросить его объяснить, как пройти к бару. При этом я могу записывать его речь, размещать ее в соцсети, в которой другие люди смогут комментировать. Так что если требуется погружение, оно возможно до предельной степени. И поэтому я считаю, что иногда нам стоит отложить в сторону все носители и оборудование, которые мы используем, пойти просто погулять или провести время без них. В этом и будет баланс. Это выбор, который мы сами должны делать. Люди перестают общаться, перестают говорить друг с другом за ужином, перестают присутствовать там, где они находятся, потому что постоянно глядят в телефоны. Два человека могут сидеть за столом и публиковать что-то в Twitter или Facebook, проверять почту. Это грустно! Я все время вижу в ресторанах пары, которые даже не смотрят друг на друга. Мы не можем винить в этом мобильные телефоны. Мы должны сами расставлять приоритеты.

– Как должен строить свою работу стартап, изначально ориентированный на зарубежный рынок?

– Не знаю, с какой точки зрения вы хотели бы рассмотреть этот вопрос. Есть важные данные о том, что доступ в интернет с мобильных устройств обошел по объему доступ со стационарных компьютеров. Эти изменения проходят болезненно для некоторых компаний, как, например, Facebook или Zingo, потому что нет ясности, смогут ли они перенести свой бизнес на мобильные устройства так же успешно, как, скажем, Google. Так что для новых компаний есть масса возможностей переносить функции, которые раньше были доступны со стационарных компьютеров на мобильные носители. Если кто-то хотел бы основать компанию в сфере образования, я бы советовал начинать с чистого листа. Подумать, как обучать людей с помощью мобильных устройств. Именно об этом мы думаем сейчас в нашей компании, которая уже имеет колоссальный опыт. Я не вижу альтернативы, мы должны идти в ногу с требованием времени.

– В чем, на ваш взгляд, отличие российского рынка инноваций от американского и какие у него перспективы?

– А вот что я увидел в России и что меня невероятно впечатлило, так это подход властей к развитию. В России я увидел такую скорость внедрения решений, которую не видел больше нигде в мире. Меня всегда впечатлял Китай. Если они решили проложить железную дорогу из Пекина в Шанхай, они это обязательно сделают. Так что с точки зрения развития инфраструктуры они стремительны. Но с точки зрения скорости распространения инноваций Россия впечатляет. Я был в IT-парке и Иннополисе в Казани, в Сколково в Москве, скорость, с которой инновационные проекты реализуются в России, невероятна. А сегодня я встречался с руководством Российской президентской академии и вновь увидел намерение очень быстро внедрить изменения в государственные и образовательные процессы. Это просто потрясающе.

– Что дал вам опыт работы в Apple и почему вы покинули компанию?

– Мне невероятно повезло, что в Apple я мог заниматься проектами по профилю моей диссертации. Редко так бывает, что научная работа может быть продолжена в корпорации. Меня пригласил туда член совета директоров Института образовательных наук, который был стипендиантом Apple. Ему понравилась моя работа. Я занимался тогда именно разработкой технологий для изучения  иностранных языков. Со мной работали 200 исследователей, из которых 180 имели ученую степень. Я до сих пор очень люблю Apple, все, что связано с духом этой команды и дизайном продукции. Когда вышел PowerMac, инженерам было важно, чтобы с обратной стороны коробки были их подписи. Их никто не увидел бы, но им это было важно. Они с такой любовью создавали продукт, что точно знали – людям он тоже будет по душе. Для меня все это очень ценно.

В какой-то момент я понял, что не хочу заниматься созданием устройств. Я хотел работать с технологиями, чтобы предоставлять опыт. Мы говорили ранее об опыте. И здесь очень важна прозрачность технологий. Я хочу, чтобы вы, общаясь, чувствовали себя так, как будто этот англоговорящий преподаватель находится рядом с вами, и при этом вы бы пробовали, используя иностранный язык, снять квартиру или купить книгу, или записать рецепт торта, и так далее. И я считаю, что именно в этом должна заключаться роль технологий.