Жизнь на «Неукротимой планете»

Москва, 22.08.2012

Фото из архива автора

Обвал эпохи. Гарри Гаррисон ушел об одно лето с Рэем Брэдбери. Эпоха, победно утвердившаяся незадолго перед явлением на свет моего поколения, эпоха великой фантастики завершилась.

Впрочем, смерть Брэдбери, как и смерть Гаррисона, — лишь вехи, а не даты ее конца. Настоящие даты размыты: фантастические титаны, все англоязычные и почти все — жильцы Нового Света, давно доживали свой век в тишине. Каково это — пережить свою эпоху? Сделаться при жизни бронзовым и монументальным? Можно предположить, что это в равной мере трагично и обидно. Вот только мало кому выпадает пережить такую трагедию, испытать такую обиду. Так что сожалеть о них едва ли стоит: об Айзеке Азимове, Артуре Кларке, Роберте Шекли, Клиффорде Саймоке, который на самом деле Симак. Эпоха устремленности в космос, что от нее осталось нам, вступающим в период неоархаики? А мы вступаем в неоархаику повсеместно. Во времена расцвета фундаментальной фантастики религиозные конфликты, если и вспыхивали где, казались курьезным пережитком старины. XXI же столетие предстает ареной отнюдь не конфликтов, но полномасштабных религиозных войн, и это уже никого не дивит. Фантастическая литература, которую читаем мы сегодня, сдала проржавевшие звездолеты на свалку. Теперь ее не с улыбкой Саймака, а вполне серьезно интересуют персонажи фольклора. Да и жилище свое мы норовим перенести поближе к тому самому лесу, где обитают лешие и эльфы. Мы-то частенько живем в чаемых родителями небоскребах, вот только не слишком этому рады. Нам подавай ветку собственной березы либо ели, чтоб стучала в оконное стекло круглый год. Легче легкого нам было б сегодня нарядиться в ткани, меняющие цвет, в одноразовые костюмы из баллончика, во все мыслимые искусственные обновы, что сулила фантастика полвека назад. А мы придирчиво проверяем, стопроцентны ли лен с шерстью. А уж все эти модные ныне хлеба на закваске и овощи на натуральных удобрениях…

Кстати, об овощах и удобрениях. Как раз давеча мы разговорились с одной дамой-биологиней, сотрудницей крупнейшей овощной фирмы. «Обратного пути, отказа от минеральных удобрений, от ядов и прочего у человечества нет, — невесело сказала она. — Химия либо голод, вот и все наши перспективы. Чем лучше мы защищаем свою еду, тем свирепее становятся паразиты». — «Но ведь это же Гарри Гаррисон!» «Да, — моя собеседница понимающе кивнула. — Это роман "Неукротимая планета"».

Удивительно свойство детей читать книги решительно взрослые, схватывая, тем не менее, суть. «Неукротимую планету» я читала в возрасте лет десяти, не старше. В первый раз — в журнале «Вокруг света». Целый ряд популярных тогда изданий во многом обязан был в ту пору свой популярностью как раз переводам англоязычной фантастики. Перевод был с сокращениями, но зато обильно и неплохо иллюстрированный. Хорошие картинки все же имеют значение в возрасте, когда называешь «бластерами» свои пластмассовые пистолеты. Но ловишь при этом настоящий смысл текста.

Язон дин-Альт, космический авантюрист, оказывается гостем на довольно-таки негостеприимной планете. Жители ее — колонисты с Земли — из поколения в поколение противостоят ее свирепой фауне и не менее свирепой флоре, пытаясь отвоевать место под тамошними солнцами. Их с младенческих лет тренируют на быстроту реакции, на умение ориентироваться в сложных обстоятельствах. И все же многие жители Пирра (Пирр — название зловещей планеты) не доживают до зрелых лет. Человек, очевидно,  проигрывает битву. Незамыленным глазом чужака Язон подмечает закономерность, ускользающую от пиррян: совершенствование оружия и боевых навыков и является фактором, провоцирующим агрессивность окружающей среды.

Простенько, да. Но о ту пору, несомненно, было откровением. Впрочем, символом нашего бытия осталось и ныне. Плесень мутирует в своем стремлении съесть предназначенный для нас помидор — вот и «Неукротимая планета». Мы поливаем помидор химикатом и торопливо съедаем его сами. Мы победили. Временно, конечно. Кончится это тем, что у нас отвалятся печень с почками. А все наши попытки навязать внеисторическим народам блага нашей цивилизации? Но наличие двигателя внутреннего сгорания, автоматов, взрывчатых веществ и современные коммуникации делают их отнюдь не более цивилизованными, но исключительно более опасными. Опять «Неукротимая планета». Везде — неукротимая планета.

Поломано немало критических копий относительно деления фантастики на «научную» и «не». Сдается, что это деление утратило актуальность. Фантастика времен громкой славы Брэдбери и Гаррисона — прежде всего «космическая». Именно космическая тема безнадежно исчерпала себя к нашему дню, вместо прежних исполинов ее развивают эпигоны. Можно смело утверждать, что космос абсолютно обследован на скорости мысли пишущей братии. Ничего нового нас в нем уже не ждет. Мы воротились на Землю, на единственную свою планету, одна беда, что неукротимую. Но на ней мы встретим еще немало интересного. Новые области поиска дадут новые имена. Вот только на каком языке и где они впервые прозвучат?

Во второй половине ХХ века США, как известно даже малым детям, сделались ведущей державой. Случайно ли именно на эту эпоху приходится развитие американской космической фантастики? Не американцы придумали космическую фантастику — но они довели ее до той вершины, откуда путь только вниз.

Вопрос простенький: долго ли стоять в нынешнем их величии США, если Рэй Брэдбери и Гарри Гаррисон уже умерли?

Провемон

Новости партнеров







Международные звезды в копилку ОЭЗ «Технополис «Москва»

В середине октября авторитетное издание fDi Magazine опубликовало ежегодный рейтинг мировых особых экономических зон. Самый заметный результат у единственной ОЭЗ российской столицы «Технополис «Москва»: она участвовала впервые и при этом взяла сразу шесть специальных номинаций, что стало рекордом для российских зон

С бизнесом будут держать совет

Московские власти создали площадку, которая поможет объединить усилия бизнеса и города в восстановлении экономики после пандемии и выработке долгосрочной стратегии развития столицы. Уже сейчас экспертам очевидно, что главной точкой роста при этом должна стать реализация национальных проектов

Вся правда о московских кабелях

Давайте честно: о московской кабельной промышленности жители города знают не очень много. И даже те из них, кто интересуется промпроизводствами столицы. А между тем, ее продукция лежит в основе всех технологических процессов, ведь именно по кабелям, как по венам, течет электричество, дающее жизнь сотням тысяч производств.

ММК серьезно нарастил чистую прибыль и доходность для акционеров

После снижения основных финансовых показателей во втором квартале 2020 года, вызванного последствиями пандемии коронавируса, по итогам третьего квартала Группа ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» существенно нарастила выручку, чистую прибыль и свободный денежный поток
Новости партнеров

Tоп

  1. Турецкий друг: здесь скрыт кинжал за каждою улыбкой
    Так друг, союзник или партнер? Чем обернутся отношения России и Турции в результате войны в Нагорном Карабахе
  2. Что будет, если победит Байден
    В фокусе возможного президентского срока Джо Байдена будет идеологическая перезагрузка евроатлантической цивилизации, мягкое давление на Китай путем создания «экономики знания» и отказ от глобализма
  3. «Северный поток»: «Академик Черский» пошел за трубами
    После ряда, на первый взгляд, непонятных передвижений, российский трубоукладчик «Северного потока—2» снова возвращается в порт Мукран
Реклама