Хирургический подход

Ольга Доронина
23 августа 2012, 17:39
Фото: РИА Новости
Вячеслав Лысаков

Пока Госдума была на каникулах, некоторые думцы решили проверить, что за звонкая монета лежит в карманах их коллег. И внесли на рассмотрение нижней палаты парламента сначала законопроект о контроле за счетами и недвижимостью за границей у депутатов и госслужащих, а затем — вообще о запрете на владение иностранными активами. «Эксперт Online» взял интервью у одного из авторов последней, более суровой, инициативы первого зампреда думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству, члена координационного совета Общероссийского народного фронта Вячеслава Лысакова.

Вячеслав Иванович, в какой стадии сейчас работа над вашей законодательной инициативой?

— Законопроект направлен на экспертизу в государственно-правовое управление (ГПУ) Администрации президента, разослан в регионы. Основная работа и дискуссии, конечно, начнутся с сентября, когда из отпусков вернутся мои коллеги-депутаты. Пока о нашей идее знают не все, но уже есть реакция, и она разная: кто-то резко против, кто-то оценивает осторожно. Лично для меня самым важным является даже не реакция коллег по Госдуме, а поддержка среди простых россиян. Запрет на владение недвижимостью и счета за рубежом поддерживает подавляющее большинство населения — более 66%, согласно опросам.

Что касается депутатского корпуса, то рассчитываю на здравомыслие и государственное мышление нового состава Думы. Качественный состав и руководство палаты изменилось в лучшую сторону, поэтому надеюсь на победу здравого смысла. Депутаты Сергей Железняк и Илья Пономарев ранее предложили более мягкий вариант закона, так сказать, терапевтический подход. Мы же предлагаем действовать хиругически. Потому что коррупционную пропасть невозможно перепрыгнуть в два прыжка, а только в один.

Вице-спикер Сергей Железняк уже заявил о возможной поддержке более жесткого варианта, который предложили вы. Вам уже удалось обсудить с вашим однопартийцем этот вопрос?

— Пока еще мы не встречались. Железняк говорил, что если общая и правовая оценка будут положительными, то он присоединится к авторам. Думаю, мы обсудим это в самом начале осенней сессии, как раз будут соответствующие отзывы. Я, в свою очередь, если на наш законопроект будет негативный отзыв, готов подписаться под его с Пономаревым инициативой, хоть предложенный вариант и удовлетворяет меня меньше.

Вы сказали, что реакция на вашу инициативу уже есть, при этом рядовые граждане оценивают ее позитивно. Кто же тогда недоволен?

— Конечно те, у кого есть имущество за рубежом или кто был готов его приобрести. Но нужно понимать, что в первую очередь мы предлагаем определенный фильтр для следующего поколения госслужащих. Ведь это люди, которые идут туда, где они должны думать об интересах своей отчизны, а не о собственном кармане, как сейчас. Мы хотим изменить этот тренд, это задача на ближайшее будущее. Если у наших коллег хватит мудрости, понимания и гражданской зрелости, то я не сомневаюсь, что они проголосуют «за».

Вы получили уже какую-то неофициальную реакцию Кремля? Может, вам дали понять, что ваше предложение неуместно?

— Наоборот. Насколько я знаю, инициатива воспринята вполне спокойно, адекватно и даже положительно. Это не просто позиция нас, как законодателей. В первую очередь это инициатива Общероссийского народного фронта, структуры надпартийной, опирающейся на достаточно широкие группы населения.

Значит ли то, что так как идея исходит от ОНФ, который позиционирует себя как рупор народа, то общественной экспертизы законопроекта проводиться не будет?

— Почему же, общественная экспертиза может быть проведена. Но в поддержке общества сомневаться не приходится, я вижу это в виде отзывов, опросов, писем. Вопрос в том, как воспримет чиновничество и депутатский корпус. Не думаю, что все члены даже нашей фракции «Единая Россия» будут обрадованы таким законопроектом. Но мы же не собираемся отбирать это имущество и деньги. Мы говорим, что оно должно работать на благо России. Если ты с этим не согласен, то всегда можно уйти с госслужбы или сдать мандат, никто за это не расстреляет. 

Эксперты утверждают, что на практике узнать, в какой стране у кого находится имущество, невозможно. Иностранные государства тщательно оберегают эту информацию и не торопятся с ней делиться только по тому, что в России приняли закон. Так ли это?

— Если Федеральное собрание примет закон, а президент подпишет (в этом я, кстати, не сомневаюсь. Владимир Путин еще весной говорил, что нам нужен новый принципиальный антикоррупционный рывок), то политическая воля и рычаги для реализации этого подхода найдутся. У нас много механизмов для получения информации: оперативные и агентурные данные, внешняя разведка, ФСБ, Росфинмониторинг. При желании всегда можно узнать, кто, что, где и сколько спрятал. И даже если чиновник перепишет имущество на двоюродного брата, то наши органы всегда могут отследить эту цепочку и спросить, откуда средства на покупку. Я не исключаю, что в ходе работы над законопроектом список родственников может быть изменен (в текущей редакции запрет на владение недвижимостью и счетами за рубежом распространяется только на супругов и несовершеннолетних детей госслужащих — «Эксперт Online»), как и санкции за нарушения. Возможно, есть смысл обсудить и возможность введения амнистии для тех, кто имеет незадекларированное и хорошо спрятанное на западе имущество. Эти грехи можно «списать», и это будет оправдано, так как мы получим огромную часть денежных объемов, которые могут работать на благо нашей страны.

Когда законопроект о запрете на зарубежные счета и недвижимость может быть рассмотрен?

— Надеюсь, что сразу после начала работы осенью наши поправки рассмотрят в профильном комитете, а затем на Совете Думы. Отзывы от ГПУ и из регионов уже будут. График у Госдумы на осень плотный, но, думаю, этот вопрос не отложат в долгий ящик, на весеннюю сессию он не уйдет. Законопроект резонансный и требует, чтобы все точки над i были расставлены. Надеюсь, к середине сессии мы уже поймем, в каком направлении двигаться дальше, будет ли предложение поддержано.