«Не нужно никакой ВТО, достаточно Таможенного союза, чтобы мы сели в лужу»

Москва, 24.08.2012
Энергетическое машиностроение — один из немногих сегментов российской экономики, конкурентоспособность которых вполне сравнима с показателями мировой индустриальной элиты. Стимулом для ускорения глубокой модернизации предприятий здесь послужили в том числе традиционные инструменты развития конкуренции — либерализация электроэнергетического рынка и запуск политики повышения энергоэффективности. Многие специалисты утверждают, что рынок энергетического оборудования, в том числе наиболее емкий сегмент — силовых трансформаторов, только выиграет от вступления России в ВТО. О реальном положении дел рассказывает генеральный директор ОАО «Алтайский трансформаторный завод» Александр Карлов.

Фото пресс-службы

— Как вы оцениваете конкурентную среду на рынке распределительных трансформаторов?

— В настоящее время на российском рынке работают порядка 20 предприятий-производителей распределительных трансформаторов, из них лидерами отрасли считаются УП «Минский электротехнический завод имени В. И. Козлова», ЗАО «ГК Электрощит-ТМ-Самара», ОАО «Алттранс», ПАО «Укрэлектроаппарат» и подмосковный «Трансформер». Кроме того, есть много организаций, которые приобретают продукцию у этих заводов и перепродают ее. Учитывая такое огромное количество предприятий, выпускающих и реализующих одинаковую продукцию, на рынке трансформаторостроения сложились предельно жесткие условия конкурентной борьбы, которые требуют подчас оперативных и нестандартных решений.

— Каков, по вашему мнению, процент продукции импортного производства? Серьезна ли конкуренция со стороны зарубежных производителей?

— Если считать продукцию Казахстана и Белоруссии импортной (а по-хорошему так и надо считать), то конкуренция очень серьезная. Сейчас в связи с объединением в Таможенный союз производители в этих странах получили большие конкурентные преимущества. Вот, например, сравним налогообложение. У нас НДС 18%, а в Казахстане — 12%, налог на прибыль: у нас 20%, у них — 15%, социальные страховые платежи: в России 30%, там — 11%. Получается, что фискальная нагрузка на казахстанские предприятия почти в два раза ниже. В Беларуси практически то же самое. Поэтому не нужно никакой ВТО, достаточно существующего Таможенного союза, чтобы мы сели в лужу. Вот сейчас в Новосибирске, участвуя в тендере, наши казахские коллеги дают цены на трансформаторы на порядок ниже даже себестоимости продукции российских заводов. С белорусскими друзьями еще интереснее. Россия предоставляет белорусским товарам на своей территории режим наибольшего благоприятствования, различные преференции, их продукция на законодательном уровне приравнена к отечественной. А в Беларуси существует четкое положение: продукция иностранного государства (в том числе российского), аналог которой производится на территории республики, не может продаваться вообще. Наши партнеры столкнулись с такой проблемой: они выиграли конкурс на поставку широкой номенклатуры электротехнических изделий. А потом при заключении договора список товаров на 30% оказался меньше согласованного. Спрашивают: «Почему?» «Мы не имеем права купить у вас эти позиции, потому что такие же производятся в Беларуси. За такое даже посадить могут…» Что касается производителей из стран дальнего зарубежья, то конкуренция по масляным трансформаторам с компаниями из Европы, Азии и США практически неощутима.

— Очертите основные географические ореолы рынков сбыта завода. Работаете ли вы с удаленными регионами, есть ли поставки в страны СНГ или дальнего зарубежья?

— В России продажи в основном идут в центр, в европейскую часть страны. Сибирский регион в целом экономически депрессивный. Здесь электроэнергетика не имеет таких инвестиционных возможностей, как, например, в Москве, Петербурге, Сочи. Бывают поставки и в страны ЕС, работали с Польшей, Чехией, Турцией, Ираном. На экспорт трудно работать прежде всего из-за транспортных издержек. В 2011 году началась приватизация подвижного состава железных дорог. Если раньше, когда мы поставляли трансформаторные подстанции в Туркмению, перевозка одной платформы стоила 140 тыс. рублей, то теперь стоимость составляет 260 тыс.

— А со стороны зарубежных конкурентов? У вас ведь Китай под боком…

— Китай сегодня имеет более 1000 заводов, которые производят трансформаторы. И они тоже пытаются выходить на российский рынок, но им пока мешают заградительные таможенные пошлины. Протекционистская политика спасает многие отрасли российской промышленности, прежде всего от экспансии китайских компаний. Поэтому крупные игроки мирового машиностроения стараются организовать производственные площадки на территории России. Вот недавно в Воронеже Siemens открыл завод по производству сухих трансформаторов. Это не наш сегмент рынка, они нам не конкуренты, но в целом по отрасли это существенное ужесточение конкурентной среды.

— А что реально изменится в отрасли после вступления России в ВТО?

— Я считаю, что та спешка, с которой Россия вступает в ВТО, — это насилие над страной. Как Лисовский в интервью как-то сказал: сейчас вступление в ВТО — это примерно если бы хоккейную команду отправили на чемпионат, но не дали ни клюшки, ни форму: играй как хочешь. У нас есть традиционные отрасли-доноры: нефтегазодобыча, нефтехимия, металлургия, еще отчасти ВПК и энергетическое машиностроение. Да, они выиграют и получат дополнительные рынки сбыта, соответственно, оборот и прибыль. Но в этих отраслях занято в лучшем случае 10% трудоспособного населения страны. Что государство будет делать с остальными 90%? Будет высокая безработица, и ничего с этим будет не сделать.

— Завод вам достался еще с советских времен?

— Да, я здесь работаю уже 25 лет. Тогда это было маленькое предприятие по сборке трансформаторов для нужд города. На территории завода было три жилых дома, огороды. Люди картошку выращивали. Сейчас, конечно, мы привели ее в порядок — выкупили участки, построили новые современные корпуса, закупили оборудование, внедрили систему контроля качества. Но в связи с расширением производства и освоением новых технологий опять остро встала проблема с землей. А эти тендеры земельные проводятся странно. Условия такие, что любая торговая фирма априори выиграет конкурс у производственного предприятия.

— Оцените, насколько инновационное ваше предприятие? Есть ли разработки в области высокой точности производимого оборудования, его энергоэффективности?

— У нас есть уникальные разработки трансформаторов, которые по своим параметрам износостойкости, надежности, экономической эффективности превосходят многие зарубежные аналоги. Но основной фактор качества и инновационного потенциала современных трансформаторных подстанций — это их энергетическая эффективность, возможность энергосбережения. Однако в России и странах СНГ отсутствует спрос на подобную продукцию. Если будут законодательно оформленные стимулы к закупке энергосберегающего электротехнического оборудования, то и мы начнем выпускать более энергоэффективные силовые трансформаторы. Во многих странах Запада введены жесткие нормы по повышению энергоэффективности промышленных предприятий. Вот, например, а Канаде определено, что в 2018 году показатели расхода электроэнергии на единицу выпускаемой продукции должны быть на 15% ниже, чем в 2012-м. Кто не выполнил — будет платить огромные штрафы. Четкие правила игры — производители энергетического оборудования инвестируют в новые технологии, поскольку они уверены в спросе на такое оборудование и, соответственно, в окупаемости своих вложений, а потребители заранее готовятся к закупкам нового оборудования. Таким образом, постепенно формируется новый рынок, а вся отрасль переходит на новые инновационные стандарты.

— Трансформаторы какой мощности наиболее успешны в продажах завода?

— Мы производим масляные трансформаторы общепромышленного и специального назначения мощностью от 25 до 1000 киловольт-ампер. Наиболее востребованными на рынке являются распределительные масляные трансформаторы серий ТМ и ТМГ мощностью от 160 до 630 киловольт-ампер, на их долю приходится около 60% общего объема производства. Объем производства трансформаторов специального назначения (для питания погружных электронасосов, питания анодных установок) составляет в среднем порядка 20%.

— Традиционно на большинстве рынков B2B большую долю занимает госзаказ. Какую долю спрос со стороны государственных или квазигосударственных структур составляет в структуре ваших заказов? Оцените эту долю по отношению к отрасли в целом.

— По итогам 2011 года совокупная доля компаний, в которых контролирующим акционером является государство (ОАО «Холдинг МРСК», ОАО НК «Роснефть» и др.), составила чуть более половины от общего портфеля заказов предприятия, а по итогам первого полугодия 2012 года эта доля незначительно увеличилась.

Изменение динамики спроса объясняется тем, что в последнее время наблюдается ужесточение стандартов в области энергосбережения и повышение требований потребителей к надежности оборудования, что, в свою очередь, способствует тому, что предприятия-заказчики заключают прямые контракты на поставку оборудования с заводами-изготовителями, а также приводит к уходу с рынка мелких производителей и компаний-перепродавцов.

— Многие руководители компаний среди проблем своего бизнеса на первое место ставят кадровый голод, заявляя о дефиците квалифицированных специалистов в России. Как вы решаете эту задачу для своего завода?

— С этой проблемой сталкивается и наше предприятие. Здесь стоит говорить о двух аспектах: о нехватке квалифицированных кадров рабочих специальностей и об отсутствии на рынке труда специалистов уникальных для каждого предприятия профессий.

Мы достаточно тесно работаем с профессиональными училищами. Проводим для учащихся экскурсии по предприятию, в ходе которых подробно рассказываем о деятельности завода, знакомим с условиями труда. Берем учащихся на производственную практику. Трудоустраиваем на предприятие зарекомендовавших себя практикантов после окончания ими учебного заведения.

А специалистов уникальных для нашего предприятия профессий, к примеру, намотчиков катушек или сборщиков сердечников трансформаторов, «выращиваем» сами. Для этого на предприятии реализуются программы первичного обучения, переквалификации и повышения квалификации, а также применяется система наставничества.

— Многие даже громкие проекты в области инновационных производств на деле являются всего лишь «отверточной сборкой» или сервисом для транснациональных корпораций и компаний из ЕС и США. Высокая ли локализация на вашем заводе? Можно ли с уверенностью сказать, что продукция «Алттранса» — отечественного производства?

— Да, наши трансформаторы и комплектные трансформаторные подстанции более чем на 95% состоят из комплектующих и материалов российских производителей. Поэтому мы с уверенностью можем сказать, что продукция ОАО «Алттранс» отечественного производства.

Новости партнеров







«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив

ММК переходит с бумаги на «цифру»

В рамках стратегии цифровой трансформации Группа ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» активно заменяет бумажные документы цифровыми – уже в 44 организациях Группы действует система электронного документооборота, разработанная специалистами ММК. Коммерческая версия программы доступна для приобретения сторонними компаниями

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Аналитики Reuters сделали новый прогноз по рублю и валютам EM
    Валюты развивающихся рынков упрочат свои позиции на фоне дальнейшего ослабления доллара и восстановления своих экономик после пандемии
  2. Германия все настойчивее продавливает свою линию в Европе
    Частично эти перемены объясняются пониманием того, что Германия не имеет выбора и должна стать лидером Европы в набирающей обороты борьбе между США и КНР
  3. Что увез Александр Лукашенко из Сочи
    На встрече с белорусским президентом в Сочи президент РФ Владимир Путин напомнил об «устойчивой и глубокой» кооперации с Белоруссией по целому ряду направлений и подтвердил намерение продолжать экономическую интеграцию с ней
Реклама