Правосудие по-норвежски

Евгения Новикова
24 августа 2012, 15:40

Норвежский суд признал вменяемым Андерса Брейвика, взорвавшего в 2011 году правительственный квартал в Осло и расстрелявшего на острове Утойя молодежный лагерь из расистских убеждений. Он приговорен лишь к 21 году заключения. Подсудимый доволен. В комфортабельной одиночной камере он намерен писать книгу о себе и своей идеологии.

Фото: AP
Норвежец Брейвик, террорист и убийца 77 человек, признан вменяемым и наказан 21 годом тюрьмы. Он доволен. И займется писательской деятельностью

Акт сверхгуманизма

Через 10 лет Андерс Брейвик может рассчитывать на условно-досрочное освобождение. В то же время норвежским законодательством предусмотрена возможность продления срока содержания под стражей по окончании 21 года пребывания в тюрьме. Сам Брейвик неоднократно заявлял, что не прочь провести в тюрьме длительное время.

Интрига сегодняшнего заседания окружного суда Осло состояла в том, признает суд Брейвика невменяемым или нет. В том случае, если бы он был признан невменяемым, ему грозило бы принудительное психиатрическое лечение, которое могло стать пожизненным. В случае признания вменяемости срок заключения ограничивается 21 годом лишения свободы. Брейвик еще до начала сегодняшнего заседания заявлял, что его устроит любой вердикт, кроме признания невменяемости: в этом случае он собирался подать апелляцию. Он настаивает на том, что совершенно здоров и убивал по идейным соображениям.

Напомним, 22 июля 2011 года он совершил двойной теракт — взорвал начиненный взрывчаткой автомобиль в правительственном квартале Осло (в результате погибли восемь человек), а затем открыл стрельбу в молодежном лагере Рабочей партии Норвегии на острове Утойя, где погибли 69 человек. Он обвиняется в терроризме и убийстве 77 человек. В ходе судебного разбирательства, длившегося чуть более года, он заявил, что своими действиями пытался привлечь внимание правительства и общества к проблеме исламизации Европы, засилья в стране мигрантов и вырождения норвежской нации.

Согласно показаниям, данным в процессе расследования, Брейвик состоял в тайной террористической организации «Орден тамплиеров», которая ведет борьбу против глобализации и мультикультурализма. Он утверждал, что в разных странах действуют ячейки этой организации. Однако следствие доказало обратное: он был убийцей-одиночкой.

Вместе с тем нынешним летом ряд норвежских политиков и редакции крупных местных газет получили по электронной почте ультиматум от «Ордена тамплиеров». В письме было изложено требование освободить Брейвика, признав его вменяемым. В противном случае «верхушке норвежского общества» грозили расправой. Правоохранительные органы Норвегии не нашли авторов письма. Но поиски продолжаются до сих пор. Напомним, Брейвик рассказывал полиции о том, что в 2002 году посетил Либерию, чтобы установить контакты с этой организацией.

Медики обследовали Брейвика дважды — одна группа врачей поставила диагноз «параноидальная шизофрения», другая группа сочла его абсолютно здоровым.

Прокуратура требовала отправить его в лечебницу, признав невменяемым. Как заявлял прокурор Свейн Холден, «лучше отправить нормального человека в психиатрическую клинику, чем поместить душевнобольного в тюрьму». Накануне клиника Дикемарк, куда намеревались отправить подсудимого в случае признание его больным, серьезно готовилась к приему пациента. Было подсчитано, что лечение обойдется налогоплательщикам в четыре раза дороже, чем содержание в камере.

Защита настаивала на нормальности Брейвика и на том, что он действовал исходя из своих гражданских убеждений. Руководство тюрьмы Ила сообщило, что «готово принять Брейвика и защитить от него общество». Там для него будут созданы специальные условия. Как рассказали норвежским СМИ в Управлении по делам тюрем и борьбе с преступностью, для Брейвика в Иле планируется построить отдельный корпус — для обеспечения еще большей безопасности.

Ныне он содержится в отделении для особо опасных преступников. Похоже, норвежская тюрьма — не слишком страшное место. В камере Брейвика три комнаты по восемь квадратных метров каждая. Одна — спальня, вторая — рабочий кабинет, оборудованный компьютером, третья — тренажерный зал. В его распоряжении дворик для прогулок, обнесенный бетонной стеной и затянутый сеткой. Он не может общаться с другими заключенными, но это для убийцы 77 человек не проблема: «Я долгое время живу в изоляции и, возможно, останусь один на долгие годы. В этом нет проблемы, это мой собственный выбор. Я привык жить в пуританской обстановке, так что мне не будет трудно оставаться в такой ситуации».

Писательская деятельность очень понравилась Брейвику. По словам его адвоката, в тюрьме он занимался написанием трех книг: о теракте, об идеологии, о будущем. Первую из них автор называет автобиографией. В ней он подробно изложил свои взгляды на жизнь и борьбу, а также детально рассказал об «Ордене тамплиеров».

90 страниц обвинения

Сегодня Брейвик был доставлен в суд на специальном бронированном автомобиле. Вокруг здания дежурили десятки полицейских машин. Сам зал суда также специально для Брейвика — самого опасного в Норвегии преступника — переоборудован и оснащен пуленепробиваемыми стеклами.

На заседание были допущены кроме обвинения и защиты пострадавшие и родственники погибших, а также лидер молодежного крыла Рабочей партии Норвегии Эскиль Педерсен. Это его лагерь был расстрелян Брейвиком. Трансляцию из зала суда вели на всю страну.

В ходе всего процесса убийца вел себя вызывающе. Точно так же и сегодня, когда с него сняли наручники, он поприветствовал присутствующих привычным гитлеровским жестом, выбросив руку вперед.

В полдень судья приступил к чтению 90-страничного приговора. Вердикт и срок стали известны уже в первые минуты, Брейвик был чрезвычайно доволен. Далее судья рассказал, как готовилось преступление. Подробно о компьютерных играх, в которые, готовясь к убийству, по 16 часов в сутки играл подсудимый, о поездках в Либерию и Лондон и контактах с якобы существующим «Орденом тамплиеров», разыскать который полиции так и не удалось. Далее судья сообщил об идеологической подоплеке преступления: «Брейвик считает, что этнические норвежцы вытесняются, происходит вторжение чуждых культур. В этом он обвиняет политику правящей Рабочей партии. "Нет свободы слова. Необходима вооруженная революция"».

Далее судья раскрыл, как из химических удобрений была приготовлена бомба. И поминутно — о том, как были совершены преступления: у зданий правительства и на Утойе, где Брейвик 121 раз выстрелил из пистолета и 167 — из автомата. 69 человек были убиты, 67 ранены, двое из них скончались позже. Расстреливая людей, Брейвик кричал, что он полицейский, разыскивающий преступника, и предлагал жертвам выйти из укрытий. А также пытался позвонить в полицию, чтобы сообщить, что он сделал на Утойе.

По свидетельству мировой прессы, пристально следящей за ходом заседания, Андерс Брейвик чувствует себя едва ли не победителем. Он получил то, что хотел: возможность широко заявить о своих принципах, признание того, что он действовал из идеологических побуждений, и, наконец, не смертную казнь и даже не пожизненное принудительное лечение, а оборудованную всем необходимым камеру, где он без помех сможет заняться тем, чем хочет.

Безопасность Европы под вопросом

Провозглашенная рядом европейских государств политика мультикультурализма действительно терпит крах. Не только в Норвегии, но и по всей Европе зарождаются и начиная с кризиса 2008 года все более активно действуют националистические движения, направленные против мигрантов, которых никак не удается интегрировать в европейское общество. Причин много: от разницы культур и менталитетов до различий в профессиональной подготовке и мотивации. Чем глубже кризис, тем успешнее противники политики мультикультурализма находят поддержку в обществе титульных наций: налогоплательщики возмущены, что на фоне бюджетного дефицита европейские страны выплачивают высокие социальные пособия мигрантам, которые не желают работать и не считают долгом испытывать чувство благодарности к приютившим их странам. Диаспоры, в свою очередь, радикализуются и выступают с требованиями, неприемлемыми для европейцев. Власти, исповедующие толерантность, зачастую удовлетворяют их капризы. Ситуация обостряется настолько, что в ряде европейских стран, известных терпимостью, к победе на выборах приходят националисты, места в парламентах получают ультраправые. Ведущие европейские лидеры начинают признавать крах политики в отношении мигрантов, еще несколько лет назад объявленной одним из столпов идеологии объединенной Европы. Но что теперь делать — по-прежнему неясно.