«Единственным гарантом мира и безопасности для республики является Россия»

Александр Раскин
27 августа 2012, 17:29

Южная Осетия 26 августа отметила четвертую годовщину признания независимости Российской Федерацией. Накануне президент республики, экс-глава республиканского КГБ Леонид Тибилов дал интервью «Эксперту Online».

Фото: ИТАР-ТАСС
Леонид Тибилов

— Что Вам, как главе республики удалось сделать за время вашего руководства? 

Главная задача главы государства — поддержание механизма государственного управления в рабочем состоянии. Когда аппарат налажен и работает в автоматическом режиме, все делается надлежащим образом и остается только рапортовать о достигнутых успехах, о том, что удалось сделать, о построенных квадратных метрах жилья, о собранных центнерах и росте валового национального продукта. Об этом можно говорить и сегодня, но пока для меня остается главным повышение качества всей системы управления. Плановая и стабильная работа — вот главный принцип. До этого уровня еще предстоит подняться, однако, в основном, контуры стали просматриваться. Хотел бы напомнить, что 26 августа 2008 года Южная Осетия стала признанным государством, постоянная угроза вооруженной агрессии со стороны Грузии осталась в прошлом, нам надо перестраивать систему государственного управления под новые условия. Чтобы государство было эффективным, оно должно быть гибким и динамичным, постоянно совершенствоваться и иметь ясные ориентиры развития. Вот эти ориентиры, направления развития государства и экономики страны у нас уже постепенно вырисовываются, уточняются и будут закреплены в соответствующем программном документе. 

Леонид Тибилов 3-------text.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Леонид Тибилов
Фото: ИТАР-ТАСС

— Как идет восстановление Южной Осетии. Что удалось уже сделать за 4 года? 

Хотелось бы больше. Однако вдумайтесь: Южная Осетия подвергалась вооруженной агрессии со стороны Грузии в 1989-1992, в 2004 и в 2008 годах. Разрушено было очень много. Нам приходится фактически отстраивать страну заново. Недавно в новостных сообщениях говорилось о том, что полная ликвидация последствий терактов в центре Осло, устроенных норвежским террористом Брейвиком, потребует десять лет времени и полтора миллиарда евро. Если один Брейвик сумел создать столько проблем, то можно представить, сколько удалось разрушить стараниями грузинской армии за годы войны. Тем не менее большая часть жилья в Цхинвале, разрушенного в августе 2008 года подремонтирована или восстановлена. Однако пока еще сотни людей остаются без своей крыши над головой. До сих пор не завершено восстановление административных и общественных зданий. Отремонтировано и построено много километров дорог, но и в этом направлении еще очень много предстоит сделать. 

— Ощущаете ли вы помощь Москвы в восстановлении экономики Южной Осетии и защите населения республики от агрессии со стороны соседней Грузии ? 

Ощущаем ли мы помощь России? Если бы не помощь России, Южная Осетия была бы просто стерта с лица земли. План нападения на Южную Осетию в 2008 году, разработанный в Тбилиси, получил говорящее название «Чистое поле». Грузии было нужно чистое поле, территория без населения, что предполагало тотальную этническую чистку. У грузинских властей в этом деле богатый опыт. Еще в 1920 году грузины сожгли всю Южную Осетию, несколько тысяч мужчин, женщин, стариков и детей было убито, уцелевшие бежали в Северную Осетию, где с тех пор осталось несколько населенных пунктов, где живут потомки беженцев из Южной Осетии. В 1989-1990 этническая чистка в отношении осетин в Грузии и война против Южной Осетии привели к новому потоку беженцев, число которых тогда превысило сто тысяч человек. Нетрудно представить, что случилось бы с Южной Осетией в 2008, если бы не помощь России. В августе 2008 года грузинские вояки на своей шкуре прочувствовали мощь российского оружия. Память о полученном уроке поохладила их пыл. Теперь на территории Южной Осетии российская военная база, само существование которой должно действовать на неугомонных соседей отрезвляюще. Невозможно переоценить помощь России в деле восстановления разрушенного войной. Многие годы блокады фактически уничтожили экономику Южной Осетии. Чтобы поднять страну из руин самостоятельно, у нас ушли бы многие десятки лет. Благодаря российской помощи восстановление и преспективы дальнейшего развития приобрели для Южной Осетии обозримые очертания. Сказать, что Южная Осетия просто признательна России за помощь — значит ничего не сказать. Благодарность нашего народа к России будет жить, пока живет наш народ. 

Леонид Тибилов 2-------text.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Леонид Тибилов
Фото: ИТАР-ТАСС

— Прошло четыре года с момента окончания войны между грузинами и осетинами. Какие сейчас взаимоотношения с соседями? 

Южная Осетия и Грузия остаются соседями. Само собой, что в общих интересах должно быть добрососедство, когда, по крайней мере, не ждешь каждодневно выстрела из-за угла. Как мы не забудем о том, что сделала Россия для нас, как она спасла наш народ и помогает нашей стране восстать из руин, точно так же мы никогда не забудем пролитой осетинской крови, того горя, которое принесли нашему народу грузинские агрессоры. Но мы искренне стремимся к прочному миру. Никогда с территории Южной Осетии никто не угрожал и не собирается угрожать Грузии. Но в Тбилиси думают в других категориях. Саакашвили мечтает о реванше и бряцает оружием. Грузия отказывается от подписания мирного договора или соглашения об отказе от применения силы. Западные союзники продолжают снабжать Грузию вооружениями и боеприпасами, фактически поощряя ее агрессивную политику. Не считая Вооруженных сил Южной Осетии, единственным гарантом мира и безопасности для республики является Россия. Только страх получить достойный отпор своим военным амбициям удерживает Грузию от новой авантюры. 

Леонид Тибилов 1-------text.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Леонид Тибилов
Фото: ИТАР-ТАСС

— Кто и как контролирует расходование выделенных на восстановление Южной Осетии средств? Были ли случаи хищения денег? 

Контрольно-счетная палата Южной Осетии тесно сотрудничает с российскими коллегами. Их задача — внимательно следить, куда направляется финансирование, как оно используется. На сегодня построена серьезная система контроля, и главное, — у контролирующих органов есть все полномочия и возможности для работы. Мы настроены на макссимально прозрачную работу. Тем не менее разбор работ, которые производились прежним правительством, ставит ряд вопросов, ответы на которые очень хотят получить наши компетентные органы. Можно говорить, как минимум, про нецелевое использование средств, завышение смет и крайне низкое качество или откровенную халтурность выполненных работ в ряде случаев. Были просто абсурдные случаи, когда зарывали траншеи, в которые не были уложены трубы. Но все это дело компетентных органов, от которых мы ждем оценки работ за предшествующий период. 

— Что будет на месте разрушенных во время войны грузинских сел? 

Есть много всяких выдумок вокруг этих так называемых разрушенных «грузинских сел». Грузинская пропаганда настойчиво формирует представление, будто в Южной Осетии есть «разрушенные грузинские села» и вопросы вокруг этой проблемы задают властям Южной Осетии. На деле речь идет о нескольких разрушенных селах около Цхинвала, в которых проживало смешанное грузино-осетинское население, где из общего числа было от 30 до 50 процентов осетинских жителей. Однако начнем по порядку. В 1920 году грузинские войска сожгли всю Южную Осетию. Сожгли все осетинские села, все осетинские дома. В 1989-1992 годах грузинские боевики сожгли и разрушили 117 осетинских сел. В тех селах, о которых идет речь, в 1989-1992 грузинами были сожжены и разрушены или просто отняты осетинские дома, а сами осетины — убиты или изгнаны. Осетинские беженцы оттуда оказались частью в Цхинвале, частью — в Северной Осетии. В начале августа 2008 года грузинское население из этих сел ушло в Грузию, поскольку они были предупреждены, что готовится нападение на Южную Осетию. Там оставались боевики — вооруженные подразделения, которые вели огонь по Цхинвалу. Во время войны дома там сильно пострадали от обстрелов, в том числе и от перелетов со стороны Грузии, откуда велся обстрел Цхинвала. В те дни там было не до тушения пожаров. На протяжении нескольких лет там стоят эти развалины, которые раньше были осетинскими или грузинскими домами. Во всем мире не подлежащие восстановлению развалины сносят. Построить новый дом обходится дешевле, чем восстанавливать старый. То же самое делается и в Цхинвале с домами, разрушенными грузинскими бомбежками. Руины надо сносить, грузинские они или осетинские, надо строить новое, благоустроенное, современное жилье. 

— Обращались ли к вам жители этих сел, с просьбой вернуться на территорию Южной Осетии или о выплате денежных компенсаций ? 

Осетинское население этих сел и осетинские беженцы, чьи дома были разрушены или отняты в Грузии, обращались к властям Южной Осетии, с просьбой помочь им обустроится на этой территории. На данный момент возможностей для оказания существенной помощи большому количеству беженцев у нас нет, но мы этот вопрос держим в поле зрения и будем решать. От тех, кто ушел в Грузию, таких обращений не поступало. Они обоснованно адресуют свои претензии к Саакашвили, который должен нести полную ответственность за все последствия развязанной им войны. 

Леонид Тибилов 4-------text.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Леонид Тибилов
Фото: ИТАР-ТАСС

— Проживают ли сейчас на территории Южной Осетии грузины. И если да, то как им живется? 

— В республике есть грузины, есть и грузиноязычное население. Это люди, которые участвовали в обороне Южной Осетии, либо, по крайней мере, относящиеся лояльно к идее независимости Южной Осетии. Таких людей всегда было достаточно много. Они являются органичной частью народа нашей Республики. Постепенно происходит адаптация населения освобожденной от грузинской оккупации части Ленингорского района. Те люди, которые не были причастны к преступлениям против Республики, они живут в своих домах, пользуясь теми же правами, что и все остальные жители. Отношение к ним со стороны осетинского населения также доброжелательное. Однако нельзя сказать, что кто-то в Южной Осетии ждет с распростертыми объятиями тех грузин, которые прямо или косвенно замешаны в преступлениях, которые принимали участие во враждебной деятельности. 

— Как вы сами оцениваете свой рейтинг среди населения республики? На кого вы опираетесь? 

Я не вижу необходимости в каких-то особых замерах рейтингов. Все достаточно хорошо видно и без социологии. Я повседневно много общаюсь с народом, много езжу по республике и вижу, что люди мне верят. Они чувствуют настрой руководства республики на серьезную работу, внимание к нуждам населения, видят что мы слов на ветер не бросаем. Что еще можно воспринимать как поддержку? Осетины достаточно сдержанный народ в проявлении своих чувств. В ходе предвыборной кампании я не раз говорил избирателям, что не собираюсь быть президентом какой-то одной группы населения, которая за меня голосовала, а буду стараться работать на объединение общества и на возрождение страны. Этого принципа я твердо придерживаюсь. В правительстве, в руководстве республики самое широкое представительство различных сил, которые все более находят общий язык. Эта позиция людям нравится, все чувствуют необходимость единства. Так что наша линия имеет широкую поддержку. 

— Расскажите о совместных проектах с российскими компаниями о строительстве газопровода из Северной Осетии и железной дороги, которая соединит Владикавказ с Цхинвалом? 

Магистральный газопровод Дзуарикау-Цхинвал действует на протяжении нескольких лет, это уникальный объект, который мог бы использоваться намного более полно, если бы был решен вопрос о газификации районов республики. Это только вопрос времени. Железная дорога, это хорошая перспектива, рано или поздно вопрос встанет на повестку дня, поскольку, учитывая объемы перспективного грузооборота, транскавказская железная дорога вопрос настоятельной экономической целесообразности. Наиболее удобные маршруты для строительства железной дороги через Кавказский хребет проходят через территорию Южной Осетии, так что этот вопрос сам просится к включению в российско-югоосетинскую повестку. 

— Какие отросли вы собираетесь развивать в республике ? 

На сегодня главная отрасль — строительство. Именно строительство могло бы стать локомотивом, который даст мощный стартовый толчок экономическому развитию. В Южной Осетии издавна было хорошее сельскохозяйственное производство, но за многие годы войн и блокады, из-за раграбления хозяйств грузинскими боевиками, из-за препонов с ирригацией, чинимых Грузией, из-за различных таможенных проблем товарное сельское хозяйство было практически сведено на ноль. На сегодняшний день таможенные вопросы постепенно решаются, есть перспективы для возрождения сельского хозяйства. Природные условия подсказывают различные направления развития сельского хозяйства, включая садоводство и виноградарство, животноводство, сыроваренное производство. Есть в Южной Осетии перспективы разработки различных природных ресурсов, например, тальк, различные рудные и нерудные ископаемые, огромное количество целебной минеральной и родниковой воды. Сам бог велел развивать в Южной Осетии курортно-санаторное направление. В то же время будем обязательно искать идеи для развертывания высокотехнологичных инновационных производств, без которых невозможно наполнение государственного бюджета. Есть хорошие перспективы для развития гидроэнергетики. Рассчитываем, что через несколько лет республика сможет обеспечить достаточное количество налоговых поступлений.