Прокрустово ложе

Иллюстрация: Эксперт Online
Группа Pussy Riot

В последние дни обсуждение приговора, вынесенного Pussi Riot, сводится к оценочным характеристикам на уровне «справедливый — несправедливый», а различные «акции» в поддержку участниц группы (спиливание крестов, хищение икон, взломы сайтов госструктур с размещением на них надписей нецензурного содержания) напоминают какую-то безумную вакханалию. На этом фоне мало кто пытается объективно подойти к вопросу, проанализировать приговор в контексте действующего законодательства и сделать беспристрастный, эмоционально не окрашенный вывод. Еще меньше задумываются над тем, что, собственно, представляет собой статья УК, которая вменяется участницам группы. А это весьма существенный момент, и вот почему.

Статья 213 ч. 1 п. «б» Уголовного кодекса РФ определяет хулиганство как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Даже непрофессионалу видно, что какие-либо объективные критерии, дающие возможность однозначно определить, являются чьи-либо действия хулиганскими либо нет, в статье отсутствуют. Не вносит ясности в данный вопрос и постановление пленума Верховного суда «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве»: единственное, что более или менее внятно прописано в постановлении, — это определение термина «явное неуважение» (умышленное нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованное желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним).

Таким образом, решение вопроса о том, что есть «грубое» (а что есть не грубое) нарушение общественного порядка, равно как вопроса о наличии в действиях подсудимого мотива религиозной ненависти и вражды, полностью отдано на усмотрение суда. Получается, что ст. 213 ч. 1 п. «б» УК РФ — это своеобразное прокрустово ложе, а судьи, увы, выполняют функции Прокруста.

Будучи юристами, рассуждая в сугубо профессиональном качестве, мы не оправдываем действия Pussi Riot и не осуждаем их: мы пытаемся разобраться, подпадают их действия под ст. 213 либо нет, и не выдергиваем из приговора цитаты с целью создания некой компоновки pro или contra. Ознакомившись и проанализировав приговор, констатируем, что вынесен он субъективно, но в том-то и дело, что субъективность, к сожалению, заложена в формулировке самой статьи УК, допускающей двойное толкование одних и тех же поступков. Поэтому, анализируя дело Pussy Riot, равно как и многие другие дела о хулиганстве, говорить об объективности не приходится в принципе. Прокрустово ложе — на то и прокрустово, что в него можно втиснуть любого: либо путем обрубания нижних конечностей, либо посредством растягивания тела вплоть до травм, не совместимых с жизнью.

Нельзя не отметить, что в период с 1996-го аж по 2007 год формулировка ст. 213 УК звучала совершенно иначе. Обязательными квалифицирующими признаками хулиганства помимо грубого нарушения общественного порядка и явного неуважения к обществу являлись применение насилия к гражданам или угроза его применения либо уничтожение или повреждение чужого имущества. Если бы хулиган, к примеру, ворвался в церковь во время молебна, нецензурно выразился в адрес Бога и оскорбил прихожан, его действия квалифицировались бы как административное правонарушение, если при этом хулиган, скажем, сорвал бы со священника крест и разгромил алтарь — налицо были бы признаки уголовного преступления. То есть имелся четкий и объективный, а не субъективный критерий, какое хулиганство считать преступлением, а какое — нет.

Чем руководствовались наши законодатели при изменении формулировок ст. 213 — неизвестно, но в итоге получилась именно та ошибка, которая, как говорил Талейран, хуже преступления. Фактически мы вернулись в советское время: текст статьи 206 «Хулиганство» давным-давно утратившего силу УК РСФСР мало чем отличается от актуальной редакции статьи 213 УК РФ. Не ясно, как все это согласуется с курсом на либерализацию уголовного законодательства, официально объявленном на государственном уровне, равно как с Конституцией РФ, запрещающей издание законов, умаляющих права человека, в данном случае — умаляющих право на справедливое судебное разбирательство.

На сегодняшний день приговор, вынесенный Хамовническим судом, в законную силу еще не вступил: ждем определение Мосгорсуда на кассационную жалобу подсудимых. В преддверии рассмотрения жалобы Мосгорсудом уместно вспомнить заявление Высшего церковного совета РПЦ, сделанное сразу же после вынесения приговора: «Существует различие между грехами против человека и грехами против Бога. Обращаемся к государственной власти с просьбой проявить в рамках закона милосердие к осужденным». Проявить суду такое снисхождение рамки закона вполне позволяют. Как юристы в заключение отметим, что во избежание двойного толкования судом действий лиц, обвиняемых по ст. 213 УК, требуется либо законодательная инициатива, в результате которой формулировки указанной статьи будут приведены в соответствие с Конституцией, либо соответствующее постановление Конституционного суда РФ.