Пустые угрозы Ромни

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
31 августа 2012, 13:34
Фото: AP
Митт Ромни и республиканская партия окончательно определились с внешнеполитическими пунктами своей предвыборной кампании

Митт Ромни и республиканская партия окончательно определились с внешнеполитическими пунктами своей предвыборной кампании — и эти приоритеты были с большой тревогой встречены во всем мире, и прежде всего в России. Фактически республиканцы обещают своим избирателям вернуться к агрессивной и односторонней внешней политике периода Джорджа Буша и вновь взойти на пьедестал мирового лидера. «Лидерство — тяжкое бремя… Но если мы снимем с себя такую ответственность, произойдет одно из двух —либо никто не захочет занять место лидера и наступит хаос, либо к власти придут наши враги — те, кто не разделяет наши ценности… У нас нет выбора», — заявила на съезде Республиканской партии бывшая госсекретарь США Кондолиза Райс. «Мы не можем позволить, чтобы наши союзники — от Латинской Америки до Азии, Европы, Ближнего Востока, и особенно Израиля — сомневались в лидерстве США. Мы не можем больше позволять России и Китаю накладывать вето на попытки защитить наши интересы и распространить наши ценности по всему миру, — конкретизировал эту стратегию Джон Маккейн. — Мы должны вернуть наши традиции лидерства и поддержать тех, кто столкнулся с грубой тиранией со стороны угнетателей и наших врагов». Заявления самого Митта Ромни были чуть менее резкими, но такими же по содержанию и смыслу. «За последние четыре года президент Обама подорвал лидерские позиции Америки. В отношениях с другими странами он оказывает доверие тем, кто его не заработал, других незаслуженно обижает и приносит извинения, когда этого не следует делать».

Именно поэтому республиканцы обещают полностью пересмотреть внешнюю политику Обамы в отношении «врага №1» — России — после победы Ромни на выборах. «Заключив соглашение СНВ-3... Отвергнув планы создания баз ПРО в Польше и Чехии, снизив планируемое для размещения на Аляске количество перехватчиков, сократив бюджет, администрация существенно подорвала возможности американской противоракетной обороны... президент Барак Обама заявил о намерении быть "более гибким" в отношениях с Россией после выборов... Президент-республиканец, напротив, будет честным и откровенным с американцами относительно его политики и планов», — говорится в партийной программе. Ромни же планирует «обуздать Москву» не только за счет пересмотра СНВ-3, но также за счет «освобождения Европы от российской газовой зависимости» через ускорение строительства трубопровода «Набукко» и поставки американского сланцевого газа в Европу, а также «освобождения» России от авторитаризма через более активную поддержку российских институтов гражданского общества. Новые отношения с Москвой должны, по мнению советников Обамы, быть «конструктивными». «Россия не поддержала нас по Сирии. Она не помогает нам воздействовать на Иран. Так что губернатор Ромни собирается перезагрузить "перезагрузку". Конструктивным образом. Россия будет нашим партнером, если будет конструктивно работать с нами по Ирану, по Сирии», — заявил один из советников Ромни по внешнеполитическим вопросам Норм Коулман. «Рационализация» отношений с Москвой должна быть одним из главных шагов для реализации главной внешнеполитической задачи новой республиканской администрации — наступление «века Америки» и возрождение американского лидерства.

Антироссийские заявления Ромни и лидерские амбиции республиканцев были восприняты весьма серьезно. Аналитики Citigroup даже заявили о том, что его победа вызовет обвал российского фондового рынка на 5–10%. Отчасти потому, что «две трети находящихся в свободном обращении акций российского рынка принадлежит иностранным инвесторам, половина из которых — это фонды США, поэтому взаимоотношения между властями РФ и США достаточно важны для рынка акций РФ». Жесткие высказывания республиканцев нашли отклик и в среде российских политиков. «Мы не думаем, что Ромни будет для нас легким партнером. Мы думаем, что Ромни будет, с риторической точки зрения, повторением администрации Буша, — заявил председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков. — Если он серьезно говорит об этом, боюсь, он может выбрать (в свою команду после победы. — "Эксперт Online") людей неоконсервативного склада. В его первый год на посту президента мы можем столкнуться с полноценным кризисом». Забурлила и общественность. Ультрапатриоты публично радуются возможности потягаться силами со Штатами и требуют от Кремля в ответ проводить не менее жесткую политику, а ультралибералы ждут, пока новые власти США наконец-то устроят «зарвавшемуся Путину» публичную порку.

Между тем алармистские обещания Ромни и его соратников вряд ли будут воплощены на практике. Просто потому, что США не могут себе позволить такой роскоши. Всем, кроме, может быть, ультраправых республиканцев, понятно, что времена Буша давно прошли. У Америки нет ни сил, ни ресурсов, ни достаточного уровня авторитета для того, чтобы снова осуществлять свой диктат на международной арене. Владеющий значительным объемом американского долга Китай, вспомнившая благодаря «арабской весне» о своих лидерских амбициях Европа, претендующие на роль лидеров в своих регионах Бразилия и Турция, да и, наконец, сама Россия попросту не дадут США этого сделать. Мир неотвратимо идет к многополярной системе — и мировой финансовый кризис лишь ускорил эту тенденцию.

Не пойдут США и на конфронтацию в отношении России. И дело не в том, что у США не хватит сил для того, чтобы добить российскую экономику, — игра просто не стоит свеч. Да, формально отношения между Москвой и Вашингтоном в последнее время серьезно обострились (прежде всего из-за сирийского вопроса) — однако ни о каком серьезном конфликте речи не идет. США нужны рабочие отношения с Кремлем. В условиях колоссального бюджетного дефицита, огромного внешнего долга, серьезных проблем на Ближнем Востоке и грядущих серьезных проблем в Восточной Азии Вашингтон не может позволить пойти на конфликт с Москвой. Мы нужны американцам как минимум для того, чтобы решать иранскую и афганскую проблемы. Ведь наше с Китаем вето в Совете безопасности ООН является достаточным оправданием для того, чтобы Вашингтон развел руки и заявил своим настойчивым друзьям из стран Залива о невозможности вторжения в Сирию. С другой стороны, мы не пересекаем «красные линии» и готовы на конструктивное сотрудничество с США — свидетельством чему стал отказ от поставок новых систем ПВО в Иран.

Антироссийские заявления Ромни объясняются той же причиной, по какой он и выбрал на пост своего напарника Пола Райана. Республиканцы мобилизуют электорат. Ведь сейчас и Обама, и Ромни воюют не столько за привлечение новых избирателей, сколько за консолидацию своей партийной базы. Их главная задача — заставить максимальное число своих избирателей прийти на участки. И антироссийские заявления, намекающие на слабость демократической администрации (как и, собственно, обещания избавиться от импорта нефти, которая ставит США в зависимость от монархий Персидского залива), нацелены именно на республиканских избирателей. Если же Ромни удастся взять Белый дом, то его внешнеполитическая программа, несомненно, претерпит серьезные изменения. Президент — несмотря на все его желания и обещания — будет встроен в систему и станет продолжать внешнеполитический курс Обамы, а именно проводить умеренную внешнюю политику для того, чтобы никто не мешал разбираться с внутриэкономическими проблемами Соединенных Штатов.