Резвый старт

Москва, 31.08.2012
В ходе реализации Соглашения о сотрудничестве, подписанного сторонами 5 мая 2012 года, «Роснефть» и Statoil подписали акционерные и операционные соглашения для работы на четырех шельфовых лицензионных участках — Персеевском в Баренцевом море и Кашеваровском, Лисянском и Магадане-1 в Охотском море.

Фото: ИТАР-ТАСС

Договоры идентичны по всем четырем лицензионным участкам. Как отмечается в пресс-релизе российской компании, «Роснефть» получает 66,67% акционерного капитала в каждом из совместных предприятий, доля Statoil составит 33,33%. Statoil профинансирует 100% затрат на стадии геологоразведки, включая программу обязательных работ по бурению шести поисковых скважин в период с 2016 по 2021 год. Соглашения также предусматривают обмен управленческими и инженерными кадрами между двумя компаниями и наработку опыта и квалификации по основным направлениям разведки и добычи углеводородного сырья.

«Подписанный сегодня пакет документов — еще один важный шаг в реализации стратегического соглашения о сотрудничестве, заключенного в мае 2012 года, — приводится в пресс-релизе комментарий главы "Роснефти" Игоря Сечина. — Темпы реализации соглашения со Statoil вселяют оптимизм и позволяют говорить о том, что все обязательства, взятые на себя компаниями в рамках совместного предприятия, будут выполнены в надлежащий срок при строгом соблюдении всех норм экологической безопасности».

В свою очередь, главный управляющий Statoil Хелге Лунд отметил, что очень важно, что Statoil и «Роснефть» прошли этот этап в реализации подписанного 5 мая соглашения о сотрудничестве. «Мы с нетерпением ждем начала геологоразведочных работ на этих лицензионных участках, которые Statoil будет проводить совместно с "Роснефтью". Подписанные сегодня соглашения наполняют меня уверенностью в успехе нашего совместного стратегического предприятия. Мы прекрасно работаем вместе и стремительно движемся вперед», — сказал он

Напомним, что в последнее время норвежская компания из двух российских нефтегазовых грандов, «Газпрома» и «Роснефти», явно делает выбор в пользу последней. Об их стратегическом партнерстве было заявлено в мае, а уже летом Statoil вышла из газпромовского Штокмановского проекта. Причем заявив, что у нее не хватает средств для реализации столь масштабных задач.

«Нефть пользуется более высоким спросом, чем природный газ. Газ в США в три раза дешевле, чем в Европе, а нефть дешевле лишь на 16%. В основном такое различие вызвано тем, что, во-первых, рынок нефти, в отличие от рынка газа, является глобальным. Ее гораздо легче транспортировать. Во-вторых, газ мало используется в качестве моторного топлива. В ряде случаев им нельзя заменить нефть без значительных потерь. Еще одним фактором является разница в объеме мировых запасов. Нефти уже сейчас мало. При текущем уровне добычи и того и другого газа хватит лет на 20 дольше, — рассуждает аналитик ИФК "Солид" Дмитрий Лукашов. — Statoil является государственной норвежской компанией. Вряд ли у нее может быть недостаток в финансировании. У Норвегии денег хватает, но вот нефть объективно заканчивается. В 2011 году нефтедобыча Норвегии упала на 5,2% по сравнению с 2010 годом, а по сравнению с 2001 годом — на 40%. Это говорит о том, что пик добычи давно пройден. Новых запасов нет, но остались опыт, оборудование и технологии. Полагаю, что сотрудничество с "Роснефтью" будет взаимовыгодным».

Однако окажутся ли рентабельными эти проекты «Роснефти» и Statoil к моменту пуска добычи на месторождениях и не слишком ли будет дорога добываемая там нефть для продажи на мировом рынке? «Себестоимость добычи или производственные расходы — это лишь небольшая часть общих затрат компании. Когда скважины пробурены, есть готовая инфраструктура и уже пошла нефть, производство, вероятно, приносит только удовольствие, — говорит Дмитрий Лукашов. — По итогам прошлого года расходы "Роснефти" на баррель добытой нефти за вычетом НДПИ и экспортной пошлины составили порядка 37,5 доллара; из них себестоимость собственно добычи — чуть больше 7 долларов. На шельфе все будет дороже в основном из-за масштабных капитальных затрат. Нужно будет выполнить много тяжелой работы. Полагаю, что компании потребуется льготный налоговый период на время освоения морских месторождений».

Причин норвежского выбора в пользу «Роснефти» может быть несколько, полагает ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов. «Во-первых, подписаны соглашения с "Роснефтью", и их надо выполнять. Во-вторых, интерес норвежской компании к работе в России высок, и компания нашла возможность принять участие в других проектах. В-третьих, учитывая, что освоение российского арктического шельфа развивается быстрыми темпами, норвежцы, участвуя в этом процессе, вероятнее всего, рассчитывают получить необходимый опыт, который они могут применить потом при работе в Арктике на шельфе других государств, не только в Норвегии, — говорит он. — Не стоит придумывать теории заговора и подозревать норвежскую компанию в чем-то плохом. Возможно, требуемые средства на освоение Штокмана действительно гораздо больше, чем средства, требуемые на проведение ГРР на участках "Роснефти"».

Что будет к моменту начала добычи на этих месторождениях — неизвестно, но в одном можно быть уверенным совершенно точно: обе компании умеют считать деньги, отмечает аналитик. «Если проекты будут убыточны, то они будут заморожены до улучшения ситуации на рынке, — полагает он. — Добыча углеводородов в Мировом океане — это будущее отрасли, и рано или поздно большая часть нефти и газа будет добываться там, а значит, этим неизбежно придется заниматься. И те компании, которые раньше начнут такую добычу, получат конкурентное преимущество».

«Роснефть» и Statoil договорились о совместной работе на четырех участках шельфа Баренцева и Охотского морей еще в мае 2012 года, и нельзя соотносить реализацию этих проектов с проектом по разработке Штокмановского месторождения, полагают аналитики «Инвесткафе» Григорий Бирг и Юлия Войтович. «Штокман стал невыгоден разработчикам, так как все более остро встает вопрос о рынках сбыта газа с месторождения: потребление газа в Европе падает, кроме того, возрастает конкуренция со стороны СПГ из стран Ближнего Востока, Азиатско-Тихоокеанского региона, а также завода Ямал-СПГ "НоваТЭКа". Кроме того, затраты на разработку Штокмана велики, а российские власти так и не предоставили разработчикам месторождения налоговых льгот, — рассуждают они. — В проекте по разработке Штокмановского месторождения Statoil принадлежала 24-процентная доля. В разработке шельфа с "Роснефтью" норвежской компании принадлежит 33,3%. Суммарные прогнозные извлекаемые ресурсы четырех участков достаточно перспективны и составляют более 3,4 млрд тонн н. э. И вполне вероятно, что по результатам геологоразведки запасы месторождений окажутся выше прогнозных».

Соглашение между компаниями было подписано еще нынешней весной, поэтому внезапным переходом Statoil это назвать трудно, соглашается начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ «МЭФ-Аудит» Константин Гречухин. «Вопросы по освоению Штокмана возникли еще раньше. Складывающаяся ситуация на мировом рынке газа инициировала свое видение концепции развития у участников Штокмана, что привело к определенным разногласиям, которые разрешить в короткие сроки не удалось, — говорит он. — К тому же надо учесть, что при разработке месторождений "Роснефти" Statoil получает доступ к нефтяным запасам, которые ей необходимы. Ситуация на нефтяном рынке сейчас не такая спорная, как на газовом. Определенного рода диверсификация рисков для норвежцев наверняка имеет свое значение в плане эффективности. В принципе в случае развития "тяжелой" ситуации Statoil может выйти и из этого соглашения. До начала бурения разведочных скважин еще три года».

В большинстве стран средняя себестоимость добычи нефти 30 долларов за баррель, не включая страны Персидского залива, где она самая дешевая — может доходить до 10 долларов, напоминает аналитик. «Естественно, что в условиях Арктики она будет дороже. Американские компании добывали нефть на своих северных шельфах по себестоимости 70 долларов, — отмечает он. — Но сейчас, при применении новых технологий, максимальной оптимизации деятельности и не в последнюю очередь налоговых послаблений, наверное, можно достичь показателя 50 долларов за баррель».

Сейчас газовый рынок меняется — рост объемов СПГ, сланцевый бум постепенно меняют саму структуру рынка. Предсказать, как будет формироваться цена на газ через три-четыре года, практически невозможно. В этом инвестиционные риски разработки Штокмана очень высоки, что, судя по всему, и побудило Statoil выйти из проекта, полагает директор филиала  «2К Аудит — Деловые консультации / Морисон Интернешнл» в Санкт-Петербурге Олег Семенов. «Нефтяной рынок в плане ценообразования более стабилен, понятны принципы формирования стоимости, соответственно, и прогнозирование инвестиционных рисков является более точным, — говорит аналитик. — Российский шельф является перспективным направлением, и Statoil готова рискнуть средствами для выхода на российский рынок. Если исключить вопросы правовладения, практически тем же самым Statoil рискует и при геологоразведке норвежского шельфа. В России инвестиции в геологоразведку — по сути, плата за выход к перспективным месторождениям».

Что касается себестоимости добычи на российском арктическом шельфе, то, по мнению аналитика, пока об этом сложно судить. «Однако можно с уверенностью сказать, что себестоимость будет высокой. Впрочем, это общемировая тенденция — легкодоступной нефти становится все меньше — нефтяникам приходится искать все глубже и дальше от инфраструктуры, — отмечает он. — Сегодня наиболее дорогая добыча идет на шельфе США. Себестоимость добычи барреля в Мексиканском заливе официально не менее 30 долларов, но это является строжайшей коммерческой тайной. По данным Международного энергетического агентства, себестоимость добычи барреля здесь превышает 60 долларов. На Приразломном месторождении в России себестоимость добычи также оценивается примерно в 30 долларов за баррель. Очевидно, что и на новых шельфовых месторождениях себестоимость будет не ниже. Оценка экономической целесообразности проектов будет составляться на основе рыночной стоимости нефти и прогнозов развития сырьевых рынков. К тому же не исключено, что за счет административного ресурса "Роснефти" новые проекты получат определенные налоговые льготы. Поэтому для Statoil выход на российский нефтяной шельф представляется весьма перспективным».

Чистая прибыль Statoil по итогам первого полугодия составила 57 млрд евро, так что те деньги, которые компания списала из-за Штокмана, не нанесли ей серьезного ущерба, полагает управляющий активами БК AForex Сергей Ковжаров. «У Statoil есть опыт, которого нет у "Роснефти", поскольку норвежская компания пробурила около 90 скважин в Баренцевом море. Ей нужен надежный партнер в России, и при этом естественно, что выбор падает на госкомпании, — говорит он. — Охотское море — это перспективный регион, и "Роснефть" нацелена на открытие участков общей мощностью около 1 млрд тонн нефтяного эквивалента. Конечно, это дорогостоящий проект, но при сохранении существующих цен на нефть обе стороны окупят вложенные деньги в течение десятилетнего цикла».

У партнеров




    Коллектив «Полюса» заработал благодарность президента

    Коллектив компании ПАО «Полюс» получил благодарность президента России Владимира Путина за заслуги в развитии золотодобывающей отрасли и высокие производственные показатели. «Полюс», крупнейший золотодобытчик в России и один из десяти крупнейших в мире, последовательно наращивает объем производства

    Одно из направлений в искусстве

    7-9 ноября впервые состоится Международная форум в области дизайна и архитектуры «Best for Life», который пройдет в Италии. В рамках форума организована премия «Best For Life Award» в области промышленного и цифрового дизайна, архитектуры и визуальных коммуникаций

    Открой #Моспром

    Москвичи и гости столицы стали участниками проекта «Открой#Моспром» и своими глазами увидели работу московских промышленных предприятий. Они посетили крупнейшую в Европе фабрику мороженого «Баскин Роббинс», завод известного на весь мир производителя напитков — Coca-Cola HBC Россия и многие другие точки на карте высокотехнологичной промышленности столицы

    Меньше серы, больше «цифры»

    «Норильский никель» ведет масштабную модернизацию производства, призванную существенно сократить негативное влияние на окружающую среду, и готовит к выпуску новый продукт для инвесторов — токены на металлы

    Маркировка товаров: что делать и чего ожидать бизнесу

    с 1 июля стала обязательной маркировка табака, в декабре 2019 года добавят еще четыре товарные группы. Штраф за нарушение закона о маркировке будет достигать 300 тысяч рублей
    Новости партнеров

    Tоп

    1. «Буревестник» отправят на доработку
      Авария на испытаниях новой российской крылатой ракеты неограниченной дальности ясно показала, что это оружие требует целой серии дополнительных испытаний двигательных установок, которые должны слаженно работать на всех режимах полета, в том числе при сложных маневрах, которые это изделие совершает для преодоления систем ПВО и ПРО
    2. Инвесторы разлюбили сланцевиков
      Несмотря на то, что сланцевые компании добывают рекордные объемы нефти и газа, им все труднее находить инвесторов, готовых вкладывать в них деньги.
    3. Второе дыхание «Одного пояса, одного пути»
      По оценкам Всемирного банка, уже построены или находятся в процессе строительства железные дороги и автострады, порты и множество других проектов общей стоимостью 575 млрд долларов
    Реклама