Уголовное преследование бизнеса как средство государственного регулирования экономики

31 августа 2012, 12:15

Сегодняшние «герои дня» — сотрудники правоохранительных органов и следователи, продолжающие жить в системе, идеологическое правило которой — отсутствие всяких правил. В России отсутствует плодотворная модель взаимодействия государства и предпринимателей, основанная на социальном консенсусе.

По данным Центра правовых и экономических исследований, каждый шестой предприниматель привлекался к уголовной ответственности — осуждены более 3 млн предпринимателей за последние десять лет. Эти цифры говорят о том, что явление уже носит массовый характер, ошеломляет абсурдность обвинений уголовных дел, приведенных в качестве примера.

На Ставрополье был случай, когда к уголовной ответственности привлекался фермер, который параллельно занялся переработкой бытовых отходов, накопившихся на свалке. Его признали преступником — только потому, что он не догадался лицензировать эту часть своей деятельности. Таким образом, возвращая обратно в хозяйственный оборот то, что, казалось, должно было пропасть, и, давая людям работ на переработке мусора, он попал под уголовное следствие Александровского районного суда. Подобного рода предпринимателей, «наносящих вред обществу», очень много.

Например, сэкономив из-за патриотических чувств государству более 28 млн при реконструкции непригодных для эксплуатации объектов, вы можете также попасть под следствие. Такая история произошла с предпринимателем из Санкт-Петербурга Игорем Павловым, генеральным директором ООО «Спецтехкомплект», против которого незаконно было начато уголовное расследование. В данном случае государственная экспертиза Минюста РФ спасла Игоря Павлова и «Спецтехкомплект» от «травли» на региональном рынке Мурманской области. Благодаря ее весомым заключениям следствие должно быть прекращено в силу отсутствия состава преступления.

Где же сегодня находится граница, которая отделяет настоящих преступников от тех, кто продолжает производить и строить вопреки всем капризным причудам государственной экономической политики?

Для общества в целом очень важно, чтобы правоохранители отвлеклись от стремления влиять на рынки и начали сдерживать личную заинтересованность в судьбе отдельных предприятий, считает заместитель председателя «Деловой России» Андрей Назаров. По его мнению, только в этом случае полиция и следователи смогут сосредоточиться на борьбе с действительно серьезными угрозами терроризма, бандитизма, коррупции.

Современная модель уголовного преследования бизнеса, сложившаяся сегодня в России, подавляет деловую активность и подвергает деформации эффективные экономические институты. Она основана на идее управления экономикой посредством уголовного права, сформировавшейся еще в социалистические годы, в условиях отсутствия каких-либо ограничителей. Истоки этого подхода к уголовному преследованию бизнеса в имущественном интересе правоохранителей и других заинтересованных лиц, имеющих доступ к рычагам уголовной юстиции. Таким образом, в настоящее время продолжается массовая практика давления на бизнес под видом «восстановления справедливости». Бизнес-сообщество уже давно осознало эту проблему и начинает применять институциональную поддержку в борьбе за правду. Например, благодаря деятельности Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» были прекращены уголовные дела против предпринимателей Коноваловых из Краснодарского Края и Сулеева Д. П. из Приморского края, попавших в ситуацию коррупционного беспредела.

Как считает глава Центра правовых и экономических исследований Михаил Субботин, в сложившихся условиях «рыночной» экономики можно вызвать подозрения у правоохранителей, не только получая «сверхприбыль», но и полагающийся доход без нанесения ущерба кому-либо. По словам Михаила, это равнозначно тому, что сажать за убийство без убитого. Не обязательно даже, чтобы дело закончилось обвинительным приговором, наказанием здесь становится само следствие: несколько лет «скрупулезного» расследования способны пошатнуть или разрушить любой успешный бизнес и без уголовного наказания. В случае с делом Игоря Павлова и ООО «Спецтехкомплект» военно-следственными органами распространена порочащая его деловую репутацию информация, чем, по сути, был нарушен принцип презумпции невиновности. «К сожалению, далеко не у всех следователей и их начальников хватает мужества признать свои ошибки и поступить действительно по закону. У большинства на первом месте стоит карьера. Они забыли, что каждый обвиняемый — это прежде всего человек, а не процессуальное лицо. Сломанные судьбы людей и цена следственной ошибки уже никого не интересуют», — делится жизненным опытом Игорь Павлов. Поэтому важно отметить, что для бизнеса гласность неподтвержденных обвинений может приобрести стойкий оттенок клеветы.

В результате сегодня в России складываются «уголовно-правовые способы давления и управления экономикой». В отношении предпринимателей сформированы крайне неблагоприятные условия. Это почувствовал Дмитрий Медведев и заявил, что такой предпринимательский климат необходимо менять «радикальным образом». Важно отметить, что России необходима не только модернизация уголовного законодательства, но и прежде всего модернизация сознания правоохранителей. Данная проблема лишь отчасти в законах. Основной «камень преткновения» лежит в отношении должностных лиц правоохранительной системы непосредственно к человеку, который лишь «расходный материал», для достижения чьих-то целей, а его конституционные права до сих пор носят декларативный характер.