Подальше от начальства

Москва, 11.09.2012

Фото из архива автора

Все они правы: саммит АТЭС-2012 для Владивостока — событие историческое. Не только потому, что впервые сюда съехались два десятка лидеров стран и экономик. Но и потому — говорю это как житель Владивостока, — что стройки саммита в основном завершены и жить в городе стало несколько комфортнее. Для внешнего наблюдателя саммит АТЭС интересен обсуждавшимися на нем вопросами международного сотрудничества (сдаст ли Россия свои площади иностранным аграриям, куда начнет поставлять восточносибирскую нефть и сахалинский газ и т. п.). Но для местного жителя эти темы слишком абстрактны. Тогда как подготовка к саммиту, которая велась на протяжении целой пятилетки, куда конкретнее. Это та самая инфраструктурная городская рубашка, которая ближе к телу. И вряд ли кто-то даже из самых отъявленных скептиков выскажется против, к примеру, уже открытого для движения моста через бухту Золотой Рог.

Но есть и обратная сторона медали. 2–9 сентября жители Владивостока, для которых все это строилось, оказались в городе лишними. Главными на это время стали силовики, зачистившие едва ли не все улицы, хотя и старавшиеся, надо отдать должное, действовать корректно. Больших скандалов удалось избежать. Был, впрочем, заблокирован в своей квартире левый активист Николай Соснов — организатор «антисаммита» оппозиции, прошедшего в виде пикника в районе Токаревской Кошки, откуда хотя и виден Русский остров, где проходили основные события саммита, но не видна бухта Аякс, в которой тусовались випы.

Даже учебный год специально отодвинули на две недели, чтобы отпускники с детьми не спешили вернуться в город в начале сентября. Взвесив все составляющие, я решил от греха подальше на дни саммита вообще покинуть Владивосток и уехать в какой-нибудь медвежий и тигриный угол — подобно фадеевским партизанам в ожидании разгрома. Устроить свой персональный антисаммит и перезагрузку. В отличие от сотен коллег-журналистов я намеренно не стал подавать документы на аккредитацию в оргкомитет саммита АТЭС. В «кремлевский пул» нас, провинциалов, не взяли бы все равно. Прекрасно представляю по прошлому опыту, как все это выглядит: заранее (очень заранее) соберут, обыщут, посадят перед монитором — и все. Никаких «эксклюзивов», да и какие там могут быть эсклюзивы — все моментально появится в интернете. Что касается острова Русского, то на нем я бывал десятки раз — начиная с перестроечного детства и заканчивая августом 2012 года. Видел этот остров военным и закрытым; видел опустевшим и заброшенным с руинами гришковцовских учебок, поросшими кустарником; видел лихорадочно готовящимся к саммиту, когда дороги на острове еще были грунтовыми, а вместо университетских корпусов, принявших гостей, зияли котлованы. Помню чиновничьи разносы и строительные скандалы, протестные акции не желавших переселяться островитян; помню, наконец, и нынешний Русский — уже с введенным в строй мостом и фантастически выглядящими хайвеями. Так что едва ли я увидел бы что-то для себя новое.

Но даже несмотря на отсутствие аккредитации, саммит, словно недавний тайфун «Болавен», все-таки затронул меня своим крылом. Придя на прошлой неделе на владивостокский автозавод Sollers посмотреть на запуск в производство нового кроссовера Mazda, я оказался свидетелем визита на это же мероприятие президента России Владимира Путина. Но после я погрузился в рейсовый автобус и уехал в далекий поселок Восток, затерявшийся на карте на севере Приморья. Не хотелось оставаться в городе, где прекратил свою работу порт, где численность силовиков-гастарбайтеров, пусть в красивой юдашкинской форме, приблизилась к численности основного населения, где возникали спонтанные непрогнозируемые пробки, где на Набережной пели «Бурановские бабушки», где улицы зачистили не только от проституток и хулиганов (что, может быть, и неплохо), но и от продавщиц культового местного фастфуда корейского происхождения «пян-се» (что ужасно).

Многие страхи и слухи не подтвердились: к примеру, никто не создавал дефицит бензина и не лишал автомобилистов в массовом порядке прав. Но дело еще в том, что за последние четыре года от саммита я порядком устал, потому что все эти годы приходилось постоянно о нем писать и рассказывать — куда больше и чаще, чем даже о «приморских партизанах», самом-одиозном-губернаторе-Дарькине или кровожадных акулах. В сентябрьские же дни говорить о чем-то другом стало вообще невозможно. Зашкаливающий пафос казался несовместимым с жизнью.

До Востока ехать автобусом 14 часов — дольше, чем лететь до Москвы. Это маленький скорее городок, чем поселок — букет пятиэтажек посреди тайги и сопок Сихотэ-Алиня; никакого жилья на сотню километров в радиусе. Поселок назван в честь вольфрамового месторождения «Восток-2», получившего такое имя, в свою очередь, из-за титовского космического корабля, как раз в дни открытия облетавшего планету. Поэтому часто поселок так и зовут — «Восток-2», как будто где-то рядом есть еще «Восток-1». Сердце моногородка — горно-обогатительный комбинат, на котором из шеелитовой руды делают вольфрамовый концентрат.

Среди тайги и руды я провел самые горячие саммитовские дни, только в понедельник вернувшись обратно — в город со свежепостроенными мостами, но уже без президентов; в — наконец-то — город для людей (хотя целый ряд саммитовских строек еще предстоит доделывать). В город, который, по чьему-то меткому выражению, «отфотошопили». Впрочем, стройки саммита — это не только «фотошоп», к которому можно отнести, например, раскрашенные в веселенькие цвета знаменитые владивостокские гостинки — мрачные трущобы-«хихишники», прозванные «шуваловскими деревнями». Новые дороги, мосты, аэропорт с аэроэкспрессом, очистные сооружения — это фантастика, ставшая реальностью. Владивостоку действительно невероятно повезло. Я рад за свой город, но еще сильнее рад тому, что безумие АТЭС-2012 завершилось и теперь во Владивостоке можно жить спокойно.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. В правительстве явно обозначились две партии
    Вице-премьер Юрий Борисов заявил, что России пора перестать гордиться профицитным бюджетом и начинать увеличивать заимствования. Заимствовать обязательно надо, считают эксперты, а также и резервы расходовать, ведь за это не придётся платить никому 6.5% годовых и более. Но решится ли правительство включить денежный насос?
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама