Балтийский узел

Москва, 14.09.2012
Строительство Россией Балтийской АЭС в Калининградской области вновь стало предметом разбирательства между атомным концерном «Росатом» и властями Литвы. Литовцы, лишившись под давлением Евросоюза Игналинской атомной станции, по-прежнему хотят вновь построить у себя атомную станцию, но резонно опасаются, что она себя не оправдает, если Россия до этого запустит свою АЭС в Калининградской области. И это мешает «Росатому» привлекать зарубежных инвесторов к строительству Балтийской АЭС.

Иллюстрация: Эксперт Online

Российский атомный концерн «Росатом» продолжает работу по привлечению иностранных инвесторов в проект Балтийской АЭС. Об этом заявил журналистам заместитель генерального директора «Росатома» Кирилл Комаров в кулуарах конференции Всемирной ядерной ассоциации. «"Росатом" продолжает работу по привлечению иностранных инвесторов в проект Балтийской АЭС. Но мы обсуждаем с потенциальными участниками возможность инвестирования в проект не только через покупку акций, но и через другие способы, например, через финансирование под поставки оборудования из других стран. У нас целый пакет различных вариантов», — передало его слова РИА «Новости».

Балтийская АЭС, состоящая из двух энергоблоков ВВЭР-1200 мощностью 1194 МВт каждый, начала строиться «Росатомом» в самом западном регионе России в феврале 2010 года. Сейчас здесь развернуты работы на 20 объектах основных зданий и 26 временных титульных объектах строительной базы. На первом энергоблоке в августе был выполнен монтаж вертикальной облицовки фундаментной плиты здания реактора на отметках -8,730 и 7,500 м, на втором в сентябре будет обустроен котлован под здание «ядерного острова».  «В ближайшие два месяца вместе с Концерном "Росэнергоатом"  будет сформирован план по дальнейшему наращиванию численности и вводу на площадку строительных организаций. В следующем году объем работ будет увеличен, как минимум, в два раза», — сказал на последнем оперативном штабе по строительству станции директор «НИАЭП» (генеральный подрядчик строительства)  Валерий Лимаренко.

Балтийская АЭС (БалАЭС) уникальна тем, что это первая российская атомная станция, которая строится специально для экспорта российской электроэнергии за рубеж. При выходе на плановую мощность к 2021 году БалАЭС должна ежегодно вырабатывать более 17 млрд кВт/часов электроэнергии. Это в пять раз больше, чем может сейчас «съесть» региональная энергосистема Калининградской области. Поэтому, когда рождался этот проект, предполагалось, что электроэнергия от БалАЭС будет экспортироваться, в страны Балтии и Польшу, через NordBalt — в Швецию, и по подводному кабелю — в Германию. И момент для строительства станции был выбран, на первый взгляд, очень удачный. Накануне начала атомной калиниградской стройки  31 декабря 2009 года в соседней Литве по требованию Евросоюза был остановлен последний энергоблок Игналинской АЭС, которая была одним из крупнейших поставщиков электричества в балтийском регионе. Литва взамен этого, конечно, получила доступ в Евросоюз и 1,3 млрд евро с обещанием заплатить еще почти столько же до 2013 года. Но оборотной стороной закрытия «Игналинки» стал 30%-ный дефицит электроэнергии в этой стране и резкий рост цен на нее.

Поэтому расчет «Росатома» на то, что место «Игналинки» на энергетическом рынке балтийского региона может занять Балтийская АЭС, в принципе, был верен. Более того, российская ядерная корпорация приняла беспрецедентное решение пригласить на строительство этой станции зарубежных инвесторов, отдав им долю до 49%. Соответствующие приглашения и переговоры за последние три года прошли, пожалуй, со всеми крупнейшими энергетическими компаниями Европы. Однако официального объявления о том, что тот или иной европейский энергетический концерн выступит соинвестором строительства в Европе новой российской атомной станции, до сих пор нет. И это, конечно, удивительно, учитывая сколь настойчиво за несколько лет до этого — в 2007-2008 годах, европейские энергогиганты стремились приобрести в России в рамках ликвидации федерального энергохолдинга РАО «ЕЭС России» тепловые генерирующие станции. В итоге итальянская Enel купила ОГК-5, германский E.On –ОГК-4, а финский Fortum — ТГК-10. Причем, купили за очень хорошие деньги. А вот с соинвестированием зарубежными инвесторами строительства атомной российской экспортно-ориентированной электростанции дело пока движется туго.  

Может быть, это связано с нарастающим в Европе финансовым кризисом. Может, проблема в «постфукусимском сидроме», который, например, вынудил Германию объявить о закрытии всех своих атомных станций и это повлияло на позиции немецких энергоконцернов в отношении Балтийской АЭС. Но свою лепту в этот процесс, очевидно, внесла и позиция Литвы в вопросе строительства Балтийской АЭС.  Официальные власти этой страны никогда не скрывали, что им не нравится идея строительства Россией этой станции в Калиниградской области. И основным доводом «против» является неверие официального Вильнюса в то, что Балтийская АЭС станет одним из самых безопасных энергетических объектов в мире. И сколько ни пыталась российская сторона убедить власти Литвы в обратном, их позиция не меняется.  

Несколько дней назад глава «Росатома» Сергей Кириенко даже вынужден был обратиться с открытым письмом к главе МИД Литвы Аудронюсу Ажубалису, министру энергетики республики Арвидасу Секмокасу и министру защиты окружающей среды Гедиминасу Казлаускасу принять делегацию России для проведения официальных консультаций по проекту строительства Балтийской АЭС в Калининградской регионе. Поводом для этого шага российской стороны «послужили участившиеся в последнее время заявления официальных лиц Литовской Республики о якобы непрозрачности проекта Балтийской АЭС». «Считаю необходимым обратиться к Вам открыто, через средства массовой информации, так как уверен, что литовское общество должно быть в полной мере осведомлено обо всех аспектах этого проекта. Не сомневаюсь, что открытое обсуждение одного из самых современных проектов АЭС будет способствовать формированию позитивного отношения граждан Литвы к атомной энергетике в целом. На сегодняшний день официальные консультации по проекту Балтийской АЭС в духе Конвенции Эспоо были проведены с представителями 9 из 10 названных государств. Эти обмены мнениями продемонстрировали благожелательное отношение сопредельных стран к проекту и не вызвали возражений против него у наших партнеров. Литовская Республика оказалась единственным государством Балтийского региона, которое до сих пор не согласилось даже на проведение двусторонних консультаций», — пишет Сергей Кириенко.

«Росатом» действительно за последние несколько лет провел общественные слушания по оценке воздействия Балтийской АЭС на окружающую среду (ОВОС) в Финляндии,  Швеции, Дании, Германии, Эстонии, Латвии, Польше, Белоруссии и даже в Норвегии. В Германии слушания проходили дважды. Ни от одной страны не последовало возражений против проекта БалАЭС после этих консультаций. Однако Литва своего согласия на проведение ОВОС не дает, хотя объем документации, переданный литовской стороне, превышает все установленные правила. «Мы неоднократно отвечали на конкретные технические вопросы литовской стороне. За последние три года было направлено 10 нот МИД России, сопровождающих ответы "Росатома" на вопросы Литвы, и дополнительные материалы, которые по своему объему многократно превышают стандарты, установленные Конвенцией Эспоо. В итоге мы предоставили Литве в несколько раз больше информации о проекте Балтийской АЭС, чем странам, которые уже выразили удовлетворенность полученной информацией и прошедшими консультациями», — считает Кириенко.

Официальной реакции на это письмо пока нет. Возможно, его и не будет, поскольку, по мнению экспертов, истинная причина сопротивления властей Литвы строительству в сопредельном государстве атомной станции заключается в том, что том, что Литва намерена построить собственную АЭС и воспринимает Балтийскую АЭС как ее прямого конкурента. «Объяснение поведению Литвы очень простое. Это наш лобовой конкурент. Имевшуюся с советских времен Игналинскую атомную станцию там закрыли. Сейчас же там создан проект другой АЭС, которая выйдет на тот же рынок, что и Балтийская станция. Они собираются продавать электричество со своей пока только запланированной АЭС тем же самым потребителям, что и уже строящаяся российская. То есть это политика в чистом виде. И удивляться поведению Литвы в создавшейся ситуации наивно. Этого надо было ожидать, и это ожидалось, что из всех окружающих нас стран именно Литва будет находиться в глухой оппозиции нашему проекту. Это мы сейчас и наблюдаем», — считает президент «Зеленого Креста», председатель Российского экологического конгресса, профессор, академик РАЕН Сергей Барановский.

Литва действительно предложила Латвии, Эстонии и Польше «в складчину» финансировать строительство новой станции в районе Висагинаса. Однако Польша приняла решение строить собственную атомную станцию. Тогда в конце 2011 года правительство Литвы подписало концессионное соглашение о строительство Висагинской АЭС (ВАЭС) стоимостью 17 млрд литов (около 5 млрд евро) с японской корпорацией Hitachi. Согласно проекту концессионного договора, по окончании этой стройки Литве будет принадлежать не менее 38% акций ВАЭС, 20% акций достается Hitachi, эстонским энергетическим предприятиям будет принадлежать 22% акций, еще 20% акций будет располагать Латвия. Однако уже в июле сейм Литвы в на внеочередном заседании принял решение об объявлении референдума по вопросу строительства АЭС в Литве (он пройдет 14 октября), что вызвало недоумение у японских партнеров. «С одной стороны, решения о развитии в Литве атомной энергетики были приняты парламентом страны, и мы были удивлены, что нужно принятые парламентом решения рассматривать на уровне референдума. Однако референдум — это решение людей Литвы, а мы должны ответить на рабочие вопросы. Говоря об атомной энергетике, эти вопросы нужно обсуждать спокойно, и это наша основная позиция», — передало позицию вице-президента Hitachi Масахару Ханю интернет-портал Delfi.

Для литовских политиков проведение подобного референдума — это способ «сохранить лицо» в двусмысленной ситуации, поскольку без Польши трем балтийским странам эту стройку не потянуть.  «Скорее всего, дальше затягивать вопрос со стартом строительства Висагинской АЭС уже не получится, и литовское правительство будет вынуждено признать провал проекта строительства собственной АЭС и просчеты в экономическом и техническом обосновании», — считает начальник аналитического отдела ИК «ЛМС» Дмитрий Кумановский.

Однако для «Росатома» проведение общественных слушаний в Литве по Балтийской АЭС по-прежнему важно. Властей Белоруссии, например, которые  с помощью «Росатома» начали строить свою первую АЭС в 100 км от закрытой «Игналинки» и в 23 км от белорусско-литовской границы, по большому счету, мало волнует мнение официального Вильнюса по поводу Белорусской атомной станции. Они и так знают, что она будет надежной, а белорусского «батьку», по сути, интересует наличие в его  стране большого количество дешевого электричества, а не мнение по поводу БелАЭС литовской стороны. Но Балтийская АЭС в Калининградской области — это экспортная станция. Поэтому искусственно раздуваемое Литвой мнение о том, что она небезопасна, хоть и не соответствует действительности, но мешает и привлечению зарубежных инвесторов к строительству этой станции, и, возможно, будет служить препятствием на пути поставок электричества с Балтийской АЭС в Европу. Впрочем, до пуска первого энергоблока станции еще пять лет и за это время все может на двадцать раз поменяться. 

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Два с половиной миллиарда бюджетных денег на катание ржавых бочек и веселых студентов»

Российский биоокеанолог, академик РАН, заместитель директора Института океанологии имени П. П. Ширшова Михаил Флинт — о том, почему арктический регион является зоной повышенного риска и требует пристального внимания российских ученых

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. ФРС идет ва-банк
    Американский регулятор сегодня объявил о фактически безлимитной программе количественного смягчения (QE), при этом покупки будут касаться также и корпоративных облигаций
  2. Польша может оставить «Северный поток-2» без газа
    Немецкий газовый регулятор Bundesnetzagentur решил позволить польской нефтегазовой компании PGNiG участвовать в процедуре решения вопроса об исключении газопровода «Северный поток 2» из Европейской газовой директивы
  3. Нефтяная война: США могут нарушить самое большое табу
    США и Саудовская Аравия могут предпринять совместные меры по стабилизации цен на нефть.
Реклама