Кораном по исламу

Москва, 20.09.2012

Фото из архива автора

Канцлер Германии Ангела Меркель высказалась в пользу ограничения свободы слова в том, что касается распространения скандального фильма «Невинность мусульман». Если кто-то еще не успел ознакомиться с содержанием этого фильма, то спешу рассказать, пока за такие пересказы не стали привлекать к ответственности: американский режиссер Алан Робертс, вроде бы снимавший ранее порнофильмы, снял крайне низкобюджетный фильм про то, что пророк Мухаммед якобы на самом деле был не пророком, а неприятным агрессивным типом, убивавшим мужчин и насиловавшим женщин, а его окружение и вовсе было кучей психопатов (от себя замечу – вполне реалистичное описание военного вождя времен раннего Средневековья, достаточно хотя бы ознакомиться с жизнью того же франкского короля Хлодвига, защитника христианства и умелого разрубателя голов). Хотя фильм до сих пор недоступен в полном объеме (все, что можно найти в интернете, – это 14-минутный проморолик), исламские фундаменталисты по всему миру уже возмутились очевидной клеветой на пророка и требуют запретить фильм, параллельно доказывая миру свою миролюбивость поджогами, взрывами и убийствами – например, уже убив посла США в Ливии и взорвав автобус в Афганистане.

Так вот, фильм сняли в США, волнения происходят в Африке и в Азии, а головы о том, что же делать с распространением ролика, болят у немецких политиков. В Германии живет около 2 млн человек, так или иначе ассоциирующих себя с исламом, – в первую очередь это турки, но также и афганцы, арабы и даже этнические немцы, внезапно разочаровавшиеся в потребительском капитализме и решившие перейти в ислам (иногда это увлечение переходит все границы – и конвертитов ловят на подготовке терактов: например, в аэропорту Франкфурта). Неудивительно, что немецкие политики очень боятся, что кому-то в Германии придет в голову возмутиться американским фильмом – и, например, попытаться убить американского посла. В конце концов убил же год назад в аэропорту Франкфурта молодой албанец двух американских солдат после того, как посмотрел отрывки видеозаписи изнасилования в Ираке солдатами морской пехоты США 13-летней девочки. Видеозапись потом оказалась фрагментами художественного фильма, но солдаты уже были к этому времени убиты.

Так вот, то был албанец-одиночка, а тут в США режиссер-одиночка снял еще один фильм, который, несмотря на все свои художественные и технические огрехи (Мухаммед похож там то на певца из мюзикла «Иисус Христос – суперзвезда», то на идиота из фильма «Газонокосильщик» – до того как его превратили в супергероя; иногда персонажи из-за проблем с компьютерной графикой просто начинают висеть в воздухе), – доказал, что способен мобилизовывать сотни тысяч мусульман на активные действия и вызывать гибель самых разных людей по всему миру. И вот теперь немецкие неонацисты, в своих действиях очень похожие на исламских фундаменталистов откуда-нибудь из Бенгази или Кандагара, гордо заявляют, что собираются транслировать на своих собраниях полную версию фильма и даже пригласят американского комментатора для вступительной дискуссии. Кого? Да вот этого, который сжигал Коран. Пастора Терри Джонса. Пусть, как говорится, расцветают сотни цветов и загораются сотни огней.

В общем, совершенно неудивительно, что и немецкий министр внутренних дел Ханс-Петер Фридрих, и канцлер ФРГ Ангела Меркель, и министр юстиции ФРГ Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер все как один выступают если не за полный запрет фильма, то за запрет его публичной демонстрации. А Терри Джонсу даже срочно запретили въезд в страну – и не просто, а поставив перед журналистами министра иностранных дел Гидо Вествервелле. Однако запреты запретами, но можно ли таким образом защититься от возможной волны насилия, от эскалации конфликта между неонацистами и мусульманами? Вряд ли. Вообще, запретить распространение чего-то, что вроде бы опасно для общественного мира, – это крайне немецкая идея. И речь даже не только про какое-нибудь наследие нацизма. Бог с ним, еще как-то можно понять, почему в немецком Youtube невозможно посмотреть хронику с речами Гитлера или Муссолини, а в немецком магазине невозможно купить «Майн кампф» (хотя вполне легально можно оформить заказ книги с доставкой из американского интернет-магазина). Обжегшись на молоке, дуют на воду, это понятно. Но почему из немецких компьютерных игр практически всегда вырезано почти любое проявление насилия? Почему считается, что если игрок увидит красную кровь противника (даже если это монстр), то он сойдет с ума, и поэтому кровь заменяется на серое нечто? Почему невинный, в общем, фильм «Терминатор» долгое время имел рейтинг «от 18 лет», а в версии «от 16 лет» были вырезаны все сцены насилия (то есть вырезаны почти все сюжетообразующие сцены)? Почему депутаты на полном серьезе обсуждали, не запретить ли по всей стране игру в пейнтбол, а устроителей нелегальных салонов пейнтбола сажать в тюрьму? Все потому же, по причине заботы государства о душевном здоровье граждан.

Идея запретить показы фильма «Невинность мусульман» – это решение из точно такого же набора политических рефлексов. Политики боятся, что неонацисты будут провокационным образом показывать несчастный фильм, а немецкие радикальные мусульмане ответят им насилием. Простая мысль о том, что если в обществе есть две группы, бешено ненавидящие друг друга, то они все равно нападут друг на друга по какому-то (любому!) поводу, а все поводы не запретишь, не приходит в головы политиков. А ведь простое наблюдение за последними месяцами должно было подсказать эту мысль – только за этот год активисты неонацистских движений провоцировали мусульман-салафитов (так в Германии называют последователей ваххабизма) и демонстрацией перед дверями мечети с плакатами в виде карикатур на Мухаммеда (провокация успешна – случилась драка, ранены сорок полицейских), и подбрасыванием к дверям мечетей отрезанных свиных голов (пожара не разгорелось). Если правительство запретит показывать скандальный фильм, неонацисты найдут другой раздражитель. Ну, в конце концов купят в магазине экземпляр Корана и учинят с ним что-нибудь. Благо пример Терри Джонса из США показывает, что этот стимул работает. Кстати, исламские фундаменталисты и сами не дураки устраивать провокации. Например, еще несколько месяцев назад немецкие салафиты заявили о том, что раздадут в Германии 20 млн экземпляров Корана и принесут, таким образом, Коран в каждый дом. Впрочем, кроме нескольких стендов с реальной раздачей ничего, похоже, у салафитов не работало – потому что хотя я и заказал у них на сайте доставку обещанного бесплатного Корана – но мне ничего так и не пришло.

В общем, вместо того чтобы запрещать распространение очередного скандального фильма (да и в чем скандальность-то? Ну, объявляется очередной исторический персонаж садистом и сексуальным маньяком – ну и что с того, мало, что ли, аналогичных фильмов снято порноиндустрией про матушку-Екатерину и про Григория Распутина, почитаемого некоторыми святым?), политикам в любой стране стоит заняться противопожарной безопасностью. А она состоит в первую очередь не в том, чтобы не курить в окружении бочек с бензином, а в том, чтобы не ставить эти самые бочки у себя в спальне и в детской. Одна из лучших специалистов по исламу в Германии, богослов и переводчик Корана Ламия Каддор (госпожа Каддор, кстати, еще и преподает ислам в немецких школах) совершенно справедливо заявила, что дискуссия о «недопустимости» фильма только играет на руку исламским фундаменталистам. Недопустим не глупый, малохудожественный или просто неприятный фильм. Недопустим агрессивный фундаментализм, который позволяет оправдывать насилие по отношению к людям только потому, что кто-то оскорбился какой-то выходкой кого-то за десять тысяч километров от своего дома. И недопустим неонацизм, заставляющий провоцировать подобные взрывы и потом радостно потирать руки, приговаривая – вот, смотрите, мы же говорили, что они нелюди! Единственно нормальной реакцией верующего человека на подобный фильм может быть удивление, что есть глупые люди, которые так радикально портят отношения с Богом и закрывают себе путь в рай. Задачей же государства является не запрет подобных фильмов, а выдергивание из-под ног их создателей единственной табуретки, на которой они стоят: благодарной аудитории агрессивных фундаменталистов. Впрочем, это процесс долгий и сложный, а запретить фильм гораздо проще – хотя и совершенно бессмысленно.

У партнеров




    РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

    В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

    Люкс для регионов

    Международная гостиничная сеть Radisson Hotel Group считает Россию одним из приоритетных направлений для развития бизнеса. Компания планирует открывать новые отели, в первую очередь в регионах

    «В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

    Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга

    Умная квартира для умного города

    Умные технологии стремительно входят в жизнь. Сегодня искусственный интеллект может управлять не только домом и квартирой, но и целыми городами повышенной комфортности с комплексом инновационных инженерных решений

    Акции ММК сохраняют потенциал роста

    По мнению аналитиков, акции Магнитогорского металлургического комбината остаются недооцененными относительно конкурентов
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Идентификация «Сети»
      Террористы или невинные жертвы системы? За что семь молодых мужчин получили 86 лет тюрьмы
    2. Сбить корону с вируса
      Нынешняя эпидемия коронавируса не первая и вряд ли последняя. Нам не удастся ее избежать, но уменьшить масштаб вполне по силам. Одно из решений — массовая установка систем воздухоочистки
    3. Проблема Сбербанка решена
    Реклама