Пламя гнева

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
24 сентября 2012, 19:12
Фото: AP
За голову создателя провокационного фильма предложили награду в 100 тысяч долларов

Скандал вокруг дешевого провокационного фильма «Невиновность мусульман» продолжает набирать обороты. Власти исламских стран в спешном порядке запрещают и блокируют в Сети это произведение, а десятки тысяч мусульман устраивают масштабные акции протеста и блокируют западные посольства. Они требуют наказания для автора фильма — живущего в США египетского копта Накулы Басели Накулы. Некоторые даже хотят его крови. Так, в Пакистане, чье население известно своей весьма бескомпромиссной религиозностью, за голову создателя фильма предложили награду 100 тыс. долларов. Причем сделал это не простой бизнесмен или имам, а высокопоставленный чиновник, министр железнодорожного транспорта Пакистана Гулар Ахмад Билур. «Я небогатый человек, в Карачи много состоятельных людей, которые могли бы 10 раз купить такого министра, как я. Но я очень религиозный человек, и поэтому я объявляю: я выплачу 100 тыс. долларов тому, кто убьет богохульника, снявшего фильм о пророке. Я призываю братьев из Талибана и "Аль-Каиды" исполнить свой священный долг — обнаружить и уничтожить этого человека», — заявил он.

Между тем не исключено, что в ряде исламских стран — прежде всего переживших арабскую весну — скандал вокруг фильма направлен не на внешнее, а скорее на внутреннее потребление. В Египте и Тунисе идет серьезная борьба за исламский электорат между победившими на выборах умеренными исламистами и радикалами-салафитами. Подобные ситуации, такие как скандал вокруг фильма, играют, безусловно, на руку салафитам — мобилизуют население, усиливают в нем радикальные настроения и позволяют салафитам возглавить этот процесс (не случайно над толпами беснующихся мусульман зачастую взвивались черные флаги). То, что в странах победившей «арабской весны» установилась демократия, играет лишь на руку радикальным исламистам. «Демократия — это власть народа. А чего хочет народ, кроме того, чтобы выпивать и закусывать по потребности? Он хочет устроить погром. И если под рукой нет каких-нибудь христиан, евреев, колонистов или торговцев (греков или армян), он идет громить белых людей в посольстве», — говорит журналистам директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. И в этой ситуации все, что могут нынешние демократически избранные умеренные исламисты, — это ограничить масштабы выступлений (так, президент Египта Мухаммед Мурси, которому нужно удерживать имидж «исламиста-реформиста», не смог предотвратить осаду посольства, однако сделал все для того, чтобы она не повторила судьбы консульства в Бенгази). Но даже в этой ситуации они сильно рискуют. Фактически получилось, что Мухаммед Мурси отдал приказ охране посольства открыть огонь по идущим на штурм «защитникам пророка» и тем самым встал на сторону тех, что оскорбил пророка. Без сомнения, салафиты в нужное время припомнят президенту эти действия.

Впрочем, салафиты не везде одерживают верх — их экстремистская «защита чести пророка» в Бенгази стоила жизни четырем американцам и стала последней каплей терпения для местных вождей, не желавших терпеть беспокойных чужаков на своей территории. Племенные ополчения Киренаики устроили зачистку своей земли от исламистов (тех, кто остался и не уехал на стажировку в Сирию). Так, в Бенгази была взята штурмом штаб-квартира движения «Ансар аль-Шариа» (которая взяла на себя ответственность за нападение на американское консульство в этом городе). Вслед за этим представители «Ансар аль-Шариа» покинули находящийся недалеко из Бенгази портовый город Дерна. За ними ушли также располагавшиеся в этом городе бойцы из «Бригад Абу Салим». Один из них заявил, что они не хотят стрелять в своих братьев-ливийцев. 

«Мы хотим распустить все формирования, не находящиеся под контролем государства, и закрыть их базы, — заявил спикер ливийского парламента Мохаммед Магариф. — Мы призываем всех прекратить население и перестать носить оружие на улицах и в общественных местах». Власти в Триполи и местные ополчения Киренаики хотят избавиться от исламистов в большей степени потому, что последние фактически являются агентами влияния иностранных государств — Катара и Саудовской Аравии. Однако своих Триполи не сдает. Так, когда в Бенгази после взятия штаб-квартиры «Ансар аль-Шариа» разгоряченные жители Киренаики пошли громить базу лояльного Триполи движения «Бригады Сахаты», власти попросили их понять разницу между «отщепенцами» и теми, кто внес серьезный вклад в свержение Каддафи.

Отдельного упоминания достойна позиция США. Администрация Барака Обамы оказалась в крайне непростой ситуации. Белый дом не может по целому ряду причин жестко ответить на убийство американского посла, а также на осаду американского посольства в Каире и Исламабаде. С другой стороны, отсутствие жесткой реакции демонстрирует слабость Обамы и снижает его шансы на победу на ноябрьских президентских выборах. И то, что Митт Ромни (которому любыми способами надо срочно повышать свой рейтинг) не использовал эту отличную возможность, имеет лишь одно объяснение: у республиканского и демократического истеблишмента до сих пор существует консенсус относительно идеи Большого Ближнего Исламисткого Востока. Вашингтонские политики до сих пор считают ее реалистичной, хотя многим уже очевидно, что концепция умеренно-исламистского Ближнего Востока может существовать только в сочинениях ультралиберальных аналитиков из брейн-центров. Не прошедший модернизацию и реформацию ислам способствует тому, что ближневосточные режимы, какими бы умеренными они ни позиционировали себя, будут в итоге под давлением населения скатываться ко все большей радикализации. Особенно в ситуации, когда эта радикализация стимулируется влиятельнейшими внутренними силами в исламском мире.