Разговор с ювелиром о деньгах и чувстве вкуса

28 сентября 2012, 17:20
Екатерина Дегтярева

Сергей Пинчук - ювелирных дел мастер. Член Союза Художников России. Его работы есть коллекциях музеев России и Украины, в частных собраниях России, Англии, Германии, Чехии, Японии, Франции. Но наш разговор сегодня не о ювелирных изделиях, любимых металлах и технике выполнения, они, конечно, правят балом, но сегодня мы говорим о счастье, природе и мечте.
Сергей встречает меня у дверей мастерской. Высокий, подтянутый мужчина неторопливыми, но в то же время чёткими движениями открывает дверь.
-Катя? Входите, не заблудились? Пойдёмте наверх.
Мы проходим по тёмному коридору мимо старинных самоваров, литой фигуры влюбленных, поднимаемся по деревянной лестнице, заходим в комнату. Здесь очень тепло, становится по-домашнему уютно и напряжение спадает. Садимся в мягкие кресла и начинаем беседу. Сергей скрещивает руки и отвечает неохотно.

- Почему именно эта профессия? -Я самого детства выбрал, любил всегда рисовать, разбирать какие-то предметы, тянулась рука к прикладному, рисунком занимался, портретом, сейчас на это уже времени нет. Я профессией занимаюсь лет с пятнадцати, наверное. Личные качества ювелира? Трудоспособность, усидчивость - главное, целенаправленность. А вообще, как и в любом творчестве, в моей профессии важна индивидуальность и характерность. А успех – это личная оценка, оценка коллег, искусствоведов, почитателей творчества.

Разговор катится квадратным колесом, и я прошу провести небольшую экскурсию по мастерской. С этой минуты и начинается неспешный разговор. Вопросы здесь не играют важной роли, и ниже я привожу монолог Сергея, как маленький рассказ о своей жизни. Мой день проходит в зависимости от поставленной задачи на сегодня. Начинаю около 10 утра и работаю до 23-24 часов. В промежутках от заказов, занимаюсь творчеством для себя. Вообще, первые работы, они как дети, для меня очень дороги и значимы. Но за сорок лет столько всего создано, что иногда идешь по музею, видишь свою подпись и понимаешь: «Боже, неужели это я сделал?!» Заказчики в основном известные деятели искусства, бизнесмены, врачи, музыканты. Есть и стабильные заказчики, есть по рекомендации, но не за все работы берусь. Выбираю интересные заказы для меня. Образ, форма, линия, анималистка, природа, что-то морское и стилизация – это моё. Я люблю фактуру, потому что я считаю, что металл предпочитает фактурность. Чистый металл, чистая линия больше для дизайнеров. Идеи приходят ко мне по-разному. Через природу, море, музыку. А почему ты спросила про горы? Я люблю горы, друзья тоже, медитация и всё такое, йога. А я не занимаюсь йогой. Моя работа ведь тоже йога. Однажды один американский бизнесмен сказал мне такую мысль: не может быть вещи, которая бы не продавалась, всегда есть определенная цена за которую тебе не жалко продать . Я к этому прислушался, назначил космические цены и на мое удивление все работы были проданы в течение месяца. Предпочитаю исторические книги, из художественных - про искусство, например Ирвинг Стоун «Жажда жизни», про камни читаю. А вообще, я не охотный книголюб, отчасти это и из-за зрения. Когда я устаю от работы, то уезжаю на дачу. Любуюсь природой, ландшафтом. Ведь моя профессия это замкнутое пространство, а дача позволяет его расширить. Люблю музыку. В мой внутренний ритм попадают блюз и джаз. Когда то был коллекционером, но сейчас я больше собиратель, как Плюшкин, люблю старые вещи, совершенно не важна их цена. У меня может быть всё: самовары, щеколды, все, что связано со временем. Монеты, посуда, иконы. Вот, кстати, древняя ваза. На этой фразе Сергей достает старинную темно-зеленую вазу. -Каждый рисунок на неё что-то означает, я уже долгое время пытаюсь расшифровать, но тщетно. Мастер закуривает и несколько минут смотрит в окно. В мастерской воцаряется тишина. Со стен на меня смотрят картины знаменитых художников, живописные работы дочери, деревянный Иисус. - Сейчас очень сложно принадлежать только себе. В советские времена было проще, а сейчас, и выживать надо, и требования другие, и материалы и запрос жизни. Хоть и считают, что художник должен быть нищим, но это неправильно, а тем более ювелир, он никак не должен быть нищим, ведь это дорогие материалы, оборудование. Деньги для меня никогда не были на первом месте. Даже закон такой, когда работаю, начинаю думать о деньгах, и все проваливается. Творческий процесс должен идти сам по себе, а деньги – это за труд твой благодарность и всё. Вообще у меня мечта - иметь достаточно средств для того чтобы самовыразиться, путешествовать. Я объездил практически весь мир, но хочется путешествовать без ограничений, мне очень нравится Испания, если бы дочь оттуда не уехала, то я бы так выстроил ситуацию, чтобы какую-то часть жить там, какую-то здесь. Но я не могу без России – это всё-таки как мать. Сейчас я просто удовлетворен, что до сих пор не потерял интерес к своей профессии. И это главное. А от чая ты зря отказалась.