Настоящая цена казахского демпинга

Дмитрий Орлов
6 сентября 2012, 15:51
Фото: РИА Новости
Дмитрий Орлов, главный редактор портала «Транспорт нефти»

С 1 сентября Казахстан снижает в два раза тариф на транспортировку российской нефти по нефтепроводу Атасу–Алашанькоу. По официальной версии казахской стороны, решение о снижении тарифа было принято из-за недозагрузки маршрута. Многие российские эксперты уже охарактеризовали этот шаг Казахстана как демпинг.

Тариф любого нефтепровода определяется из расчета покрытия энергозатрат на прокачку, техническое содержание системы, а главное – необходимости вернуть деньги, вложенные в строительство трубы. Обычный срок возврата инвестиций для расчета тарифа – 20 лет. Уменьшение Астаной тарифа в два раза фактически означает невозможность возврата инвестиций в нефтепровод. То есть по критериям ВТО, куда вступает Казахстан, вступила Россия и давно присутствует Китай, – это демпинг.

Естественно задаться вопросом, почему Астана идет на невыгодные условия? Значит ли это, что она действительно готовится к потере поступлений от транспортировки нефти? И если так, то кто эти потери компенсирует?

Нефтепровод Атасу–Алашанькоу строился на китайские деньги, и сейчас Пекин вкладывает средства в увеличение его мощности. В 2011 году были завершены работы по строительству НПС-11, что позволило увеличить пропускную способность нефтепровода с 10 до 12 млн тонн в год. В настоящее время ведется разработка проектно-сметной документации для увеличения пропускной способности трубы до 20 млн тонн в год.

Но в 2012 году для использования всей мощности нефтепровода достаточного количества нефти в Казахстане не нашлось, поэтому сейчас Астана и Пекин в оперативном порядке пытаются собрать нефть под запланированные объемы прокачки, в том числе за счет демпинга. Скорее всего, убытки от прокачки будет оплачивать остро нуждающаяся в нефти китайская сторона.

Китай давно пытается заставить Россию экспортировать на китайский рынок как можно больше нефти по максимально низкой цене. После запуска трубы Сковородино–Мохэ − отвода от системы Восточная Сибирь – Тихий океан − Пекин согласно контракту получает 15 млн тонн российской нефти сорта ESPO ежегодно. Китайским партнерам этого недостаточно. Однако при скидке в 1,5 доллара за баррель, полученной при заключении долгосрочного договора с «Роснефтью» и «Транснефтью» на нефть из Сковородино, Китай вряд ли может рассчитывать на дальнейшие уступки в цене на ESPO и желание России увеличивать поставки.

Именно поэтому появились демпинговые тарифы для Атасу–Алашанькоу. Заявленный с 1 сентября тариф на прокачку нефти в Китай по этому маршруту составит лишь 11,23 доллара за тонну на тысячу километров, в то время как тариф для казахской нефти по нефтепроводу больше в два раза, а тариф для транспортировки российской нефти через нефтепровод ВСТО – в пять раз выше.

России политически и экономически важно диверсифицировать адреса конечных поставок ESPO, что возможно только при экспорте нефти танкерами из Козьмино. Это долгосрочная и системная позиция. Пекин и Астана демпинговыми тарифами явно рассчитывают переманить российские компании на свой маршрут, убив одновременно двух зайцев: заполнить нефтью Атасу–Алашанькоу и понизить цену на ESPO.

Действия Пекина преследуют свои интересы, не совпадающие с интересами России. Тем более странно, что предложение Астаны поддержали некоторые влиятельные российские эксперты. Так, Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, в своем комментарии в «Эксперте Online» заявляет: «Казахстан довольно неожиданно предложил поставлять российскую нефть в Китай по своей трубопроводной системе Атасу–Алашанькоу по смешному тарифу, что делает невыгодным использование трубопроводной системы ВСТО-2». Невыгодным? Да, но для Китая, а выгодным для России.

Попутно Симонов утверждает, что и по Атасу–Алашанькоу, и по ВСТО поставляется практически одна и та же западно-сибирская смесь. Это не так, нефть, которую поставляет Россия в Казахстан (около 4 млн тонн в год для НПЗ республики), − смесь сортов с западно-сибирских месторождений, это сорт Urals.

Высококачественная смесь ESPO, за которой в буквальном смысле охотятся китайские компании (она, кстати, дороже Urals на 80 долларов за тонну), имеет все шансы стать маркерным международным сортом при увеличении объемов продаж на свободном рынке, что еще больше увеличит его стоимость. Понимая это, российские компании вряд ли променяют ВСТО на Атасу–Алашанькоу, какие бы «золотые горы» ни обещал им вряд ли долговечный демпинговый казахстано-китайский нефтяной союз.

Согласие Астаны на участие в антироссийской игре Пекина обернется для Казахстана утерей проверенного столетиями стратегического партнерства с Россией. Настоящая цена казахского демпинга может оказаться очень высокой. И вряд ли по этим счетам Китай будет платить вечно.

Возникает и другой вопрос. Зачем в депрессивном для Китая Уйгурском национальном районе понадобилось 20 млн тонн нефтепродуктов? Явного роста промышленности здесь не намечается. В англоязычной прессе была версия на уровне «черного юмора» – о запасах горючего для использования танков при очередном восстании в Урумчи. Но мне кажется более реальным среднеазиатские, а еще точнее – афганские интересы Пекина. Американцы покидают Кабул. Русские давно покинули. Приходят китайцы?