Пугающий голос Пекина

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
7 сентября 2012, 17:37
Иллюстрация: Эксперт Online
Китай почувствовал себя достаточно сильным для того, чтобы заявить о своих правах на всю Восточную Азию

В Восточной Азии стало неспокойно — регион активно милитаризируется. За последний год оборонные бюджеты стран Юго-Восточной Азии выросли примерно на 13,5%. Самое большое беспокойство у заинтересованных стран вызывает Китай, чей оборонный бюджет за последние годы фактически удвоился. Ни для кого не секрет, что китайцы рассматривают регион как свою зону влияния, а мировой экономический кризис дал Пекину возможности воплотить свои личные взгляды в объективную реальность. За время кризиса китайцы серьезно упрочили свои позиции в экономиках стран региона, а сейчас стали усиливать военную и политическую составляющие своей экспансии. Так, демонстрируя свою мощь, в прошлом месяце китайские военные, по данным государственных СМИ испытали свою новую межконтинентальную баллистическую ракету класса Dongfeng (Восточный ветер). Судя по всему, речь идет о новейшей ракете Dongfeng 41 с разделяющеяся головной частью с блоками индивидуального наведения (РГЧ ИН), которая доставлять эти блоки на расстояние в 14 тыс. километров. Как известно, технология РГЧ ИН значительно повышает атакующий потенциал по сравнению с моноблочными аналогами, и серьезно уменьшает возможности систем противоракетной обороны потенциальных стран-соперников. Жертвой же политической демонстрации Китая стала Япония — сразу после обострения территориального конфликта между Токио и Сеулом Пекин принципиально пошел на обострение своих собственных территориальных споров с Японией. В этом конфликте Китаю удалось не только продемонстрировать Японии свою силу, но и прозондировать возможность создания под своим началом некоего антияпонского блока в регионе среди стран, объединенных ненавистью и историческими фобиями к Стране восходящего солнца.

Обеспокоенные резким ростом Китая и обострением территориальных споров в Восточной Азии, Соединенные Штаты ищут способы решить эти проблемы. Так, США пытаются заставить страны региона создать некий механизм, институт для решения сонма взаимных территориальных претензий. Подобный институт решил бы для американцев как минимум три проблемы. Во-первых, он бы стал гарантией того, что какой-либо из этих территориальных конфликтов не перерастет в настоящую войну, которая по цепочке вызовет обострение других региональных конфликтов и станет причиной серьезного кризиса в мировой экономике. Во-вторых, институт коллективной безопасности будет играть сдерживающую роль в отношении Китая. На сегодняшний день Китай, участвующий в значительном числе региональных территориальных споров, в разы превосходит все остальные страны по потенциалу (кроме, возможно, Японии). И в Вашингтоне опасаются, что китайцы будут решать свои территориальные споры через давление и угрозы, разбираясь в отсутствии системы коллективной безопасности с каждым из соперников по отдельности. Наконец, система коллективной безопасности в регионе сможет частично решить вопрос преодолении изоляции Японии. На сегодняшний день Токио (которому не могут простить его поведения в первой половине XX века) считается региональным изгоем, и в Вашингтоне опасаются, что в случае ухода США из региона Китаю удастся сколотить некую антияпонскую коалицию и таким образом разделаться со своим основным региональным соперником. Однако пока такого союза не получается — во многом из-за противоречий внутри АСЕАН. Значительная часть стран Организации, чьи экономики во время кризиса выжили, в том числе — благодаря китайским деньгам, не разделяют желания Филиппин и Вьетнама идти на конфронтацию с Пекином ради островов, на которые претендуют Филиппины и Вьетнам.

Ростом напряженности в отношениях между Китаем и США и объясняется то, что в начале сентября госсекретарь США Хиллари Клинтон в третий раз за нынешний год отправилась в турне по странам Восточной Азии. И помимо участия в саммите АТЭС во Владивостоке, главным пунктом повестки дня Хиллари Клинтон стояло посещение Китая. Между тем, если этот визит был нацелен на решение или хотя бы урегулирование конфликтных ситуаций с китайцами, то обставлен он был в корне неверно. Так, по пути в Пекин Хиллари Клинтон посетила Форум тихоокеанских островов, на котором достаточно жестко прошлась по агрессивной политике Китая в регионе. Кроме того, она заскочила в Индонезию, где, по некоторым данным, пообещала поддержать местных руководителей в их попытке возглавить сопротивление стран АСЕАН распространению китайского влияния.

Неудивительно, что после этого Хиллари Клинтон в Пекине ожидал весьма холодный прием. Так, на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Китая Яном Цзечи у сторон даже случилась небольшая перепалка. «История докажет, что позиция Китая по сирийскому вопросу является правильным подходом к ситуации… в интересах народа Сирии и других стран региона, в интересах мира, стабильности и развития в регионе и по всему миру», — ответил китайский министр на вопрос о том, как он относится к заявлению Клинтон о нахождении Китая и России «на неправильной стороне истории». Подобные жесткие эскапады во время совместных пресс-конференций китайцы себе обычно не позволяли. Клинтон тут же попыталась смягчить ситуацию: «Не секрет, что мы разочарованы действиями Китая и России по блокированию более жестких резолюций со стороны Совета Безопасности ООН, и мы надеемся снова вместе вернуться к реальным действиям по прекращению насилия в Сирии». Однако ее ждал еще один сюрприз — в последний момент из-за «непредвиденных изменений в расписании» была отменена встреча Хиллари Клинтон с будущим главой Китая Си Цзиньпином. По всей видимости, следующие переговоры с Китаем будет вести уже новый госсекретарь США.