Драконово-боевой бюджет

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
1 октября 2012, 08:54

В последний рабочий день минувшей недели правительство Франции обнародовало бюджет на 2013 год. В больших странах бюджетам в важные периоды времени нередко дают названия. В правительстве новый бюджет называют «боевым», потому что он, по мнению его сторонников, поможет Франции выйти из стагнации. Оппозиция придумала главному финансовому документу другое название – «драконовый», намекая на его жесткость и неспособность выполнить поставленные цели.

Иллюстрация: Эксперт Online
Бюджет Франции на 2013 год является самым жестким за последние три десятилетия

Самый жесткий за 30 лет

Президент Франсуа Олланд в одном согласен с противниками. Такого жесткого бюджета, по его словам, во Франции не было уже 30 лет. Главной целью всей своей деятельности в области финансов президент провозгласил борьбу с бюджетным дефицитом и сведение его с 4,5% в конце этого года (83,6 млрд евро) до 3% к концу 2013 года, а к 2017 году, концу своего президентского срока, – выход на почти сбалансированный бюджет с дефицитом всего в 0,3%.

Для того чтобы войти в допустимые Маастрихтским договором рамки дефицита к концу следующего года, правительству премьер-министра Жан-Марка Эйро необходимо было снизить расходную часть и повысить доходную на 30 млрд евро.

Эту цель, по крайней мере на бумаге, бюджет выполняет. Перед Франсуа Олландом стояла и по-прежнему стоит нелегкая задача, впрочем, такая же как и перед остальными политиками, – выполнить данные перед выборами обещания, чтобы не потерять популярность. Одним из главных обещаний Олланда во время выборной кампании было обещание не допустить во Франции проведения программ жесткой экономии и резкого сокращения расходов по примеру Греции, Ирландии, Португалии и Испании.

С другой стороны, очевидно, что давать обещания куда легче, чем их выполнять. Особенно во времена таких сильных кризисов, как тот, что охватил сейчас Францию, еврозону и всю Европу.

В первые дни президентства Франсуа Олланд надавал немало популистских обещаний, типа понижения окладов себе и министрам, сокращения численности телохранителей, и даже собрался в отличие от своего предшественника ездить на поезде, а не летать на самолете, что, кстати, не очень выполняет. Однако отношение французов к президенту популизм в лучшую сторону не изменил. Главным образом, конечно, потому, что страна оказалась в слишком тяжелом положении. Причем за лето оно не только ничуть не улучшилось, но еще больше ухудшилось.

Французская экономика замерла на краю рецессии. Пессимисты говорят, что она не растет три квартала подряд. Оптимисты выражают нулевой рост несколько иначе – экономика не падает три квартала подряд. И то и другое правильно, потому что выражает разными словами одну и ту же мысль: французская экономика не развивается, а следовательно, надежд на выход из кризиса немного.

И пессимисты, и многие оптимисты сходятся во мнении, что правительственный прогноз по росту экономики на 2013 год, к рассмотрению бюджета на который парламент приступит в октябре, – 0,8% – чересчур оптимистичен и едва ли выполним. Большинство экономистов прогнозируют рост в 0,5% или даже 0,3%.

Такими же чрезмерно оптимистичными считают экономисты и прогнозы правительства на более далекое будущее: экономический рост в 2% в 2014-16 годах.

Несмотря на рост зарплат, потребители, главный двигатель роста экономики Франции, увеличили сбережения до 16,4% от доходов с 16% годом ранее. Потребительские расходы в августе снизились на 0,8%.

На днях министерство труда Франции опубликовало удручающие данные по положению на рынке труда. Армия безработных впервые с 1999 года превысила 3 млн человек и достигла в июле 10,3% от численности работоспособного населения. Безработица растет 16 месяцев подряд и, кстати, по прогнозам специалистов, продолжит расти и дальше.

Не радует и ситуация с государственным долгом. Если в конце первого квартала он составлял 89,2% от ВВП, то сейчас достиг уже 91%. Напомним, Маастрихтский договор определяет верхнюю рамку госдолга в 60% от ВВП.

Одним камнем двух зайцев

Франсуа Олланд решил попытаться убить одним камнем – бюджетом сразу двух зайцев. Во-первых, выполнить обещание Брюсселю по дефициту бюджета и все же выйти через год на 3%, хотя сделать это будет крайне трудно. Кстати, цифры по бюджету, ставшие едва ли не главной целью европейских правительств, действительно очень важны, потому что от них зависит поведение инвесторов и в конечном счете возможность государства находить деньги на международных финансовых рынках.

Во-вторых, президент решил выполнить предвыборные обещания перед избирателями и поднять свой рейтинг, опустившийся за четыре месяца пребывания в Елисейском дворце до 43%.

Результатом этих стремлений и стал драконово-боевой бюджет на 2013 год. В отличие от бюджетов других европейских стран, и в особенности от Греции и Испании, Франция решила искать необходимые 30 млрд в основном за счет повышения налогов, а не за счет сокращения расходов, несмотря на многочисленные предостережения экономистов, что расходы государства, составляющие 56% от ВВП Франции, уже давно являются неподъемными. Особенно сейчас, во время кризиса.

Рост налогов, по мнению авторов бюджетов, даст две трети необходимой для снижения дефицита до 3% суммы – 20 млрд. Оставшуюся треть, или 10 млрд евро, должно обеспечить сокращение расходов, но сокращение очень робкое в отличие от испанского бюджета, обнародованного тоже на минувшей неделе.

И Франсуа Олланд, и Жан-Марк Эйро утверждают, что повышение налогов ударит только по богатым французам и крупным компаниям и не затронет 90% налогоплательщиков и мелкие и средние предприятия и компании, главные источники рабочих мест. Верный своим предвыборным обещаниям, Олланд решил переложить борьбу с кризисом на плечи или, вернее, кошельки богатых и состоятельных французов. Несмотря на множество слухов, ходивших в последнее время вокруг так называемого «суперналога», правительство все же решило обложить состоятельных французов, чей годовой доход превышает 1 млн евро, подоходным налогом в 75%! Налог повышается чуть ли не вдвое, потому что сейчас они платят 41%.

Суперналог предположительно вводится на два года и затронет менее 3 тыс. человек. Часть из них, решив не дожидаться его введения, уже перебралась в Бельгию, Великобританию, Швейцарию и другие страны, где налоги намного меньше. Другие, можно не сомневаться, последуют их примеру.

Следующая категория налогоплательщиков, для которых увеличивается подоходный налог, это те французы, чей годовой доход превышает 150 тыс. евро в год. Им придется с 2013 года платить 45% от дохода, что на 5% больше, чем они платят сейчас. В эту категорию входит свыше 4 млн французских семей.

Повышение подоходного налога принесет казне полмиллиарда евро. Еще несколько миллиардов дадут повышение налогов на дивиденды и другие инвестиции, а также сокращение налоговых льгот.

Правительство Эйро также повышает со следующего года налоги на крупный бизнес.

Выход из кризиса или катастрофа?

Если президент Олланд рассчитывает, что драконово-боевой бюджет вернет ему за счет суперналога на богатых популярность народа, то его, похоже, ждет разочарование. Опрос, проведенный в пятницу, день обнародования бюджета, когда его основные цифры, по крайней мере в отношении налоговой политики, были уже более-менее известны, показал, что две трети населения Франции считают предлагаемое правительством повышение налогов чересчур резким. 78% опрошенных полагают, что правительство делает недостаточно для того, чтобы снизить правительственные расходы.

Деловой мир Франции и оппозиция, как нетрудно догадаться, встретили драконово-боевой бюджет в штыки. По их мнению, новый бюджет приведет страну не к выходу из застоя, а к потенциальной катастрофе.

В полемике с оппонентами в правительстве прибегают к набившей оскомину фразе, что в таком положении, в каком сейчас очутилась Франция, все средства хороши. Однако противники резкого повышения налогов уверены, что для оживления экономики необходимо делать обратное тому, что предлагает правительство.

«Никогда французские семьи и компании не оказывались под таким фискальным давлением, – считает Жиль Карре, член правоцентристской партии "Союз за народное движение" (UMP) и председатель парламентского комитета по финансам. – Никаких структурных мер в бюджете не предусмотрено. Это краткосрочный бюджет без каких бы то ни было перспектив на будущее. В нем нет ничего для повышения конкурентоспособности компаний, что должно быть главной задачей».