Вместе не выстоять?

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
12 октября 2012, 10:27

Богатым регионам Испании, Великобритании, Бельгии и Италии сейчас не по пути с бедными. Однако, мечтая о независимости, сепаратисты не хотят выходить из Евросоюза.

Иллюстрация: picvario.com/Russian Look
Европейские сепаратисты чувствуют себя вольготно в смутные времена кризиса

После Второй мировой войны в Европе считали, что только союз поможет решить исторические конфликты. Вступая в ЕС, европейские страны передают отдельные функции Брюсселю. Когда создавался валютный союз, было очевидно, что со временем придется создавать и политический союз.

Однако сейчас многое изменилось, и немало регионов Старого Света требуют независимости. В Европе идут два параллельных процесса: на уровне государств нарастает напряжение между севером и югом, а внутри самих государств набирает силу сепаратизм.

Едва ли об этом мечтал швейцарский философ Дени де Ружмон, идеи которого вдохновляли отцов-основателей ЕС, когда развивал идею «Европы регионов».

Существованию Великобритании, Испании и Италии как государств отделение некоторых регионов не угрожает, а вот с Бельгией картина иная. В случае отделения Фландрии она может перестать существовать как отдельное государство.

Каталонская усталость

25 ноября в Каталонии, самом богатом и промышленно развитом регионе Испании, пройдут парламентские выборы. Об их проведении каталонский президент Артур Мас объявил во Дворце правительства в Барселоне.

В Каталонии, производящей пятую часть ВВП Испании, считают, что Мадрид грабит регион, отдавая в виде субсидий намного меньше, чем забирает налогов. Артур Мас резко критикует федеральное правительство за несправедливое распределение ресурсов и надеется получить на выборах абсолютное большинство. В случае победы он намеревается провести референдум по отделению от Испании.

Такой референдум будет нарушением Конституции страны. Тем не менее Мас чувствует себя уверенно. Каталонский сепаратизм на подъеме, ярким свидетельством чему стал сентябрьский марш. По улицам Барселоны прошествовали более миллиона каталонцев, размахивая каталонскими флагами, саньерами.

Уверенности региональному президенту-сеператисту придают и результаты недавно проведенного Институтом социальных исследований опроса. Из него следует, что больше половины населения Каталонии, составляющего 7,3 млн человека, проголосуют за независимость.

По Конституции, принятой в конце правления генерала Франко, Испания является государством, состоящим из 17 автономных областей, сообществ или регионов, имеющих право на самоуправление. Центральное правительство в Мадриде забирает у них большую часть налогов и возвращает их в виде субсидий региональным правительствам. Только Страна Басков и Наварра сохранили историческое право оставлять у себя все собранные налоги.

Придя к власти два года назад, Артур Мас был полон решимости получить такое же право и для Каталонии. Не вышло. Именно после недавнего отказа Мариано Рахоя поделиться с Барселоной налогами он и объявил о досрочных выборах.

Мас возглавляет коалицию националистических партий «Сближение и союз». Чувства каталонцев он называет «усталостью» и сравнивает их с тем, как сейчас на севере Европы относятся к югу. Каталонцы, по его убеждению, устали от отсутствия прогресса, который он объясняет тем, что последние три десятилетия центральное правительство вкладывает в регион слишком мало средств.

В результате кризиса в Каталонии сейчас возник рекордный среди испанских регионов долг – 44 млрд евро. Рейтинговые агентства понизили кредитный рейтинг Каталонии до статуса «мусора». Недавно Артур Мас был вынужден отбросить гордость и попросить у Мадрида более 5 млрд евро из фонда помощи регионам.

Развод – дело одностороннее

Схожие настроения сейчас царят и в Стране Басков, еще одном зажиточном и экономически развитом регионе, где, кстати, самый высокий среди испанских регионов доход на душу населения. В Стране Басков парламентские выборы пройдут на месяц раньше, 21 октября. Опросы показывают, что баскские сепаратисты получат в региональном парламенте немало мест.

«Разводы обычно совершаются одной стороной», – сказал в сентябре Иниго Уркуллу, президент Баскской националистической партии (PNB), которой прочат наибольшее количество депутатских мест.

Второй политической силой в регионе после выборов вполне может стать коалиция «Эускаль Эрриа-Билду» («Отечество басков») (EHB), наследница политического крыла террористической организации ЭТА. На прошлогодних общенациональных парламентских и муниципальных выборах эта ультранационалистическая партия даже обошла умеренных националистов. EHB хочет безоговорочного отделения от Испании в то время, как PNB выступает за переговоры с Мадридом и при выполнении определенных условий готова даже согласиться на большую автономию.

И каталонские, и баскские сепаратисты видят свое будущее в ЕС и в зоне единой валюты. По иронии судьбы, именно президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу перечеркнул их надежды. Он заявил, что вновь образовавшиеся государства не должны рассчитывать на автоматическое членство в Евросоюзе.

Первый Джеймс Бонд хочет жить в независимой Шотландии

Испания, конечно, не единственная европейская страна, где кризис подбросил дров в топку движения сепаратистов. Шотландцы собираются провести референдум о независимости осенью 2014 года. Националисты утверждают, что, свергнув иго английских евроскептиков, они обеспечат независимой Шотландии блестящее будущее. Шотландцы собираются ввести евро и будут сами распоряжаться нефтью в Северном море.

В Эдинбурге много лет считали примером для подражания соседнюю Ирландию, продемонстрировавшую, что даже маленькая страна может быть привлекательной для инвесторов. Но финансовый кризис разрушил многие надежды. Бум в Ирландии давно закончился, оставив большие долги.

Эти «мелочи» не охладили патриотический пыл шотландских сепаратистов, самым известным из которых, кстати, является киноактер Шон Коннери. В Эдинбурге просто поменялся идеал. Сейчас пример для подражания шотландцы видят в скандинавских государствах.

Хрупкое королевство

В Бельгии в это воскресенье пройдут муниципальные выборы. Хорошие шансы стать мэром Антверпена, коммерческой столицы королевства, имеет лидер «Нового фламандского альянса», националист Барт де Вевер. Пост мэра, уверен он, станет трамплином на пути к президентству в независимом фламандском государстве.

Своими успехами лидер фламандских националистов во многом обязан недовольству фламандцев, жителей северной части королевства Бельгия, тем, что их деньги – около 6 млрд евро уходят на бедный юг. Популярность сепаратистов особенно возросла после того, как социалист Элио Ди Рупо из южной франкоговорящей Валлонии возглавил коалиционное правительство, состоящее из социалистов, христианских демократов и либералов.

Не по пути с Римом

Большинство жителей Южного Тироля, автономного региона на севере Италии, не хотят больше содержать бедный и коррумпированный юг. В апреле тысячи южных тирольцев в национальных коротких брюках-шортах прошли по улицам Больцано, распевая: «Независимость от Рима».

Понять жителей этого итальянского региона, захваченного Римом у Австрии после Первой мировой войны, легко. Уровень безработицы в Южном Тироле составляет 4,1% и является одним из наиболее низких во всей Европе. Системы социальной защиты и здравоохранения в регионе считаются эталоном не только в Италии, но и высоко ценятся на всем континенте. Сейчас тирольцы не без оснований опасаются потери привилегий и субсидий, положенных им по соглашению об автономии от 1972 года.

Антиитальянские настроения в Южном Тироле разгорелись с новой силой после того, как правительство Марио Монти начало проводить программу жесткой экономии и сокращения расходов. Рим требует, чтобы Южный Тироль сократил расходы на 750 млн евро, несмотря на то что это требование противоречит соглашению, в котором говорится, что 90% собранных в провинции налогов должны возвращаться в нее в виде субсидий. Сейчас между Римом и Больцано идут переговоры по этому вопросу. Националистические партии, имеющие в региональном парламенте больше 20% мест, разжигают недовольство среди населения, которое не хочет, чтобы остальная Италия утянула их в болото кризиса.