Пощечина президенту

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
25 октября 2012, 19:56

На этот раз камнем преткновения стала… тюрьма, в которую не пустили Махмуда Ахмадинежада. Президент хотел навестить попавшего за решетку помощника, однако судья велел главе правительства заниматься экономикой, которая находится в плачевном состоянии.

Иллюстрация: Эксперт Online
Очередные испытания Махмуду Ахмадинежаду готовит борьба исполнительной и законодательной власти Ирана, которая вновь обострилась

Не пустили в тюрьму

Новостные агентства Ирана опубликовали письмо, в котором Махмуд Ахмадинежад обвиняет главу судебной власти, влиятельного аятоллу Садеха Лариджани, в том, что тот защищает от уголовного преследования за экономические преступления «определенных личностей». Преступники не названы, но считается, что все они занимают высокие посты и что среди них находится и старший брат аятоллы Лариджани.

Кроме этого, Махмуд Ахмадинежад вновь потребовал пропустить его в столичную тюрьму Эвин, где уже почти месяц сидит один из его помощников. Автор письма приводит целый букет статей Конституции Исламской Республики Иран, в которых объясняются права президента страны, нарушенные судейским отказом.

Президент Ахмадинежад утверждал, что осуждение его помощника было несправедливым и что он хотел посетить тюрьму Эвин, чтобы рассказать высшему руководителю, аятолле Али Хаменеи, об условиях в ней.

Речь идет об Али Акбаре Джаванкаре, советнике президента по СМИ и бывшем главе правительственного агентства новостей IRNA. Джаванкара посадили на шесть месяцев за оскорбление высшего руководителя. Блюстители исламской нравственности сочли оскорбительным материал, рассказывающий о роли женщины в исламе.

Али Акбара Джаванкара арестовывают второй раз, но в прошлый раз президент потребовал его отпустить. Сейчас же консерваторы воспользовались отсутствием Махмуда Ахмадинежада, который уезжал в конце сентября в Нью-Йорк на сессию Генеральной ассамблеи ООН.

Махмуд Ахмадинежад захотел навестить своего помощника в Эвине, но не смог этого сделать, потому что судья запретил пускать главу правительства в столичную тюрьму.

Генеральный прокурор Ирана Голям-Хоссейн Мохсени-Эджеи объяснил на пресс-конференции в Тегеране, что сейчас не время для посещений президентом тюрем и что он должен уделять все внимание и время борьбе с экономическим кризисом. При этом прокурор обратил внимание присутствующих журналистов на то, что в первые семь лет президентства желания побывать в Эвине у Ахмадинежада ни разу не возникало.

Новый раунд

Сам отказ и, главное, объяснение стали, пожалуй, самым большим унижением, испытанным Махмудом Ахмадинежадом за годы борьбы с консервативным духовенством. Они также показали уровень влияния, которым сейчас пользуется президент Ирана.

Борьба исполнительной и законодательной власти, ставшей на сторону духовенства, в последние месяцы вновь обострилась. Противники обвиняют друг друга в двузначной инфляции, высокой безработице и резкой девальвации риала. Обострение борьбы в руководстве страны произошло в момент усиления санкций против Исламской Республики, когда Али Хаменеи, формально стоящий над схваткой, призывал к единству в высших эшелонах власти.

Политологи отмечают, что публичная атака президента Ахмадинежада на братьев Лариджани, очевидно, означает подготовку к очередному раунду борьбы с многочисленными врагами. От его исхода будет означать, сохранит ли он хоть какое-то влияние после президентских выборов. Они должны состояться в июне следующего года, за месяц до истечения срока его полномочий. Ахмадинежад занимает пост президента Ирана уже второй срок и поэтому участвовать в выборах по Конституции не имеет права.

В этот раз, надо отметить, Махмуд Ахмадинежад сделал тонкий ход. В схватке с Лариджани его позиции сильны, а ситуация кажется беспроигрышной: запрет на посещение президентом тюрьмы выглядит как минимум странным; если же ему все же удастся прорваться в Эвин, то он докажет слабость противников.

Последнее слово во всех делах в Иране, и в первую очередь, конечно, важных, остается за высшим руководителем. Бескомпромиссный и резкий стиль руководства Махмуда Ахмадинежада и выбор им сомнительных, по крайней мере, с точки зрения консерваторов, помощников и советников снискал ему немало врагов среди влиятельного духовенства и поддерживающих их консерваторов.

В последнее время президенту приходилось защищать своих помощников и соратников от самых разных обвинений: коррупции, черной магии, шпионажа в пользу МИ-6 и других западных спецслужб и многого другого. Популярность самого Махмуда Ахмадинежада в народе резко снизилась после очень сомнительной победы на выборах 2009 года, когда его поддержал аятолла Хаменеи, и особенно отмены субсидий на бензин, продукты и товары первой необходимости, что привело к резкому росту цен.

Многие представители шиитского духовенства и военные, раньше поддерживавшие Ахмадинежада, превратились в его злейших врагов и надеются, что он тихо и незаметно досидит до конца своего срока. Объявить президенту импичмент сейчас особого смысла нет, потому что ему осталось править меньше восьми месяцев.

Махмуд Ахмадинежад же, напротив, быть свадебным генералом не хочет, и чем больше на него давят, тем сильнее пытается показать себя представителем народа, которому вставляют палки в колеса долго находящиеся у власти политики и чиновники с корыстными интересами.

Кровная месть?

Махмуд Ахмадинежад не один год боролся со своим предшественником – Али Акбаром Хашеми Рафсаджани и его родственниками, которых он обвинял в коррупции. Сейчас президент переключил свое внимание на не менее влиятельную семью Лариджани, пять братьев которой занимают высокие посты в руководстве страны.

Садеха Лариджани во главе судебной системы Ирана Али Хаменеи поставил в 2009 году. Еще один брат – Али – раньше возглавлял иранскую делегацию на переговорах по ядерной программе, а сейчас возглавляет меджлис (парламент) и считается одним из реальных претендентов на пост президента. На недавней пресс-конференции президент обвинил его в том, что парламент вместо того, чтобы помогать правительству, мешает ему работать и пытается обвинить в экономических проблемах. 

Самый старший из братьев – Мохаммед-Джавад – возглавляет совет по правам человека Ирана. По крайней мере, по американскому телевидению его нередко представляют именно в этой должности. В июне правительственный новостной сайт Alef опубликовал документы, из которых следовало, что Мохаммед-Джавад Лариджани захватывал у крестьян землю. После этого по решению судебных властей сайт был блокирован.