Пожурили

Москва, 04.10.2012

Фото: EPA

На очередной сессии Совета Европы обсуждались весьма разные вопросы. Так, депутаты ПАСЕ окончательно определились с термином «политический заключенный». Теперь им «является лицо, лишенное личной свободы, если лишение свободы было применено в нарушение одного из основных прав, гарантированных Европейской конвенцией по правам человека и протоколами к ней, в частности, свободы мысли, совести и религии, свободы выражения мнения и информации, а также свободы собраний и объединений». Особенно обрадовались этому решению украинские «оранжевые», долго требовавшие признать сидящих за решеткой Юрия Луценко и Юлию Тимошенко политическими заключенными.

Однако наиболее важным пунктом повестки дня стало обсуждение подготовленного швейцарским депутатом Андреасом Гроссом и румынским сенатором Георги Фрундой 70-страничного доклада, посвященного выполнению Россией своих обязательств в рамках ПАСЕ. Он содержал жесткую критику России за «отклонение от европейских стандартов» и перечислял все новые российские законы и действия российских властей, которые авторы сочли нарушающими права человека и идущими вразрез с европейскими ценностями. После оглашения текста доклада должна была быть принята соответствующая резолюция, и ряд депутатов ПАСЕ внесли к ней поправки с новыми требованиями к России. Среди них было требование «прекратить политическое и экономическое давление на страны Центральной и Восточной Европы, оказываемое компанией "Газпром" посредством цен на газ», а также вернуть Румынии золото, вывезенное из этой страны во время Первой мировой войны. Однако главной (и, в отличие от предыдущих, способной быть реально принятой) была поправка от представителей Польши передать Россию под мониторинг комитета министров Совета Европы. «Перевод России в такой разряд мониторинга – на более высокий уровень – означает, что страны Совета Европы через свои посольства, через совет министров будут вынуждены выбирать с нами конфронтационную риторику. Ни одна страна под мониторингом совета министров не находится. И если бы нас туда перевели, это было бы исключение, сделанное только для одной страны. Поэтому задача-минимум, которая стояла перед нашей делегацией, – не допустить принятия рекомендаций. Резолюция о том, что у нас не все в порядке, должна была набрать не менее половины голосов, рекомендации должны набирать две трети», – пояснил член российской делегации депутат Александр Сидякин.

Российская делегация проводила колоссальную работу по убеждению депутатов ассамблеи и жестко выступала практически против всех не устраивающих ее поправок. Подобная позиция вызвала «удивление» у европейских депутатов. «Такие документы сами по себе ничего не меняют. Они что-то вроде диагноза и предписаний врача. В интересах России принять рекомендации во внимание», – заявил российским журналистам один из авторов доклада Андрес Гросс. Между тем эта позиция объяснялась тем, что доклад содержал ряд заведомо невыполнимых требований. К ним глава комитета по международным делам Госдумы Алексей Пушков отнес пункты об освобождении Pussy Riot, возвращении мандата Геннадию Гудкову и отмене закона о митингах. Сюда же, вероятно, относится и требование денонсировать признание независимости Южной Осетии и Абхазии. «При всем уважении к докладчикам, совершенно очевидно, что никто в мире не пересматривает свои законы, решения суда, не отказывается от признания других государств по требованию извне, – заявил депутат. – Это неприемлемый разговор. Россия – суверенное государство, а в Совете Европы об этом забывают. Думаю, по этим темам мы общего языка не найдем».

В итоге задача-минимум удалась – за принятие рекомендации о передаче российского дела в комитет министров проголосовали лишь 120 из 206 присутствующих в зале делегатов. В Кремле это называют победой, хотя принятая в итоге резолюция была крайне жесткой и без этого пункта. Между тем страхи в отношении «порки» в стенах ПАСЕ и радость по этому поводу некоторых российских правозащитников несколько преувеличены. Даже если бы в ПАСЕ была бы принята жесткая резолюция с поправками о передаче нашей страны под мониторинг Совета министров, то ничего страшного бы не произошло. «Входящие в комитет главы МИД не могут себе позволить свободно говорить все, что хотят, в отличие от депутатов ПАСЕ. В своих высказываниях они будут исходить из прагматических интересов», – считает российский политолог Федор Лукьянов. К тому же ПАСЕ не является Советом Безопасности ООН. Это исключительно совещательный европейский орган, не имеющий серьезных полномочий. Участие в нем несет исключительно символический смысл и показывает принадлежность страны-члена к «цивилизованной Европе». Между тем сейчас Россия лишена даже этой символичной выгоды, поскольку в последнее время Москву критикуют в лучших традициях начала 2000-х – за взвешенную позицию по Сирии, за верные, с юридической точки зрения, решения по Геннадию Гудкову и Pussy Riot, за соответствующий европейским стандартам и здравому смыслу закон о митингах. Учитывая это, некоторые российские эксперты и политики впадают в противоположную крайность – учитывая консультативный характер этой организации, бесперспективность убеждения европарламентариев в адекватности российского руководства (ярлык постоянного нарушителя прав человека, навешенный на нашу страну европейскими либералами, очень сложно снять в принципе), а также те жертвы, на которые мы идем ради членства в организации (Россия является одним из ее основных доноров, а также вынуждена была подчиниться требованиям ПАСЕ и наложить мораторий на смертную казнь), требуют немедленного выхода России из ее состава. Это также было бы ошибкой – хотя бы потому, что для защиты своей позиции на международной и европейской арене Москве нужно участвовать в максимальном числе форумов. Даже в совещательных – ведь информационную войну с Западом мы пока вчистую проигрываем. 

У партнеров




    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. Saudi Aramco оценили в 1,7 триллиона долларов
      IPO аравийской нефтяной компании Aramco выходит на финишную прямую.
    3. Саудиты решили не жадничать
      Но инвесторы в Saudi Aramco все равно рискуют
    Реклама