Беспроигрышный политический расчет

Владимир Громковский
5 октября 2012, 17:04

Судя по СМИ, высокие  начальственные  умы бьются над вопросами пенсионного обеспечения. Денег в казне недостает, финансировать дефицит Пенсионного фонда все труднее. Не удивительно — единственный разумный экономический выход, имеющийся в пределах существующей пенсионной системы — повышение пенсионного возраста — полагается, судя по всему, политически неприемлемым. Придумали спрятать его за продолжительностью трудового стажа.  Уши торчат, однако, и более высокий возраст выхода на пенсию — не панацея, но всего лишь отодвигание трудностей на будущее. Принимать надо коренное решение.

В старые времена, как и теперь, работоспособные содержали нетрудоспособных. Однако солидарность поколений была тогда наглядной — осуществлялась в большой крестьянской семье, где три, а то и четыре  поколения трудились вместе и жили общим хозяйством, в одной избе. В этом, наряду с религиозными запретами, причина тогдашней многодетности: дети и были «пенсионным фондом» каждой четы.

На круг, ничего не поменялось и теперь. Однако посредничество «социального» государства экономическую связь детей с родителями сделало почти неощутимой. Люди перестали ощущать и нести ответственность за собственную старость. В итоге — спад рождаемости, с его неизбежным дефицитом пенсионного фонда. Иного решения, кроме повышения рождаемости, пенсионная проблема не имеет. Иного экономического способа повысить рождаемость, как привязать пенсию родителей к числу и заработкам детей, не вижу (к заработкам — чтобы родители, проявившие себя лучшими воспитателями, оказывались в выигрыше).

Предлагаемое решение — долгосрочное. Вводить его требуется загодя, постепенно, начиная с граждан исключительно детородных возрастов. Что не принято давно уже — грубая ошибка. Еще в 1960-х-1970-х годах надо было принимать, когда послевоенным демографам стали очевидны печальные перспективы (вашему покорному слуге о современных проблемах с рождаемостью  рассказывали на лекциях по демографии в 1970-е, как о неизбежном будущем). 

Однако долгосрочное решение не поможет уравновесить пенсионные приходы и расходы ближайших 30 лет. Второй элемент пенсионного уравнения: приватизация. Точнее, исправление ее «ошибок» 1990-х годов. В предвыборной экономической статье Путин написал, что считает приватизацию нечестной. И, по подсказке лукавых выразителей интересов прихватизаторов из «олигархического профсоюза» (РСПП), предложил поправить дело разовым налогом. Однако с налогом «не получается»: об этом еще в июне  заявил министр экономического развития Белоусов.

Замечательно, что не получается: налог — отвод глаз. Единственно справедливое и экономически эффективное решение — полный возврат народу неправедно обретенного похитителями народного достояния. Возврат не просто в казну — в Пенсионный фонд  (точнее, в фонды private equity, под ним, держащие акции и доли предприятий, и питающие его дивидендами и прочими доходами). Это тем более справедливо, что основная часть прихватизированного была создана в советские годы, и обязана быть признана общенародной собственностью (Путиловский завод, скажем, и все прочее дореволюционное полагал бы правильным вернуть наследникам). Те же, кто сейчас на пенсии, или выходит на нее вскоре, успели немало проработать до 1991 года, и по праву являются первыми среди соискателей поучаствовать в советском наследии.

Понимаю, отобрать советское в основе имущество у захватчиков-олигархов политически непросто. Посложнее, чем проработать одноразовый налог. (Кстати, если министр и МЭР в целом затрудняются то ли с налогом, то ли с ренационализацией, могу предложить собственные услуги — от олигархов не завишу; их, как безнравственных негодяев, ненавижу, грешен; и напишу честный законопроект в интересах народа: квалификация  подходящая). Однако и решать этот вопрос должен не министр, а президент, с его огромным большинством избирателей за спиной. Большинством, которое станет подавляющим, примись он за возврат прихватизированного олигархами розлива 1990-х имущества.

Политически важно, что решение о возврате народного богатства и передаче его в Пенсионный фонд сделает президента политически совершенно независимым и от олигархов, и от собственных чиновников, заложником которых обычно является любой выборный правитель. (Это — мое главное пожелание президенту ко дню его предстоящего 60-летия: приняв судьбоносные решения по антиприхватизации, ощутить в полной мере поддержку народа, и окончательно перестать опасаться при принятии политических решений частных корыстных интересов и представляющей их «оппозиции»).

Начать работу по созданию правильной материальной основы пенсионного фонда следует уже сейчас, создавая понемногу систему соответствующих private equity инвестиционных фондов и передавая им акции государственных предприятий. На днях недальновидно продали пакет акций Сбербанка, а доходы первый министр зачем-то велел отправить в бюджет. Не продавать надо было, а передать в помянутые фонды. И всю прочую государственную собственность — туда же, возможно, за вычетом секретной оборонки. (Впрочем, дивиденды от оборонки — отчего не передавать в ПФ?).

Разумеется, полностью отменить взносы предпринимателей в ПФ доходами от госсобственности будет невозможно — но это и не цель. Главное, до начала притока новорожденной дополнительной рабочей силы, затруднение с дефицитом ПФ окажется разрешено. 

Ну, а что злые люди лишатся неправедно обретенного в пользу народа, даст такой политико-экономический выигрыш, на котором правительство сумеет разом провести все перезревшие кратко- и долгосрочные непопулярные решения, без которых невозможны устойчивый рост, модернизация и инновации.