Аморфный протест

Фото: AP
Результаты опроса «Левада-центр» показывают, что протестная активность россиян понизилась

Согласно данным опубликованного опроса «Левада-центра», проведенного в 45 субъектах России и охватывающего 1600 человек, протестная активность россиян в настоящее время невысока. Массовые акции протеста, проходящие с конца 2011 года, в частности «Марш миллионов», «За честные выборы», теперь поддерживают 39% респондентов, тогда как данные прошлого декабря составили 44%. Примечательно, что вырос процент тех, кто не поддерживает масштабные митинги: 46% против 41% в прошлом году; а 16% опрошенных затруднились ответить на этот вопрос.

На вопрос о том, готовы ли принять участие в новых акциях протеста против нарушений при организации и проведении выборов и фальсификации их результатов, если таковые будут проходить в ближайшее время, положительный ответ дали 17% респондентов. Большинство опрошенных россиян (74%) заявили, что участвовать в этом не планируют. Об акции «Стратегия 31», регулярно проводимой в крупных городах страны в защиту 31-й статьи Конституции (о праве граждан РФ «собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». — «Эксперт Online»), слышали 48% респондентов. Интересно, что практически тот же процент (45%) узнали об этой акции от социологов. Согласно полученным данным, поддерживают «Стратегию 31» и подобные ей мероприятия треть опрошенных россиян (32%), против этого высказались 25%, а 43% не определились с тем, как относиться к подобным акциям.

Напомним, что согласно сентябрьскому опросу ВЦИОМ, лидеры протестного движения в России получили большую узнаваемость среди населения с декабря прошлого года, однако рост узнаваемости сопровождается усилением отрицательного отношения к оппозиционерам. Так, узнаваемость блогера Алексея Навального выросла с 29 до 48%, а у лишенного депутатского мандата и в недавнем прошлом депутата Госдумы от «Справедливой России» Геннадия Гудкова она возросла с 21 до 60%. При этом отрицательное отношение к ним также увеличилось в среднем в полтора раза. Необходимо отметить, что наибольшей популярностью лидеры протестного движения по-прежнему пользуются в Москве и Санкт-Петербурге, что социологи связывают с традиционно высокой политической активностью жителей обеих столиц, а также с тем, что жителей регионов волнуют более «приземленные» проблемы — работа, социальные гарантии, что пока остается вне охвата внесистемной оппозиции.

Одной из причин повышения процента узнаваемости вкупе с усилением отрицательного отношения к лидерам протестного движения среди населения может быть тот характерный образ оппозиции, что формируется на федеральных каналах. В качестве примера можно привести недавний фильм «Анатомия протеста-2», показанный на НТВ. Там известный оппозиционер, лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов обвиняется в получении денег на свою деятельность от иностранных структур и лиц, настроенных к России весьма недружелюбным образом, а экс-президент Банка Москвы Андрей Бородин, по данным журналистов телеканала, выразил готовность выделить крупную сумму денег на поддержку внесистемной оппозиции в целом. Примечательно, что по факту выхода фильма Следственный комитет России уже запросил от НТВ рабочие материалы, которые использовались при подготовке ленты. 8 октября официальный представитель СК Владимир Маркин заявил, что «главным следственным управлением СК РФ организована проверка фактов организации массовых беспорядков в РФ, изложенных в фильме». Сергей Удальцов уже сообщил о вызове в СК на допрос пока в качестве свидетеля относительно содержания «Анатомии протеста-2».

Эксперты прогнозируют дальнейшее снижение протестной активности. Научный руководитель Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков связывает это с завершением цикла федеральных избирательных кампаний: «Причина проста — когда есть выборы, то они являются и точкой "эмоционального притяжения", и точкой "полезной активности". Осознанно или бессознательно, но основная часть недовольных граждан понимают, против кого и с какими последствиями для себя они могут действовать политически». В беседе с «Экспертом Online» политолог подчеркнул, что региональные выборы не дают такого накала, как общероссийская кампания. Спад протестных настроений может быть связан в том числе с разочарованием в политике у вчерашних протестующих, но также и с переключением их внимания на какую-либо иную деятельность. Вместе с тем Чеснаков не считает, что протест может радикализироваться или «уйти в подполье», так как для таких изменений нет оснований, как, например, жесткие и непопулярные меры властей. Пока даже такие потенциально резонансные действия правительства, как надвигающаяся реформа пенсионного обеспечения, россиянами критически не воспринимаются и не стимулируют граждан к действию. «Пока нет существенных причин, чтобы уровень протестной активности повысился», — заключил представитель Центра политконъюнктуры.

Политолог Михаил Ремизов, в свою очередь, отмечает, что ряд протестующих начали испытывать усталость от стилистики акций протеста и формата, а также от самих лидеров оппозиции: «Новой оппозиции не удалось закрепить первичный успех и каким-либо образом вывести движение на новый уровень». Необходимого для возмущения громкого, реалистичного повода, каким были, к примеру, нарушения в ходе федеральных выборов, нет, зато есть усталость, полагает эксперт. Нарастает разрыв между «болотными» лидерами и представителями среднего класса, которых не устраивает положение дел в стране. И этот слой граждан так и остается непредставленным не только в официальной власти, но и в оппозиции, добавляет Ремизов в беседе с «Экспертом Online». Политолог убежден: протест никуда не делся, а ждет нового повода для кристаллизации. Появится ли такой повод или нет в ближайшей перспективе, зависит от того, удастся ли власти избежать грубых ошибок на региональных выборах, даст ли она резонансные поводы для возмущения. «Аморфное протестное настроение никуда не уходит, потенциал у него высокий», — заключил политолог.