Развитие или макростабильность

Анастасия Якорева
9 октября 2012, 09:12
Фото: ИТАР-ТАСС
Евгений Гавриленков

Россия может позволить себе модернизацию, реформы бюджетного сектора и увеличение расходов на оборонку только при условии дефицита бюджета и роста госдолга. С таким заявлением выступил замминистра экономики Андрей Клепач.

По его словам, сокращение дефицита бюджета и выполнение амбициозных социальных обязательств — несовместимые задачи. Для достижения новой цели — бездефицитности бюджета — правительству придется сократить госрасходы на 4,2 процентных пункта, привел цифры Клепач, а предстоящее сокращение расходов в образовании, здравоохранении и национальной экономике на 2% ВВП не позволит решить ни одну из модернизационных задач. Чтобы достичь поставленных целей — и в социальной политике, и в экономическом росте, и в модернизации, Клепач предлагает отказаться от идеи бездефицитности и сокращения госдолга. Допустимый размер дефицита на ближайшие годы — 1,5% ВВП, считает он. Также в качестве возможной и желательной меры Клепач назвал увеличение государственного долга до 18%. «У нас госдолг сейчас 12% ВПП, ну будет не 13–14%, как рассчитывает Минфин, а 18%. Это то, что можно обслужить, можно финансировать», — уверен он. О том, будут ли услышаны предложения чиновника в правительстве и есть ли альтернатива дефициту бюджета, если во главу угла поставить политику экономического роста, «Эксперту Online» рассказал главный экономист Sberbank Investment Research Евгений Гавриленков.

- Для модернизации и экономического роста не обязательно увеличивать дефицит бюджета - достаточно снизить инфляцию. Я понимаю, почему Клепач выступает за увеличение дефицита. Сейчас нужно много инвестировать в инфраструктуру. Но, на мой взгляд, для этого нужно решить ключевую задачу – снизить инфляцию до стабильного и предсказуемого уровеня в 2-3%. Тогда произойдет снижение номинальных ставок сократятся панические настроения, и появится возможность решать инфраструктурные задачи. Последние 20 лет инфляция в России держится на неприлично высоком уровне. 6,5% - это неприемлемо.

При этом главный недостаток прогнозов и Минфина, и Минэкономразвития в том, что оба ведомства мыслят категориями средних цифр, не учитывая внутригодового колебания ликвидности. В этом году Минфин, на мой взгляд, действовал неправильно – имея фактический профицит бюджета, несмотря на дефицит на бумаге, министерство продолжило масштабные внутренние заимствования, которые отчисляло в резервный фонд. Во 2 квартале профицит увеличился, но Минфин, несмотря на это, продолжил заимствования ради своей идеи фикс – пополнять резервы во что бы то ни стало.

Кроме того, инфляцию подстегнули и действия Минфина и ЦБ в ответ на возникший дефицит ликвидности в 2012 году. Тогда ЦБ увеличил вброс ликвидности, а Минфин начал размещать деньги на депозитах в банках, и это стало дополнительным катализатором инфляции.

Минфин в подобных ситуациях фактически играет в 3 наперстка. Первый – это изъятие денег из экономики в виде налогов, второй – это чистые заимствования на внутреннем рынке, третий – это возврат денег в систему в виде депозитов в коммерческих банках. Тот факт, что Минфин использует все 3 наперстка, создает ненужные инфляционные ожидания в экономике и, соответственно, увеличивает инфляцию. Для того, чтобы решать инфраструктурные задачи, денежная политика должна быть нейтральной, особенно если нет четкого видения будущего – а у нас его нет.

Рекомендации для Минфина и Минэкономразвития просты: снижать инфляцию и позволять себе внутренние заимствования только в случае фактического (а не бумажного) дефицита бюджета. Это позволит решить отчасти и социальные задачи. Когда инфляция составляет 2-3%, проблема индексаций зарплат и пенсий стоит уже не так остро.