В расчете на бонусы

Евгения Новикова
12 ноября 2012, 19:20

Сирийская оппозиция, главным образом работающая за пределами САР, объединилась. Процесс прошел с трудом и под серьезным давлением Запада и Востока. Теперь мятежники ждут щедрых поставок оружия и иной помощи для свержения президента Асада. Внутренняя оппозиция порицает действия внешней, утверждая, что ее деятельность во вред Сирии.

Иллюстрация: Эксперт Online
Ахмед Муаз аль-Хатыб, Сухейр аль-Атаси и Рияд Сейф

Объединились 

Внешняя сирийская оппозиция объединилась, как того хотели «друзья Сирии». Новый орган называется Национальная коалиция оппозиции и революционных сил (НК). В ее состав помимо известного Сирийского нацсовета, которому недавно США отказали в праве легитимно представлять сирийский народ, вошли еще некоторые оппозиционные организации сирийцев, ведущие деятельность за рубежами САР. В Национальную коалицию не вошли Национальный координационный комитет, Сирийская демократическая платформа и организация курдского этнического меньшинства — то есть те оппозиционеры, которые работают в Сирии.  

Таким образом, новое объединение оппозиционеров — это несколько не то, что хотели спонсоры, активно намекавшие: люди, десятки лет не жившие в Сирии, не могут представлять народ страны. Но все же НК шире, чем обитающий ныне в Стамбуле, а ранее в Париже Сирийский национальный совет, занимавшийся в основном распределением денег, выдаваемых «на революцию» различного рода спонсорами. Одно из главных требований Запада к НК — снизить риски захвата власти исламистами и радикалами в Сирии после Асада. 

Итак, после почти недели заседаний в Дохе (Катар) оппозиционеры договорились. Отметим, СНС до последнего не хотел подписывать договоренность, считая себя и только себя представителем сирийского народа. Но давление арабских партнеров было сильным. Очевидно, СНС побоялся потерять последнюю возможность поучаствовать в дележе спонсорской помощи и обещанной власти. Поэтому в воскресенье подпись руководства СНС была все же поставлена. 

По замыслу организаторов, НК сформирует переходное правительство, которое будет рулить на захваченных повстанцами территориях Сирии. Главой НК избран исламский богослов 52-летний Ахмед Муаз аль-Хатыб, имам мечети Омейядов в Дамаске, главной мечети Сирии. Его заместители — правозащитница Сухейр аль-Атаси и бывший депутат сирийского парламента, а ныне мятежник Рияд Сейф, проведший несколько лет в тюрьме за критику правящего режима и пользующийся большими симпатиями в Вашингтоне. Ранее он входил в состав руководства СНС, но после того как из-под его пера (под диктовку посла США в Сирии, как утверждают некоторые аналитики) вышел «план Рияда Сейфа» по объединению оппозиции в более широком формате, чем СНС, он был отлучен от власти в этой организации. 

Ахмед Муаз аль-Хатыб известен своими антиасадовскими проповедями, сообщают местные СМИ. За вольнодумство он был даже наказан властями и провел некоторое время под домашним арестом. Он не ассоциируется ни с какими оппозиционными группировками и пользуется симпатиями населения Дамаска. По мнению Александра Игнатенко, президента Института религии и политики, избрание имама — вполне объяснимая вещь. «На сегодняшний день самая большая опасность для всех участников процесса — как для сирийцев, которые воюют на стороне Асада, так и для сирийцев, находящихся в оппозиции, — тот факт, что результатами кризиса воспользуются "Братья-мусульмане", — заявил он "Эксперту Online". — Поэтому решено во главе нового органа (НК) поставить не "брата-мусульманина", хотя их в НК много, а умеренного мусульманина». 

«Он умеренный, он не фанатик, у него очень современные взгляды: он за демократию, за гражданское общество», — заверил Махмуд аль-Хамза, представитель СНС в Москве. 

Участники встречи в Дохе обещают: НК «получит народную поддержку» и тогда сформирует временное правительство Сирии. Вместе с тем Al-Jazeera передает, что НК заявил о намерении создать правительство лишь после того, как получит международное признание. Эта версия больше похожа на правду: только международное признание даст возможность получения средств, тогда как народное признание — вещь более сложная и менее прибыльная. 

НК уже заявила о задачах: добиться от международного сообщества создания коридора в Сирии для передачи гуманитарной помощи и учреждение бесполетной зоны в северной части САР — у границ с Турцией. 

Как заявил Махмуд аль-Хамза, представитель СНС в России, в декларации НК «первым пунктом указывается свержение режима Асада и отказ от какого-либо диалога с ним».

По данным The Washington Post, уже в ближайшее время НК создаст Революционный военный совет для централизованного командования повстанцами. Это будет канал поставок военной и невоенной помощи мятежникам внутри Сирии. Армия Асада сильна авиацией, поэтому повстанцам очень нужны зенитки. По словам сирийского оппозиционера из Москвы Махмуда аль-Хамзы, вопрос уже решен: «Нам обещали помочь с оружием. Минимум десять государств обещали. Это Франция, Англия, Италия, Германия, Америка — в основном ведущие западные страны плюс Катар и Саудовская Аравия». 

Отметим, в СНС тоже сменилось руководство. Нацсовет получил нового лидера — Джорджа Сабру. Отличительная особенность этого руководителя — вероисповедание. Он христианин. И это важно для коллектива мятежников, в основном исламского. Александр Игнатенко, президент Института религии и политики, отмечает вскользь: «Сабра — коммунист. И я не вполне уверен, что он является верующим. Дело в том, что решающую роль в сирийском кризисе стали приобретать "Братья-мусульмане". Сирийцы не хотят прихода к власти радикалов. Поэтому в СНС придумали назначить лидером христианина, а до того этот пост занимал курд». 

Сабра заявил, что теперь, после создания НК, у оппозиции появляется новый шанс на получение международной военной помощи: «Оппозиция будет пытаться изменить международный взгляд на сирийский кризис, потому что сейчас необходимо принципиально новое международное решение». Сабра уже давно выражает явную склонность к одобрению арабской интервенции в САР. 

Вместе с тем мало кто верит в то, что новая объединенная оппозиция сможет предотвратить попадание оружия в руки бойцов «Аль-Каиды» и радикалов иных организаций. «Она абсолютно неспособна контролировать распределение оружия, — уверен Игнатенко. — Это фиктивный орган, он не сформирован, по сути. Его полный состав до сих пор неизвестен, функции тоже не прописаны. Само его создание — это лишь выполнение запроса американской администрации: создать расширенное руководство оппозицией и революцией, в которой бы принимали участие те оппозиционеры, которые действуют внутри страны». 

Насколько удастся НК изменить ситуацию, пока неясно. Известно лишь, что структура получилась небесконфликтная: существуют противоречия между СНС и другими игроками, есть опасность превышения роли суннитского фактора в пестром в конфессионально-национальном отношении объединении, и, наконец, есть опасность радикализации. Не случайно в руководство НК был назначен умеренный имам, но это вряд ли поможет разрешить уже имеющиеся проблемы. 

«Друзья» рады

Ряд стран Востока и Запада уже выразили глубокое удовлетворение достигнутым. Премьер-министр и глава МИД Катара шейх Хамад бин Джасем аль Тани уверен, что международное сообщество в скором времени признает легитимность НК. Вместе с тем, очевидно, его беспокоят возможные конфликты между лидерами внутри образования. По крайней мере, он уже выразил надежду на то, что НК «в лице главы Сирийского нацсовета Джорджа Сабры и лидера коалиции Муаза аль-Хатыба имеет все шансы на успех, если осознает свою ответственность перед народом и сможет не погрузиться в разногласия». 

Хатыб уже в ближайшее время обратится в ЛАГ с просьбой о признании НК. А Хамад бин Джасем аль Тани пообещал обсудить этот вопрос с коллегами по ЛАГ, а также на площадке Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива, кроме того, с США и европейскими государствами. 

Турция устами главы МИД Ахмета Давутоглу заявила, что НК нужно одобрить и признать: «Все, кто поддерживает справедливую борьбу сирийского народа, должны четко заявить о поддержке соглашения и проявить более серьезную активность».  

США в лице официального представителя госдепартамента Марка Тонера сообщили, что «готовятся поддержать Национальную коалицию, берущую курс на окончание кровавого правления Асада и начало мирного, справедливого, демократического будущего, которого заслуживает весь сирийский народ». Дипломат заверил, что его страна «будет работать с Национальной коалицией, чтобы гуманитарная и невоенная помощь США служила обеспечению нужд сирийского народа». 

Великобритания пошла дальше. «Военная интервенция Великобритании в Сирию — это, безусловно, то, что мы должны рассматривать в данный момент. Гуманитарная ситуация в стране ухудшается с каждым днем, и это может привести к ограниченной интервенции в страну», — заявил начальник штаба обороны Великобритании генерал Дэвид Ричардс.

Он отметил, что все вопросы должно решить «международное сообщество». И не исключил, что военнослужащие могут быть отправлены в САР уже зимой.

На Даунинг-стрит, 10 говорят, что премьер Дэвид Кэмерон хочет «пересмотреть вещи, которые были на повестке дня год назад, но которые мы не хотели осуществлять». Напомним, год назад в повестке дня стояла интервенция, главной задачей считалось принятие СБ ООН соответствующей резолюции, чтобы запустить в Сирии события по ливийскому сценарию. Но двукратное двойное вето РФ и Китая не дало реализоваться этим планам. Ныне, по некоторым данным, Лондон изучает вопрос о поставках оружия сирийским мятежникам. Ведь эмбарго ЕС истекает в декабре 2012 года. 

Активизацию Лондона на сирийском треке можно объяснить желанием Великобритании первой «снять пенку» после падения режима Башара Асада. По мнению президента Института религии и политики Александра Игнатенко, скорее всего, Британия действует в контакте со своим традиционными союзниками — Катаром и Саудовской  Аравией, инициаторами и спонсорами сирийского кризиса. «Эти нефтяные монархии не располагают военно-политическими возможностями, которыми располагает Лондон. Великобритания — больший союзник Саудовской Аравии и Катара, чем США. Именно на Аравийском полуострове видна конкуренция между США и Великобританией. В конкретном случае Катар и Саудовская Аравия работают и с американцами, и с британцами. Но им с британцами в силу разных обстоятельств в каких-то ситуациях легче работать, — пояснил он. — Британия готова ввязаться во все эти дела, Кэмерон говорит о необходимости снабжения сирийской оппозиции оружием — а это старая мечта Эр-Рияда и Дохи. Тогда как Клинтон говорит, что США не будут вооружать оппозицию, так как нет уверенности в том, что оружие не попадет к "Аль-Каиде". Катар и Саудовская Аравия мечтают провести решение через СБ ООН. Великобритания — член СБ ООН». Поэтому ясно, что в данном случае Лондон — значительно более удобный союзник Дохи и Эр-Рияда, чем Вашингтон. Не исключено, что Британия будет принимать активное участие в ближайших событиях в Сирии, правда, в каком формате — пока сказать сложно. 

Напомним, президент Сирии Башар Асад, комментируя возможности иностранного вмешательства, заявил: «Цена иностранной интервенции в Сирию, если она произойдет, будет больше, чем может позволить себе весь мир целиком. Это будет иметь эффект домино, который затронет мир от Атлантики до Тихого океана. Я не верю, что Запад движется в этом направлении, но если страны Запада это сделают, никто не может сказать, что произойдет впоследствии». 

Внутренняя оппозиция 

Как известно, внутренняя оппозиция отказалась не только участвовать в НК, но и обсуждать саму тему объединения с внешней. Лидер Движения за мирное урегулирование Фатех аль-Джамус разъяснил радио «Голос России», почему его движение ответило отказом коллегам по сопротивлению.

Во-первых, внутренняя оппозиция не доверяет внешней: «Любые действия какой-либо организации за пределами границ нашего государства не могут принести пользу. Подобная активность приводит к зависимости от внешних игроков как с геополитической точки зрения, так и с финансовой».

Во-вторых, цели и задачи у тех, кто борется в Сирии, совершенно разные: «Мы стали свидетелями все большего распространения насилия, что полностью противоречит нашим принципам. Мы также резко протестовали против идеи попытаться внести раскол в ряды армии. Армия при воцарении анархии в ее рядах станет самым мощным фактором для разжигания длительной гражданской войны. Примером этому может служить Ирак. Поэтому мы разработали новую программу Движения за мирное урегулирование, которая отвергает любое вмешательство извне, будь то военное или финансовое. Мы выступаем за интересы сирийского народа, отрицая любое насилие и революционные пути. В настоящее время мы выступаем как самое большое оппозиционное формирование, цель которого — найти выход из этого кризиса и остановить кровопролитие мирным путем». Он уверен, что образование НК — это шаг к развитию сирийского кризиса по иракскому сценарию.

В-третьих, оценка деятельности режима Башара Асада у внутренней оппозиции совершенно иная: «Значительная часть сирийского общества хочет изменить правящий режим на демократический мирным путем, без применения насилия и иностранного вмешательства. По-моему, правящий режим может устоять не только благодаря оружию и органам безопасности, но и как сила, которая оберегает страну от межрелигиозной розни».

В-четвертых, они за переговоры с властями: «Любая уважающая себя оппозиция должна сесть за стол переговоров, чтобы найти наименее болезненный выход из кризиса, не исключая сотрудничества с режимом на время переходного периода. Я уверен, что те стороны конфликта, которые отрицают идею переговоров и диалога, потерпят поражение».