Три задачи товарища Си

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
15 ноября 2012, 09:26

Перед новым руководством Китая стоит весьма сложный фронт работ. В своем выступлении китайский премьер Вэнь Цзябао обозначил три приоритетные задачи: поддерживать устойчивый и быстрый рост экономики; вести эффективную борьбу с коррупцией; провести реформу политической системы.

Фото: АР
18-й съезд Коммунистической партии Китая избрал новых руководителей страны

Для Китая сохранение высоких темпов экономического развития является не средством достижения амбиций, а суровой необходимостью. Аналитики практически единодушны в том, что лишь рост экономики позволяет властям поддерживать относительную социальную стабильность в стране. Власти утверждают, что этому росту ничего не угрожает. «В октябре признаки стабилизации в экономике КНР стали более очевидными. Мы полностью уверены, что сможем достичь поставленных задач по поддержанию роста экономики на уровне 7,5% и выше», – заявил на съезде глава Государственного комитета по делам развития и реформ КНР Чжан Пин. Ху Цзиньтао заявил, что целью партии будет построение к столетнему юбилею КПК в 2021 году среднезажиточного общества, а к столетнему юбилею КНР в 2049 году – превращение Китая в «богатое, могущественное, демократическое, цивилизованное и гармоничное модернизированное социалистическое государство».

Между тем ситуация далеко не настолько радужная – высокая доля иностранных инвестиций в ВВП, серьезная зависимость китайской экономики от экспорта на американский рынок (и, как следствие, зависимость от состояния американской экономики), неспособность властей ликвидировать неравенство в развитии между приморскими и «внутренними провинциями» Китая делают поддержание высокого экономического роста в стране проблематичным. Некоторые эксперты даже предрекают падение темпов роста ВВП до 5%. Ситуация усугубляется тем, что альтернативные способы стабилизации социально-политической ситуации, которые сейчас находятся на вооружении КПК, также доказали свою неэффективность. КПК пыталась легитимизировать себя за счет культивирования китайского национализма, однако во время недавнего территориального конфликта с Японией власти с ужасом увидели, что не могут контролировать выпущенного из бутылки джинна – бушующие толпы националистов громили магазины и требовали от правительства немедленно занять крайне жесткую позицию против Страны восходящего солнца. Властям нужно придумывать иной, более безопасный путь легитимизации своей власти – и съезд фактически утвердил на эту роль борьбу с коррупцией.

Всем известно, что коррупция в Китае достигла космических масштабов. Население недовольно тем, что ряд вопросов даже на низовом уровне нельзя решить без денег. Страну регулярно сотрясают серьезные коррупционные скандалы, которые иногда затрагивают высшее руководство партии. Так,  незадолго до партийной конференции в New York Times вышла статья, рассказывающая о почти 3-миллиардном состоянии родственников теперь уже бывшего китайского премьера Вэнь Цзябао (которые, естественно, обвинения не признали и пообещали судиться с американской газетой). В этой ситуации дело борьбы с коррупцией уже стало в Китае отличным способом поднять собственный рейтинг. Именно за счет беспощадной войны с ворами и взяточниками ныне опальный Бо Силай стал самым популярным политиком в стране, и если бы его вовремя не посадили, то он мог даже внести некий элемент непредсказуемости в итоги нынешнего съезда КПК.

Власти сделали выводы из истории с Бо Силаем и поэтому решили заняться борьбой с коррупцией самостоятельно. Главной задачей партии станет совмещение этой борьбы с необходимостью поддерживать стабильность – резкие массовые посадки высших партийных функционеров КПК могут серьезно разбалансировать государственную машину в КНР и раззадорить само китайское население. «Неадекватное разрешение этой проблемы может нанести смертельный вред партии и даже погубить ее и страну. Борьбой с разложением и утверждением неподкупности нужно заниматься всегда и неустанно, набат против разложения и перерождения должен звучать всегда», – заявил Ху Цзиньтао. Именно поэтому первыми партия будет сдавать уже опальных чиновников. Известно, что на съезде Центральная дисциплинарная комиссия предоставила отчеты о преступлениях двух некогда видных деятелей КПК – Бо Силая и бывшего министра железных дорог страны Лю Чжицзюня. Кроме того, власти хоть и не признали прямо обвинения против Вэня Цзябао, но все же призвали чиновников «осуществлять более строгий контроль над родственниками и своими семьями».

Если борьба с коррупцией рассматривается как способ добиться легитимизации в краткосрочной перспективе, то, по мнению ряда аналитиков, в долгосрочном плане сохранить власть КПК сможет, лишь проведя в стране политические реформы. Китай становится все более открытым, и население уже выражает серьезное недовольство рядом авторитарных шагов властей (например, частичным блокированием на время проведения съезда интернета в стране). Разговоры об этих реформах идут уже давно, однако вплоть до недавнего времени консервативные силы внутри КПК выступали резко против любых нововведений. Между тем демократизация КПК, введение выборности властных институтов (мэров, глав провинций) уже стали необходимостью. По мнению ряда аналитиков, именно пониманием этой необходимости и объяснялся процесс против Бо Силая – будучи лидером консервативного крыла партии и имея все шансы войти в состав нового ЦК, Бо Силай мог стать серьезной преградой на пути этих реформ.

При этом естественно, что никакой радикальной демократизации не будет. Ху Цзиньтао пояснил: Китай не станет слепо копировать западную систему, а просто будет сочетать сильные стороны «социализма с китайской спецификой» и элементы «позитивного иностранного опыта». Политическая реформа, как и борьба с коррупцией, будет проводиться постепенно, и не исключено, что ею будут заниматься не только лидеры «шестого поколения», но и те, кто придет им на смену в 2022 году.