«Все готовы пойти и вломить»

Олег Сорокин, Арон Цыпин
21 ноября 2012, 10:39

Израиль предъявил ХАМАС ультиматум, который истекает в ночь со вторника на среду. И даже если война не начнется, это лишь вопрос времени. Какими последствиями это обернется для региона? Корреспонденты РР в Тель-Авиве и на юге страны наблюдали за первой неделей конфликта.

Фото: АР
Почему начался и чем закончится новый конфликт Израиля и Палестины

– У меня вот в той квартире жил друг. Он погиб, вместе с отцом. Говорят, отец вышел на балкон, хотел снять, как летит ракета, – паренек показывает на четвертый этаж дома в Кирьят-Малахи, в который на днях попала ракета. Теперь дом полностью эвакуировали: люди разъехались, кто к родственникам, кто к знакомым в соседние дома.

Рядом кран разгружает квадратный блок бомбоубежища. Молодежь сразу заходит внутрь, осматривается: «Да здесь места человек на пятнадцать, не больше!» Как оказалось, в разрушенном доме не было своего бомбоубежища.

– Но мы и не думали, что оно нам надо! – говорит один из жителей с искренним удивлением. – Кирьят-Малахи первый раз бомбят! Кто ж мог подумать, что сюда ракеты могут долетать?!

Поэтому люди и выходили на балконы, чтобы снять ракетную атаку, – думали, до них не долетит. Да что говорить, даже в Ашкелоне, который намного ближе к сектору Газа, до последнего времени мало кто обращал внимание на сигналы тревоги.

– Мы уже так привыкли к этим сиренам, что перестали бегать в бомбоубежища, – говорит корреспонденту РР жительница Ашкелона. – Поначалу было страшно, мы не знали, что делать, все прятались на лестничной клетке или спускались в бункеры, а теперь нам уже все равно. Мы просто сидим дома и ждем – будь что будет!

Это ведь только кажется, что четыре года, которые прошли с последнего крупного израильско-палестинского конфликта, стороны жили в состоянии перемирия. На самом деле только с начала этого года из сектора Газа по израильской территории запустили 500 ракет «Касам». А, например, 6 и 10 ноября, то есть за четыре дня до ликвидации главы военного крыла ХАМАС Ахмеда Джабари, активисты движения расстреляли из гранатометов два израильских патруля.

Спусковой крючок

Эскалация нынешнего конфликта и началась после ликвидации Джабари – руководство ХАМАС заявило, что, сделав это, Израиль «открыл ворота ада». В самом Израиле признают, что спецоперацией по устранению Джабари руководство Израиля решило рывком повысить уровень противостояния с руководством сектора Газа.

– Общее правило холодной войны Израиля заключается в том, что по мере нарастания напряженности нарастает и сила ответных ударов, – объясняет РР эксперт Института Ближнего Востока Зеев Ханин. – В ответ на обстрелы распечатывается «папка № 1» – обстрелу подвергаются тактические склады, тоннели, возможные места стартов ракет. Если пуски не прекращаются, распечатывается следующая «папка» – удары следуют по тому, что называется инфраструктурой террора, тренировочным базам. И так далее, пока, наконец, на завершающем этапе не наносятся удары по самим руководителям ХАМАС.

Таким руководителем, входившим в первую пятерку, и был Джабари – начальник хамасовского генштаба, которого многие аналитики считали способным перехватить инициативу у нынешних руководителей – Исмаила Хании и Халеда Машаля, которые все-таки в большей степени являются политиками-демагогами.

Одновременно последовали удары по стратегическим целям – складам и ракетным шахтам, чтобы вывести из строя инфраструктуру террора. Однако, как всегда, в расчеты вкралась ошибка: ракет оказалось больше, чем предполагалось, – отсюда массированный обстрел Израиля в первую неделю конфликта. И, кроме того, уже сейчас, а не через полгода, как считала израильская разведка, на вооружении ХАМАС оказались ракеты «Фаджр-5», способные достигать Тель-Авива.

Спрятаться больше негде

В интернете есть целые сообщества людей, которые во время всех предыдущих конфликтов приглашали южан к себе в гости – на время бомбежек, если тем не к кому было поехать. Но когда ракеты стали долетать до Тель-Авива и Иерусалима, оказалось, что звать больше и некуда.

– Я поехала к другу, – рассказывает студентка из Ашкелона, – он живет в Ришон-ле-Ционе, там никогда не было бомбежек, но в тот же вечер прозвучала, как тут говорят, азака. Я думала, что смогу пересидеть время беспорядков, но оказывается – нет!

Когда по телевидению показали в прямом эфире тель-авивское кафе на Дизенгофе и зазвучал сигнал противоракетной тревоги, на лицах людей было выражение полного недоумения. Посетители вставали с мест и вопросительно оглядывались друг на друга. Казалось, они не могли ни бежать, ни даже бояться и, оглушенные, лишь вертелись на месте, не в силах сделать даже несколько шагов в сторону укрытия. Так и остались возле своих столиков, пока сигнал не смолк.

– Наверное, теперь они действительно не знают, куда бежать, – говорит корреспонденту РР жительница юга, мать троих детей. – Ну, ничего, теперь хоть поймут, что мы чувствуем. У них только одна сирена прозвучала, а у нас в Беер-Шеве только за один день вчера – более ста! Вот и представьте...

Вообще очень многое в этом конфликте происходит впервые. Так, впервые Египет, до этого хранивший молчание – иногда доброжелательное, иногда строго осуждающее, заявил устами своего премьер-министра Хишама Кандиля, что он отвечает за то, что происходит в Газе, и не может допустить, чтобы Израиль решал там самостоятельно свои вопросы.

Как заметил РР бывший глава израильской секретной службы «Натив» Яков Кедми, прогноз министерства обороны Израиля исходит из того, что египетская армия не в состоянии противостоять израильской и не сможет перебросить сколько-нибудь существенные силы через Синайский полуостров к границе с Израилем.

Встает вопрос, что будет, если египетская армия (пока она этого не делает) перебросит через Синайский полуостров новые запасы ракет для ХАМАС?

Впервые с начала конфликта прозвучала воздушная тревога в Иерусалиме: ракета упала в часе езды от центра города. Сирены воздушной тревоги прерывали репортажи о начале массовых выступлений в Иордании, где впервые за историю Хашимитской династии прозвучали абсолютно антиконституционные требования отставки короля. А ведь иорданская граница, исторически самая спокойная и дружественная, всего в тридцати километрах от Иерусалима.

Наземная операция

На том доме в Кирьят-Малахи, где погиб друг встреченного нами мальчика, под раскуроченными окнами висит большой плакат: «Еврейская кровь не для продажи! Захватывайте Газу!»

Было много разговоров, кто и для чего все это начал. Кто-то высказывал мнение, что это не может быть случайностью, что когда за два месяца до выборов начинается конфликт такого масштаба, это, несомненно, на руку действующему правительству, которое сможет укрепить свои позиции за счет крови и горя. Кто-то заявлял, что Ахмед Джабари был чуть ли не лучшим другом Израиля и что именно с его помощью целым и невредимым вернулся домой капрал Гилад Шалит, и так далее.

На третий день, когда количество выпущенных ракет с обеих сторон превысило тысячу, когда прозвучали сирены над Тель-Авивом и Иерусалимом, у мужского населения Израиля зазвонили телефоны и послышались фразы: «Меня забирают!», «Мне прислали повестку!»

Сначала призвали 16 тыс. резервистов. Затем командование ЦАХАЛ объявило о дополнительном призыве 75 тыс. человек. Значит, наземная операция почти неминуема, если уже не началась, пока печатался этот номер РР. Безусловно лишь одно: никакое правительство Израиля не может позволить себе призвать в армию 75 тыс. человек – это 1,5% населения и 15% всего армейского резерва, – а затем просто распустить их по домам.

Один из резервистов, готовящихся сейчас к операции, рассказал РР, что армия уже несколько раз приводилась в состояние полной боевой готовности, но затем начало наступления на Газу отменялось. Призыв резервистов, по его словам, был проведен быстро и четко:

– Организация доставки техники, сбор людей, доставка оборудования – все было лучше, чем, например, во время второй ливанской войны, в целом в нормальном темпе – можно было выезжать «за границу», так сказать, уже через сутки после начала призыва. И практически все готовы пойти и вломить, если надо. Общее настроение такое: надоели их обстрелы, давайте что-нибудь сделаем.

Полностью материал опубликован на сайте «Русского репортера»