17.XI — 23.XI

Максим Соколов
23 ноября 2012, 18:01

Триумф Чурова. — Копеисты и фийонисты. — Варфоломеевский утренник. — Судьба нобелевских выдвиженцев. — Вексельберг и дизель. — Слюняев, Пушкин и Медведев

В милой Франции прекрасной произошел немалый соблазн, подтверждающий правоту В, Е. Чурова, давно утверждающего, что электоральные процедуры так называемых цивилизованных стран глубоко несовершенны. На этот раз свое несовершенство явили голлисты, задумавшие по примеру соперников-социалистов устроить партийные праймериз, чтобы все было, натурально, как в Америке. Соперничавшие генсек голлистов Ж. Ф. Копе и бывший премьер-голлист Ф. Фийон мобилизовали своих сторонников (соответственно копеистов и фийонистов), и выборы состоялись. Подсчет голосов, однако, выявил изрядную конфузию. В ряде мест (Ницца, Тулуза и пр.) число подписей в журнале для голосования нимало не совпадало с числом бюллетеней, были другие, по деликатному французскому выражению, иррегулярности, побудившие сторонников вспомнить математические начала и лично К. Ф. Гаусса. Избирком бранили и копеисты, и фийонисты согласно обвиняя его то ли в недовложении, то ли в перевложении. Новостные каналы давали бесконечные спецвыпуски, газеты посвящали соблазну по четыре полосы, так что даже несколько утомили — ну, случилось исправление ошибок Фортуны, нехорошо, конечно, но нельзя же так экстазовать. Вероятно, такая горячность связана с тем, что прежде голлистские политики немного подворовывали, все к этому привыкли, но мухлежа с праймериз они себе не позволяли, потому что праймериз не было — внутрипартийная демократия проводилась на съездах. С расширением демократии стали воровать и голоса, отчего пресса и соблазнилась.

Вероятно, голлистам следовало выписать в Париж Л. М. Волкова, проводившего выборы в КС оппозиции, и назначить главой партийного избиркома. Тогда на все претензии хоть копеистов, хоть фийонистов, chef de la democratie отвечал бы бодро и энергично: «Пох…! Это неважно… Цель была в том, чтобы провести выборы, и мы неожиданно показали, что умеем get things done. И это страшно круто. Мы и получили выхлоп, движуху, media coverage, как у международного события».

Пока же media coverage, а равно выхлоп и движуху произвела другая парижская новость. Католическая организация «Civitas» проводила демонстрацию против инициированного президентом Ф. Олландом закона, разрешающего однополые браки. Малороссийское движение «Femen», ныне переехавшее во Францию, как страну свободы, равенства и братства, решило проявить верноподданность и поддержать президента, но подверглось атаке мракобесов: «Мы решили организовать акцию против католиков-интегристов. Мы были переодеты в монашек, с голой грудью, со слоганами, написанными на теле: "In gay we trust", "Fuck God". Мы вступили в ряды манифестантов и сняли одежду, но через десять секунд группы молодежи напали на нас, их охрана также принимала участие. У Инны Шевченко сломан зуб, есть синяки по всему телу. Оксана Шачко ударилась головой о землю. У меня болит спина, шея, сегодня я подам жалобу».

Вероятно, введенные в заблуждение мягкостью малороссийских и великороссийских нравов — там с феменами обращались на редкость кротко, — активистки решили, что во Франции нравы будут еще гуманнее, а доходы от активизма гораздо выше. Опять же парижский шик не сравним ни с киевским, ни с московским — тут он гораздо лучше. Простодушные хохлушки не учли, однако, что во Франции весьма сильна — еще с XVI века — традиция религиозных войн, и не подумали, что могут стать жертвами оргий фанатизма. В результате такой неосмотрительности они немало пострадали от Варфоломеевского утренника. Смело выступив с девизом «écrasez l'infâme», они не взяли в толк, что кто кого écrasera, это еще вопрос — тут все зависит от соотношения сил. Хотя будь даже французские католики и не столь свирепы, осмотрительные дамы задумались бы над общей эфемерностью доходов от активизма: «И что это за профессия такая, прости Господи! Фемен! Ну, год еще, ну, два. А дальше что? Дальше ваши сиськи примелькаются, и вас просто начнут бить». Что, собственно, и случилось.

Таков уж ход колеса Фортуны — сегодня оно без меры возносит человека, а завтра безжалостно его низвергает. Менее двух месяцев назад мы читали прочувствованные строки: «Виолетта Волкова, Марк Фейгин, Николай Полозов, защищая нас, делали это открыто, предавая гласности каждый момент позорного процесса над Pussy Riot… Мы призываем наших друзей и сторонников, депутатов парламентов свободных стран мира и культурных деятелей поддержать нас в выдвижении адвокатов Фейгина, Полозова и Волковой на Нобелевскую премию мира». Сегодня авторы письма решительно отказали В. В. Волковой, Н. Н. Полозову и М. З. Фейгину в доверии, и мужественные адвокаты предстают в рассказах подзащитных в совершенно неожиданном образе изобличенных прохвостов. Сами адвокаты, забыв о злодеяниях власти, всецело поглощены разборками со своими подзащитными, а также правами на копирайт «Pussy Riot», а список страшных проклятий типа «Чтоб тебя черт побрал», «Чтоб тебе на том свету провалиться на мосту» etc. пополнился новым, еще более страшным «Чтоб тебя адвокат Фейгин защищал». Столь превратна бывает судьба борца за правду.

Лукавые люди бывают не только среди известных адвокатов. Неизвестные люди бывают не менее лукавы — так, например, инновационный центр «Сколково» подвергся прямой диверсии. По сообщениям пресс-центра МВД, на неохраняемой площадке центра у поселка Новоивановское «неизвестные похитили две дизельные генераторные установки и две тысячи метров кабеля... ущерб составил 1,7 млн рублей».

Премьер-министр Д. А. Медведев, проводя инновационное совещание прямо в стенах Нововоронежской АЭС, хотя и начал за здравие — «Не скрою, конечно, приятно проводить заседание и совещание на территории атомной станции», — закончил решительно за упокой, огорчившись наглым воровством в «Сколкове» и беспечностью В. Ф. Вексельберга: «Нужно обратить внимание на то, чтобы, пока у нас нет сверхпроводников, обычный кабель не исчезал в таких количествах». Вероятно, первый министр вспомнил элегическую частушку «С Вексельбергом мы вдвоем // Работаем на дизеле. // Он простак, и я простак, // У нас дизель похитили» — и это окончательно испортило ему настроение.

Впрочем, преодолев временное уныние и возвратившись в Москву, премьер на заседании правительства стал ободрять министра регионального развития И. Н. Слюняева. Склонный к мрачности министр сообщил, что «Программа модернизации транспортной системы говорит о том, что нам необходимо построить порядка полумиллиона километров дорог общего пользования, однако динамика и темпы строительства говорят о том, что с учетом ввода порядка 500 км ежегодно мы эту задачу решим в течение 1000 лет». Бодрый Д. А. Медведев не согласился с мрачным И. Н. Слюняевым и, назава его речи «безрадостными», отправил программу на доработку, дав контрольные цифры: к 2020 году в России должно быть построено 14 тыс. км автодорог.

Таким образом, как это и бывает в экономических прогнозах, были представлены три сценария: пессимистический, реалистический и оптимистический. Пессимист И. Н. Слюняев отвел на программу тысячу лет, реалист А. С. Пушкин считал возможным управиться в меньшие сроки — «Лет чрез пятьсот дороги верно // У нас изменятся безмерно: // Шоссе Россию здесь и тут, // Соединив, пересекут», оптимист же Д. А. Медведев считает возможным реализовать программу всего за двести пятьдесят лет.