Убыточная лояльность

Валентин Мальцев
23 ноября 2012, 20:27
Иллюстрация: Эксперт Online
В Белоруссии работает более пятисот убыточных госпредприятий

Официальная статистика говорит о том, что в Белоруссии функционирует около пятисот убыточных предприятий. Более того, Белстат констатирует, что их убытки только растут. В период с начала 2012 года их убытки выросли сразу почти на 40% в сравнении с аналогичным показателем предыдущего года. Но закрывать или продавать убыточные заводы в стране никто не собирается. Президент Александр Лукашенко упорно созывает совещание за совещанием, требует от руководителей-хозяйственников вывода заводов на «плюс», меняет их порой раз в несколько месяцев, но избавиться от «токсичных» активов явно не торопится.

Меж тем, если закрыть убыточные предприятия, в бюджете появились бы столь необходимые средства для развития инфраструктурных проектов и поддержки инвестиций в предприятия, продукция которых все еще пользуется неплохим спросом. Но Лукашенко понимает, что избавление от убыточных предприятий обернется в стране ростом безработицы, а власть частично утратит государственный контроль над большей частью экономики.

Руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико говорит, что неэффективность сотен белорусских предприятий вызвана сразу комплексом различных проблем. Во-первых, на них находится устаревшее оборудование, которое уже попросту не способно производить конкурентоспособную продукцию. Во-вторых, очень часто их возглавляют не экономисты, а чиновники, которые получили свои должности в обмен на лояльность к власти, а не в соответствии со своими руководительскими способностями. Наконец, в-третьих, зачастую на государственных заводах сильно раздуты штаты на них работает огромное количество людей, которые получают зарплату, несмотря на то, что не принимают активного участия в производственных процессах. Так, на каждом государственном предприятии Белоруссии есть идеологические отделы, которые занимаются делопроизводством и пропагандистской деятельностью.

Экономист Леонид Злотников добавляет, что белорусским продуктам не хватает правильного маркетинга на внешних рыках. Белорусские товары страдают тем, что не имеют достаточно презентабельной упаковки, а рекламные ролики для них снимаются в крайне неудовлетворительном качестве.

Как бы то ни было, избавляться от убыточных заводов Лукашенко не собирается по политическим соображениям. Лидер Объединенной Гражданской партии Анатолий Лебедько говорит, что убыточные предприятия похожи на бочки с порохом: если их закрыть, то это грозит стране настоящим социальным взрывом с непредсказуемыми последствиями. Лукашеко продолжает поддерживать предприятия в обмен на лояльность электората, который до сих пор не утратил веру в светлое будущее социалистической плановой экономики. По этой же причине Батька не торопится проводить структурные рыночные реформы, которые общество, как показывает практика, всегда воспринимает крайне неоднозначно.

Чтобы найти деньги на поддержку убыточных заводов, Совет министров еще 1 ноября 2012 года принял в Белоруссии постановление, котоое обязывает 13 наиболее высокорентабельных предприятий страны перечислять часть прибылей в государственный целевой бюджетный фонд национального развития. Лилия Коваль, вице-председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей, говорит, что для Белоруссии нормальная практика, когда частные фирмы, терпящие убытки, ждут очереди в судах, чтобы пройти процедуру банкротства, в то время как директора госпредприятий могут не переживать за свое будущее, если государство выдало им очередные субсидии.

Эксперты в один голос говорят, что все решения о банкротстве белорусских предприятий принимает лично президент Лукашенко. Пока ему удается находить деньги для поддержки убыточных заводов благодаря «ручной» экономике и низкой стоимости российских энергоресурсов. Но в последнее время власти все труднее заниматься этими процессами, и оно пошло на крайние меры. Суть их в том, что высокорентабельным предприятиям дают «в нагрузку» шефство над более мелкими убыточными заводами. Задача руководителя вывести объединенное предприятие в «плюс». Так, у многих белорусских заводов есть в подчинении свои колхозы, а у банков свои текстильные производства.

Большую надежду белорусские власти возлагают и на зарубежных инвесторов. Основание требование к ним создание максимально возможного количества новых рабочих мест. Но инвестиции в страну с откровенно плохим экономическим климатом не идут: план по ним выполнен к настоящему моменту лишь на четверть.

Говорят, Лукашенко боится повторить судьбу Ельцина и других постсоветских реформаторов, которые поплатились своим политическим рейтингом за преобразования экономики. Но выхода у белорусского президента нет: или реформы, или невероятно сложный и затяжной кризис. В октябре ВВП Белоруссии упал сразу на 11,7%. Возможностей для маневра у белорусского президента остается все меньше.