Разлука неизбежна

Антон Меснянко
28 ноября 2012, 11:04

Даже если УЕФА разрешит, национальным чемпионатам России и Украины объединиться не суждено. Скорее, к ним присоединятся амбициозные клубы из нефутбольных стран.

Иллюстрация: Эксперт Online
Даже если УЕФА разрешит, национальным чемпионатам России и Украины объединиться не суждено

Петербургский «Зенит», справедливо наказанный за отвратительное поведение фанатов, в сердцах пригрозил бросить чемпионат России на произвол судьбы и организовать собственный турнир. К жизни тут же вернулись разговоры о чемпионате СНГ или объединенной российско-украинской лиге, которые последние два десятилетия не дают покоя футбольным болельщикам постсоветского пространства. Идея объединения национальных чемпионатов находится в тренде: переживающий кризис жанра Союз европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) осторожно, но на полном серьезе рассматривает различные варианты транснациональных лиг. Но про чемпионат Содружества уже сейчас можно сказать с абсолютной определенностью: эта идея обречена на провал.

Быстрый рост футбольного рынка привел к образованию огромной пропасти между европейскими клубами. Львиная доля денежного пирога достается грандам из чемпионатов «большой пятерки». Для клубов с богатой историей из маленьких стран вроде амстердамского «Аякса», лиссабонской «Бенфики», брюссельского «Андерлехта» или афинского «Панатинаикоса» единственный выход остаться на плаву – присоединиться к более сильному первенству или создать с титулованными клубами соседних стран собственный турнир. Только это позволит им рассчитывать на выгодные телеконтракты и спонсорские вливания. Все возникавшие проекты транснациональных первенств до недавнего времени УЕФА губила на корню, не желая поступаться своими традициями. Теперь же футбольные чиновники выражают готовность обсуждать этот вопрос.

Однако пока проекты Иберийской, Балканской, Скандинавской и других лиг остаются делом отдаленной перспективы, мечтам «Газпрома» о собственном турнире сбыться не суждено. Без официальной санкции УЕФА подобный футбольный сепаратизм будет караться длительной дисквалификацией. Поэтому слова серьезных людей Максима Митрофанова и Алексея Миллера о выходе из чемпионата России – не более чем восклицания обиженного ребенка, пригрозившего забрать из общей песочницы свои игрушки. «Зенит» никогда в жизни этого не сделает, даже если с него снимут шесть очков и обяжут до конца сезона играть без зрителей. Быть может, когда-нибудь потом клубы и смогут менять чемпионаты. Но сейчас отказ играть в национальном первенстве означает полную международную изоляцию: в еврокубки без участия в премьер-лиге не возьмут. А расстроенные газпромовские боссы «Зенита» не для того покупают игроков за 100 млн евро и строят стадион стоимостью в годовой бюджет полдюжины африканских стран вместе взятых, чтобы играть в чемпионате Ленобласти.

Но самая главная причина, по которой сегодня футбольный аналог КХЛ невозможен, – объединенный чемпионат не нужен клубам из России и Украины. В 90-е годы, когда в России год из года чемпионом становился «Спартак», а на Украине – киевское «Динамо», а зрительский интерес к обоим турнирам неуклонно стремился к нулю, совместный чемпионат мог стать мощным импульсом развития. Однако с тех пор многое изменилось. В футбольном хозяйстве обеих стран по-прежнему проблем выше крыши. Но на Украине появилось четыре более-менее благополучных клуба, в России – восемь, и каждый претендует на высокие места. В обоих турнирах крутятся немалые деньги, оба чемпионата по отдельности входят в европейскую топ-10. Они слишком сильны, чтобы их объединять. Для создания единого турнира нет ни спортивных, ни экономических оснований – только ностальгические, а на них далеко не уедешь.

К тому же совершенно не ясно, как чисто технически организовать общий чемпионат. Проводить его параллельно внутренним первенствам? Но как выкроить время в и без того насыщенном календаре? И смогут ли игроки выдержать еще несколько десятков напряженных матчей за сезон? Если проводить его вместо национальных чемпионатов, то как быть с распределением мест в еврокубках? Ведущие клубы двух стран не захотят регулярно оставаться без Лиги чемпионов и Лиги Европы. И как соблюдать равное представительство участников от каждой страны? Ведь если по итогам сезона из лиги вылетят, например, два украинских клуба, а им на смену придут два российских, это вызовет определенное недовольство украинской стороны. И захотят ли середнячки украинской и российской премьер-лиги после объединения выступать дивизионом ниже?

К тому же если раньше для телеболельщиков матчи киевского «Динамо» и московского «Спартака» были главным шоу сезона, то теперь широкой публике доступны игры лучших европейских первенств. Состязаться в зрелищности с ними не сможет даже объединенная российско-украинская лига, а без этого не стоит затевать все дело. Тем более, как показал опыт турнира российской «верхней восьмерки» прошлой весной, постоянные битвы местных грандов быстро приедаются. Чтобы болельщикам хотелось идти на трибуны, а телезрителям – проводить время у экранов, нужно не гнаться за количеством ярких вывесок вроде «Зенит»–«Шахтер» или ЦСКА–«Днепр», а строить современные стадионы, улучшать поля, наводить порядок на трибунах, повышать качество судейства, бороться с договорными матчами. Именно таким путем в начале 90-х пошла английская премьер-лига, став в итоге самым коммерчески успешным национальным чемпионатом в мире. К слову, англичанам в свое время настоятельно рекомендовали объединить чемпионат с шотландцами, однако на Альбионе рассудили, что таким образом накопившихся проблем не решить.

Возможно, через несколько лет УЕФА все же пойдет на перекраивание футбольной карты Европы. Возможно, организационные вопросы, перечисленные двумя абзацами выше, получат свое решение. В этом случае более вероятным стоит признать вливание в самодостаточные чемпионаты России и Украины амбициозных клубов из соседних нефутбольных стран. Азербайджанскому «Нефтчи», белорусскому БАТЭ или молдавскому «Шерифу» тесновато у себя на родине. Не исключено, что они были бы не против попытать счастья в российской или украинской премьер-лиге. Только в таком виде идея о едином турнире команд из разных стран Содружества могла бы воплотиться в жизнь.