Сирийские непримиримые ссорятся из-за денег

Евгения Новикова
9 ноября 2012, 17:44

Новый кризис в стане сирийской оппозиции. Нацсовет, которому отказано в доверии США, не хочет поддержать новый план объединения повстанцев, так как не готов расстаться с деньгами спонсоров и другими полномочиями. Асад заявляет, что предпочтет умереть в Сирии и беспокоится лишь о судьбе страны.

Фото: AP
В стане сирийской оппозиции назревает новый кризис

Трудности партстроительства  

Представители сирийских группировок достигли предварительного соглашения о создании нового объединительного органа, в который войдут также представители и Сирийского нацсовета (СНС), который днем ранее отказывался от участия в этой новой руководящей структуре оппозиционеров. 

Напомним, сирийская оппозиция разного рода собралась в Дохе (Катар) в минувшее воскресенье, чтобы наконец объединиться и удовлетворить требованиям спонсоров.

Незадолго до того Госсекретарь США Хиллари Клинтон  разразилась нелицеприятной критикой в адрес СНС, который базируется в Стамбуле и  ранее был признан «друзьями Сирии» в качестве законного представителя сирийского народа. Теперь Запад осознал, что люди, давно эмигрировавшие из Сирии и долго жившие за ее пределами, не могут представлять интересы сирийского народа. Внешняя оппозиция больше не пользуется доверием США, сообщила она: «Оппозиция не может быть представлена людьми, которые, хотя и внесли свой вклад, но которые не находились в Сирии по 20, 30 или 40 лет. Она должна быть представлена теми, кто находится на передовой, борется и умирает сегодня за свою свободу». И добавила: «Мы совершенно четко дали понять, что Сирийский национальный совет не может более рассматриваться как зримый лидер оппозиции. СНС может быть частью большой оппозиционной структуры, но она должна включать и людей, которые находятся внутри Сирии, тех, кто имеет законное право голоса, к которому следует прислушиваться».  На эту большую оппозиционную структуру возлагается новая ответственность: противостоять попыткам экстремистов использовать в своих целях «легитимную революцию против деспотичного режима». 

Заседание сирийской оппозиции в Дохе (Катар) 1-------text.jpg Фото: AP
Заседание сирийской оппозиции в Дохе (Катар)
Фото: AP

План по объединению оппозиции на таких принципах разработан Риадом Сейфом, бывшим депутатом сирийского парламента. Ныне он состоит в руководстве СНС и пользуется доверием Вашингтона. «План Риада Сейфа» был представлен на конференции в Дохе. Он предполагает создание Национального инициативного совета (НИС), который будет на территориях, захваченных повстанцами, осуществлять управленческие функции. В него должны войти 50 человек представители всех течений и организаций, борющихся с режимом Башара Асада. Треть от СНС, треть — делегаты от «освобожденных районов» на территории Сирии, треть — представители оппозиции, не входящей в СНС. Структура НИС такова: инициативный орган, высший военный совет, судебный комитет и переходное правительство.

В документе сказано, что НИС «гарантирует, что после свержения нынешнего режима в стране не будет политического вакуума». 

План был поддержан США и Великобританией. О создании НИС предполагалось публично объявить 7 ноября, но ничего не вышло. 

Во-первых, от участия в конференции в Дохе отказались крупнейшие группировки внутренней оппозиции Национальный координационный комитет, Сирийская демократическая платформа, курдские организации. Во-вторых, в СНС также возникли  разногласия: Нацсовет привык считать себя единственным представителем сирийского народа, а в новой структуре ему не предложили руководящих должностей. Автора проекта Риада Сейфа наказали, лишив поста в руководстве СНС. 

Позиция СНС ясна: до сих пор через него проходила львиная доля средств, выделяемых спонсорами на борьбу с Асадом.  В представленном отчете о работе за год сказано, что с октября 2011 года СНС получил и освоил 40,4 млн долларов. Удивительно, но факт: 20,4 млн пришли из Ливии, где только что произошло свержение Каддафи и которая еще не выстроила своего государства и не решила массы социальных проблем.  15 млн долларов из Катара и всего 5 млн  из богатой нефтяной монархии Саудовская Аравия. 29,7 млн долларов из общей суммы СНС потратил на помощь беженцам и поддержку революции, а остаток 10,7 млн на «административные расходы и связь», то есть, скорее всего, на содержание самих себя и своего аппарата. Естественно, активистам СНС не хочется терять полномочия и расставаться с возможностью рулить выделенными средствами. Именно поэтому идею создания НИС Нацсовет назвал «попыткой подорвать» СНС и заявил, что «единственным органом, который может сформатировать переходное правительство,  может стать всеобщий национальный конгресс, объединяющий все оппозиционные политические силы, в котором большинство мест будут занимать представители СНС». 

Но потом в Нацсовете, очевидно, одумались: не следует протестными заявлениями отдалять себя от источников финансирования. Ведь заявление Хиллари Клинтон ставит крест на перспективах финансирования и получения политической поддержки СНС Западом. В Нацсовете было решено избрать новый состав руководства и еще раз обсудить перспективы участия в НИС на условиях, предложенных его авторами.

В итоге в новый секретариат не попали ни Бурхан Гальюн, первый глава СНС, ни Джордж Сабра, вот уже полтора года делавший заявления из Парижа от имени сирийцев, ни Риад Сейф, автор плана.  А вот нынешнему главе СНС Абделю Басету Сейде повезло ему доверие оказано. Около трети состава секретариата исламисты разных мастей, в том числе, «Братья-мусульмане». В этот орган были избраны две женщины и представители христиан и алавитов по одному человеку. Секретариат выберет нового главу СНС. Абдель Басет Сейда заявил в Дохе: отказ от диалога с Асадом главный принцип работы СНС, куда он надеется привлечь остальные силы оппозиции, до сих пор не вошедшие в его состав.  

Но, похоже, у них ничего не получится: ведь даже военное крыло СНС Сирийская свободная армия не доверяет больше функционерам. «Вместо участия в революционном деле они обосновались в фешенебельных гостиницах, этих трусов никто не уважает в Сирии», заявил газете Al–Hayat один из повстанцев. 

Итак, процесс формирования нового объединенного органа сирийской оппозиции снова зашел в тупик: недели не хватило на то, чтобы сойтись в основных принципах жизни и борьбы. Итог, озвученный в Дохе в пятницу, слишком мал: достигли лишь предварительного соглашения о создании НИС. Вместе с тем бонусы в случае достижения успеха велики: Лондон и, по некоторым сообщениям, Париж не прочь вооружить оппозицию, если ей удастся объединиться.  Эмбарго на поставки оружия в Сирию, введенное ЕС, завершается 1 декабря 2012 года. 

Асад страну не бросит

Президент Башар Асад  встретился с прессой, что с ним происходит не слишком часто. На сей раз он дал обширное интервью телевидению Russia Today.

«Я не марионетка Запада. Я сириец, родился в Сирии, и я буду жить и умру в Сирии», заявил он, заочно полемизируя с западными оппонентами. 

Напомним, несколько дней назад британский премьер Дэвид Кэмерон заявил, что для президента САР можно организовать безопасный выезд из страны: «Конечно, я бы предпочел, чтобы его судили по всей строгости закона за то, что он сделал. Разумеется, я не предлагаю ему план бегства в Великобританию, но если он хочет уехать, то он может уехать, это может быть организовано». А официальный представитель Госдепартамента Виктория Нуланд сообщила прессе, что  ряд стран, в частности ближневосточных, «предложили предоставить убежище Асаду и его семье, если он захочет покинуть Сирию», но он не воспользовался этими возможностями.   

Башар Асад: «Я не марионетка Запада. Я — сириец, родился в Сирии, и я буду жить и умру в Сирии» 2-------text.jpg Фото: AP
Башар Асад: «Я не марионетка Запада. Я — сириец, родился в Сирии, и я буду жить и умру в Сирии»
Фото: AP

Асад указал, что «конфликт в Сирии не является гражданской войной».  «Мы говорим о терроризме, который получает поддержку извне, чтобы дестабилизировать ситуацию в Сирии. Вот это наша война», заявил он. «Поддержка этих террористов в политической и финансовой сферах, поставки вооружения просто беспрецедентны по своим масштабам, сказал президент. «У нас есть данные, что западные разведслужбы оказывают технологическую поддержку в основном через Турцию и Ливан. Однако существуют и другие разведслужбы, региональные структуры, которые намного более активны, чем западные». Он уверен в том, что не будь поддержки, войска правительства САР «покончили бы с этим за несколько недель». По данным Асада, в Сирии действует «Аль-Каида»: «Сейчас они пытаются запугать людей при помощи взрывов, убийств, атак смертников и других действий, которые призваны повергнуть людей в отчаяние. Они шаг за шагом идут к своей цели созданию исламского эмирата в Сирии, который позволит им пропагандировать свою идеологию в остальном мире». Особо он коснулся роли Турции в конфликте. «Турция поддерживает террористов и поставляет оружия повстанцам больше, чем любая другая страна, уверен он. Эрдоган полагает, что если "Братья-мусульмане" займут лидирующие позиции в регионе и в Сирии, то он обеспечит себе хорошее политическое будущее. Он также считает себя новым османским султаном и полагает, что сможет контролировать весь регион, как во времена Османской империи. В душе он считает себя халифом».   

«Мои враги терроризм и нестабильность в Сирии. Это наш враг. Отдельные люди тут ни при чем. Речь идет не о том, останусь я или уйду, а о том, будет ли страна в безопасности. Я не боюсь того, что люди подумают обо мне. Я боюсь за судьбу своей страны, отметил Асад. У меня нет проблем с народом, потому что против меня действуют США, Запад, многие арабские страны и Турция. Если сирийский народ против меня, как я вообще могу быть тут?» 

Касаясь темы прекращения кровопролития, он сказал, что должен стать тем человеком, который положит ему конец: «Я должен быть человеком, который может это сделать, и я надеюсь, что так оно и есть. Дело не во власти президента, дело во всем обществе. Президент не может ничего сделать без помощи властных институтов и поддержки народа. Сейчас идет не борьба президента, а борьба страны. Каждый сириец сейчас участвует в защите своей страны». Президент надеется на дипломатическое урегулирование ситуации: «Я всегда верю в дипломатию и в диалог даже с теми, кто в это не верит. Мы должны продолжать прилагать усилия. Однако надо быть реалистами. Нельзя думать, что только диалог может помочь добиться результатов, потому что наши противники делятся на две категории. Первые не верят в диалог, особенно экстремисты и преступники, которые были осуждены за несколько лет до кризиса. Их врагом является правительство, потому что при нормализации ситуации в Сирии они снова попадут в тюрьму. Вторые пользуются поддержкой извне, и они верны только правительствам, которые заплатили им деньги и предоставили им оружие. У этих людей нет выбора, потому что они сами не могут принимать решения. Надо быть реалистами. Лишь только третьи могут пойти на диалог». 

Анализируя деятельность на протяжении конфликта, Асад выражает уверенность в том, что не допустил тактических ошибок: «Я сделал бы то же самое, что я сделал 15 марта 2011 года (Дата начала политического кризиса в Сирии "Эксперт Online"). Я призвал бы все стороны к началу диалога и противостоянию террористам. С этого и начинались события, а не с демонстраций, которые были лишь прикрытием. Ведь в рядах демонстрантов были боевики, которые одновременно вели огонь по мирным гражданам и по военнослужащим. Возможно, на тактическом уровне что-то и можно было сделать иначе, но президент страны не занимается тактическими вопросами; он принимает стратегические решения». 

МИД РФ: «консолидация здравого смысла»

Характеризуя ситуацию вокруг Сирии, замглавы МИД РФ Сергей Рябков отметил, что в последнее время отмечается позитивная тенденция, позволяющая надеяться на лучшее: «Все-таки в последние недели несколько больше понимания того, что односторонняя ставка на силовое решение, которое шло бы в пользу тех, кто противостоит нынешней власти в Дамаске, — это понимание немножко укрепляется. Это добавляет нам надежды и позволяет все-таки рассчитывать на то, что процессы консолидации здравого смысла пойдут, что там не все окончательно потеряно, и ситуация не пойдет вразнос в полном масштабе». 

Глава МИД РФ Сергей Лавров уверен в том, что обе стороны намерены биться до конца: «Асад не уходит, он не уйдет никуда, кто бы ему чего не говорил. Его нельзя уговорить на это. Он слышит, как его характеризуют западные лидеры, как его характеризуют некоторые арабские страны, соседние с Сирией, и грозят ему всем, чем можно. И он так же, как и оппозиция, хочет теперь воевать до победного конца». Хотя, по словам Лаврова, победы там быть не может. Ссылаясь на анализ, представленный СБ ООН спецпредставителем ООН и ЛАГ по Сирии Лахдаром Брахими, глава российской дипломатии отметил: «Будет просто идти война на истощение, на уничтожение людей, на уничтожение культурных ценностей и древнейших памятников архитектуры, таких, например, как Алеппо, который находится печальная ирония под охраной ЮНЕСКО».

По словам Лаврова, задача внешних игроков остается прежней: «заставить всех сирийцев, которые воюют друг против друга, перестать стрелять и сесть за стол переговоров. Для этого необходимо, чтобы все внешние игроки использовали свое влияние на различные сирийские группы, будь то правительственные или оппозиционные, для того, чтобы посылать одни и те же сигналы».