Мурси не слышат

Москва, 10.12.2012

Иллюстрация: Эксперт Online

Массовые протесты в Египте, которые продолжаются с 22 ноября (когда президент Мухаммед Мурси принял закон, ставящий его выше судебной системы страны), вынудили власти пойти на определенные уступки. В прошлую субботу премьер-министр страны Хишам Кандиль заявил, что президент «не возражает отложить голосование» по проекту Конституции (референдум, напомним, должен был пройти 15 декабря). По словам премьера, для переработки самого проекта был создан специальный юридический комитет. Кроме того, президент 9 декабря аннулировал скандальную конституционную декларацию (временный документ, по которому до принятия полноценной Конституции живет Египет) и издал новую, куда не включил ряд противоречивых положений из предыдущей. Согласно новой декларации дата референдума все же осталась прежней, однако «если на всенародном референдуме по проекту Конституции 15 декабря египтяне не примут основной закон, то члены новой конституционной комиссии будут избраны прямым голосованием». В новую комиссию войдут 100 человек, она будет создана в течение трех месяцев после референдума, а работа по созданию нового основного закона должна занять не более полугода. Данную декларацию, как и предыдущую, нельзя ни отменить, ни даже обжаловать в суде.

Это решение было представлено как компромисс, достигнутый на переговорах между президентом и примерно 50 различными группами оппозиции, однако в реальности оно таковым не являлось. Переговоры (так называемый национальный диалог) велись с представителями второстепенных оппозиционных сил — все крупнейшие оппозиционные партии, входящие во Фронт национального спасения, от диалога с президентом отказались и новую Конституционную декларацию не приняли. Они заявили, что Фронт «отвергает принятую декларацию и не приемлет проведение референдума по новой Конституции, которую считает односторонней, не согласованной со всеми политическими силами и социальными слоями египетского общества, не отвечающей интересам египетского народа». «Те, кто ведут диалог с Мурси, никакого отношения к восставшей улице не имеет», — пояснили они. Сам Мурси предлагает оппозиции (в том числе и той, которая отказывалась от участия в национальном диалоге) вносить свои поправки в проект Конституции и не исключает, что некоторые из этих поправок могут быть имплементированы в проект до проведения референдума. Если же референдум провалится, говорит Мурси, то поправки оппозиции будут обязательно учтены в ходе работы новой, избранной прямым голосованием конституционной ассамблеи. Однако лидеры светской оппозиции продолжают требовать его отставки и идут на обострение конфликта. «Мы преодолели страх! Конституция, отменяющая наши права и свободы, будет отвергнута! Наша сила в нашей воле», — говорит один из них, бывший глава МАГАТЭ Мухаммед эль-Барадеи. Вероятно, некоторые из них хотят использовать общественный протест для того, чтобы снять Мурси и занять его место.

Пытаясь поддержать авторитет власти, президент и его окружение организуют массовые марши своих сторонников. «Мы не допустим, чтобы революцию украли», — заявил один из лидеров исламистского движения «Братьев-мусульман» Хайрат эль-Шатер. Однако не исключено, что картой, которая решит исход противостояния между исламистами и светскими силами, станет армия. И ее позиция в конфликте пока не определена.

С одной стороны, по мнению ряда экспертов, армия, скорее всего, выступит на стороне оппозиции. «Президент Мурси, придя к власти, стал осуществлять, как выражаются сами египтяне, исламизацию армии. А именно были заменены министр обороны, начальник генерального штаба, начальник военной разведки. На все эти и другие должности он расставлял либо "Братьев-мусульман", либо близких к ним людей. Но процесс этот не закончился, и "Братья-мусульмане" в настоящее время армию не контролируют. Если начнется какая-то заваруха, совсем не факт, что армия станет на защиту президента Мурси, "Братьев-мусульман" и исламистов, которые, в общем-то, уже поднадоели египтянам», — говорит журналистам президент Института религии и политики, специалист по исламу Александр Игнатенко.

Однако Мухаммед Мурси считает, что, несмотря на все противоречия с ним, генералы в случае серьезного обострения конфликта, скорее всего, встанут на его сторону. Поэтому власти страны уже приняли специальные законы, согласно которым к арестам в стране могут быть привлечены силы армии.

Уверенность Мурси объясняется рядом причин. Во-первых, армия традиционно выступает против любых беспорядков. Армейское командование уже заявило, что вооруженные силы Египта «несут ответственность за безопасность египтян, за сохранность собственности государства и египетских граждан и не позволят распространиться беспорядкам и агрессии по территории страны». Учитывая, что, по некоторым данным, на руках у египтян находится до 15 млн единиц огнестрельного оружия, любые массовые беспорядки могут обернуться большой кровью. Между тем в нынешнем споре между Мурси и оппозицией первый всячески демонстрирует умеренность и готовность к компромиссам, тогда как представители оппозиции, наоборот, разжигают конфликт, требуя от президента серьезных и безоговорочных уступок.

Во-вторых, армейское командование хоть и не любит Мухаммеда Мурси, но понимает, что в сложившейся ситуации он является «меньшим злом». Египет — крайне исламизированная страна, значительная часть населения выступает за введение шариата, поэтому светская власть в ней может быть только в условиях диктатуры. Учитывая это, а также тот факт, что светские силы Египта будут просто неспособны управлять страной в случае свержения Мухаммеда Мурси (деятельность светских лидеров во время парламентской и президентской предвыборной кампании продемонстрировала их неспособность стать национальными лидерами), развитие страны может пойти по двум возможным сценариям. Либо военные организуют хунту и будут править страной, либо исламизированное население сконцентрируется вокруг других исламистов — салафитов (при этом не исключено, что реализуются оба сценария — сначала первый, а потом второй). Военные уже правили Египтом после ухода Мубарака, благодаря чему серьезно подпортили свою репутацию в глазах населения (называвшего генералов узурпаторами) и поэтому вряд ли захотят повторить этот опыт. Приход же к власти салафитов — еще более радикальных исламистов, чем «Братья-мусульмане», — тоже не в интересах армии. Поэтому не исключено, что генералы выступят за сохранение у власти сравнительно умеренного Мухаммеда Мурси и просто будут следить за тем, чтобы он не перегибал палку.

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. Вирус бедности: что предстоит лечить правительству
    Нынешний кризис от предыдущих отличается тем, что источники шоков — не экономические. Ключевую роль в нынешней ситуации, в отличие от того, что происходило в 2008 или 2014 году, играет социальная составляющая
  2. Чудеса устойчивости
    Ситуация на финансовых рынках мира постепенно стабилизировалась. Мировые индексы оттолкнулись от дна и начали восстанавливаться, хотя волатильность остается высокой, и рост сменяется падением. Тем не менее, никаких признаков паники уже нет, и особенно на этом фоне относительной стабильностью выделяется российский рынок
  3. Китайская экономика пошла на поправку, но по-прежнему остается в минусе
    Фабрики и заводы возвращаются к работе, однако скорость восстановления замедляют ограничительные меры Пекина, направленные на борьбу с потенциально возможной второй волной эпидемии, которая может прийти из-за границ Поднебесной
Реклама