Валютный дисбаланс

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
18 января 2013, 12:20

Как заявил первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев, выступая на Гайдаровском форуме в Москве, на сегодняшний день мир стоит по пороге нового витка валютных войн, причиной чему является монетарная политика ряда ведущих стран.

Фото: ИТАР - ТАСС
Алексей Улюкаев на Гайдаровском форуме 2013

По словам Алексея Улюкаева, в области глобального регулирования фискальной политики сейчас наблюдается серьезный дисбаланс. «И ситуация не улучшается, а ухудшается. Мы на пороге очень серьезных, мне кажется, конфронтационных действий в области того, что называется, может быть, излишне эмоционально, валютными войнами», – передают слова чиновника российские СМИ.

Как считает Алексей Улюкаев, такую политику проводят коллеги «из уважаемых центральных банков и правительств», указав, что считает это путем к сепарации, сегрегации, разделению на отдельные зоны влияния при очень острой конкуренции, вплоть до мировых торговых и валютных войн, что, безусловно, контрпродуктивно. В частности, на подобные меры недавно пошла Япония, чтобы опустить курс иены. Японская валюта пользуется спросом в качестве «тихой гавани», а высокий курс национальной валюты негативно сказывается на национальном экспорте.

В этой связи первый зампред ЦБ РФ считает необходимым координацию действий в рамках международных финансовых институтов. «В тех случаях, когда речь идет о координации деятельности независимых регуляторов, а независимые регуляторы – это центральные банки и комиссии по ценным бумагам и регуляторы на рынке финансовых услуг, мы видим очень серьезные достижения», – сказал Алексей Улюкаев.

Целому ряду стран попросту необходима дешевая национальная валюта, объясняет содиректор аналитического отдела «Инвесткафе» Григорий Бирг. Например, той же Японии необходима дешевая иена для того, чтобы поддержать экспортоориентированную экономику, и работа правительства в этом направлении действенна. За последние несколько месяцев иена подешевела более чем на 13%. Дорогой евро, в свою очередь, также может существенно ударить по локомотиву еврозоны – Германии и свести на нет минимальный экономический рост в регионе, борющемся с долговыми проблемами. Отчасти благодаря проблемам, которые оказывали давление на курс евро,  рост экспорта в Германии превысил 4%. Заинтересованы в ослаблении доллара и США, при условии что инфляция в стране будет низкой, это поможет росту экспорта без негативных последствий для внутреннего потребления. Именно это мы и наблюдаем в США в настоящее время. Инфляция последние пару месяцев не превышала 2%, и это отчасти помогло ускорению роста розничных продаж в декабре по сравнению с месяцем раньше. Таким образом, учитывая множество индивидуальных целей, преследуемых разными странами, вряд ли удастся избежать валютных войн. Пострадают от этого в первую очередь развивающиеся страны, чья валюта начнет дорожать.

Но во время кризиса – как на пожаре: или действуем сообща, или выживет тот, кто выбежит первым, говорит экономический обозреватель независимого форума Et-Trade Антон Голицын. То же касается и валютных войн. Действовать сообща уже не получилось в 2009 году, когда вместо окончательной расчистки долговых проблем и взаимных претензий по неплатежам, что позволило бы сохранить наиболее эффективные финансово-экономические институты, началось включение разнообразных программ стимулирования. Фактически одновременно еще с началом первого качественного смягчения (QE1) от ФРС был запущен печатный станок, стимулировавший перекос в паре евро/доллар. В тот период курс евро поднялся выше уровня 1,53, что, по сути, и привело к глобальным проблемам в европейской экономике, так как возможности и экспорта, и финансового оборота в регионе резко упали.

И уже последствием такой ситуации стало стремление всех финансовых центров изменить ситуацию в свою сторону. ЕС два года сознательно доводил до абсурда проблемы Греции, чтобы сбить курс евро (минимум к доллару был на уровне 1,21), Япония поднимает госдолг выше 220% при беспрецедентных объемах выкупа активов. Швейцария в эти же годы резко привязала курс франка к евро, обрушив в какой-то момент валютный рынок. В худшем положении оказались emerging markets, не имеющие возможности влиять на мировую конъюнктуру. И в таком положении у них остается только два варианта: пытаться все-таки ослабить собственную валюту, пусть и ценой инфляции (если страна работает на экспорт), или заботиться об инфляции, но быть готовыми к длительной рецессии. 

Впрочем, далеко не все эксперты видят нарастание валютных рисков. Скорее речь идет о некотором художественном преувеличении, считает начальник отдела управления инвестициями и аналитической поддержки ИФК «Солид» Михаил Королюк. Надо разделять ситуации, когда власти какой-то страны целенаправленно принимают меры для достижения конкурентной девальвации, и те, когда девальвация валюты является косвенным следствием. С этой точки зрения валютных войн сейчас нет. Есть кризисы в разных регионах, меры властей по разрешению этих кризисов, эти меры приводят к колебаниям валютных курсов, но сами по себе валютные курсы не являются целью. 

Скептически к новому витку валютных войн относятся и другие эксперты. «Я не вижу никаких валютных войн пока, да, собственно, и не жду их начала», – говорит управляющий активами финансовой компании AForex Сергей Ковжаров. Рассуждения на эту тему появились на фоне резкого снижения иены в последние недели. Но здесь нужно понимать, что целью агрессивной риторики и возможных действий японских властей является борьба с дефляцией и вывод экономики в инфляционную зону, а не ослабление иены. Иена ослабла в результате логичных ожиданий инвесторов в отношении запуска Японией печатного станка, но это ослабление не было главной целью правительства Японии.