Долго живешь – жди кризиса

Москва, 06.03.2013
Оказывается, экономисты напрасно ломали копья и головы в поисках причин современных кризисов. Все предельно просто, считают демографы. Продолжительность жизни после 1900 года росла невероятно быстрыми темпами. Это привело к тому, что развитые экономики сейчас не готовы содержать так много стариков и так долго.

Фото: picvario.com / Russia Look

Новые 72 = старым 30

Ученые Института демографических исследований общества Макса Планка в Ростоке утверждают, что еще никогда в истории человечества продолжительность жизни не увеличивалась такими быстрыми темпами, как в XX веке. Им даже удалось вывести формулу, согласно которой 72 года сейчас можно смело приравнивать к прежним 30 годам. То есть медицина и здравоохранение позволяют нам сейчас в 70 с лишним лет быть более здоровыми, чем наши предки, когда они только переваливали на четвертый десяток лет.

Прогресс в снижении рисков смерти во всех возрастных группах в прошлом веке был таким стремительным, что темпы роста продолжительности жизни в последнее столетие намного опередили рост продолжительности в 200 предыдущих тысячелетий, то есть с тех пор, как гоминиды начали постепенно превращаться в современного человека.

Росту продолжительности жизни, конечно, следует только радоваться. Но с экономической точки зрения он таит в себе и некоторые опасности: развитые страны оказались не готовы к тому, что придется содержать так долго и так много стариков.

Результаты исследования немецких ученых опубликованы в авторитетном журнале «Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов». Объектами исследовании были шведы и японцы, жители двух стран, имеющих сегодня наивысшую продолжительность жизни, а также охотники-собиратели, немногочисленные группы которых можно найти даже сейчас в труднопроходимых джунглях почти на всех континентах.

Немецкие ученые проанализировали широкий спектр характеристик и пришли к выводу, что представители отдельных племен охотников-собирателей в Австралии, Африке, Южной Америке и на Филиппинах имеют в 30 лет столько же шансов умереть, сколько японцы в 72 года. Несмотря на то что за окном XXI век, по уровню смертности охотники-собиратели сейчас ближе к шимпанзе, чем к жителям Швеции или Японии.

Сотрудники Института Макса Планка не стали даже пытаться ответить на вопрос, до скольких лет могут сейчас жить люди. Вместо этого они поставили конкретную задачу – выяснить, как со временем менялись уровни смертности в разных возрастных группах. Они воспользовались данными по продолжительности жизни шимпанзе, живущих в неволе, для подсчета предполагаемой продолжительности жизни гоминидов. Представление о продолжительности жизни современных людей на раннем этапе их развития можно было получить при помощи изучения племен современных охотников-собирателей, образ жизни которых не меняется столетиями.

Исследование принесло немало удивительных результатов. Скорость роста продолжительности жизни человека в естественных условиях оказалась даже выше той, что удалось достигнуть ученым, когда они скрещивали живые организмы, например плодовых мушек дрозофил, для выведения генетически измененных особей с увеличенной продолжительностью жизни. Эти эксперименты дали очень обнадеживающие результаты, но все же рост продолжительности жизни у людей, в основе которого не лежат изменения в генах, оказался значительно сильнее.

Причин для столь быстрого роста продолжительности жизни немало. Конечно, он не случайно совпал с изобретением антибиотиков и вакцин, огромным повышением производительности труда в сельском хозяйстве, позволившим решить многие проблемы с продовольствием; существенным прогрессом в очистке питьевой воды и т.д.

Ежегодно по три месяца

Цифры производят впечатление. Наибольшие изменения в снижении смертности произошли у новорожденных. Сейчас в развитых странах шансы выжить у них в 200-300 раз выше, чем у младенцев 100-150 лет назад. С 40-х годов XIX века продолжительность жизни младенцев в развитых западных странах росла примерно на три месяца в год.

Примерно до 15 лет уровень смертности у охотников-собирателей более чем в 100 раз выше, чем у их сверстников в современной Швеции и Японии. Риск умереть для них гораздо выше – в 10 раз – и в течение дальнейшей жизни.

Наибольшее снижение уровня смертности произошло после 1900 года. Его плодами смогли воспользоваться представители лишь четырех из 8000 поколений людей.

Уровни смертности охотников-собирателей и шведов были намного ближе в 1900 году, чем сегодня. Например, ожидаемая вероятность того, что 65-летний охотник-собиратель умрет в течение года составляет сейчас примерно 5,3%, а для 65-летнего японца – около 0,8%.

Вероятность смерти в течение года для 15-летнего охотника-собирателя составляет 1,3%. Шведы достигают такой же вероятности к 69 годам.

Чем дальше, тем труднее

Исследование немецких ученых наверняка вызовет очередной всплеск споров о долголетии. Поскольку рост продолжительности жизни длился все прошлое столетие, некоторые ученые считают, что эта тенденция продолжится и в дальнейшем и что человечество скоро достигнет продолжительности жизни в 85, 90 и даже 100 лет.

Их оппоненты и среди них известный эволюционный антрополог Майкл Гурвен из университета Калифорнии, что в Санта-Барбаре, полагают, что будущее непредсказуемо. Логика в этом аргументе есть, потому что человечество добилось наибольших достижений среди новорожденных и маленьких детей.

После 70 лет повысить выживаемость становится труднее, и разница между разными группами людей существенно снижается.

«Это как бы подразумевает, что в организм человека встроен особый механизм, – рассуждает Гурвен. – Можно избавиться от множества устранимых источников смертности. Можно очистить, например, воду, избавиться от десятков болезней и т.д. Но даже если сделать все это, в конце жизни понизить смертность все равно окажется крайне трудно».

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. США нашли «изящный» способ рефинансировать огромный госдолг
    США намерена рефинансировать старый долг новым займом под очень близкий к нулю процент. В этом и кроется изначально весь «секрет полишинеля», для чего одной рукой ФРС резко снизила «под кризис» до нуля и надолго процентные ставки, другой свободной рукой финансовая система США спешит элементарно перехватить взаймы как можно больше, и почти бесплатно
  2. Конец сланцевой революции
    Сланцевый сектор США в этом году получил сокрушительный удар, от которого оправиться не может до сих пор. Однако значит ли это, что 2020 год ознаменуется окончанием сланцевого бума?
  3. Данные — это новый мусор
    Объемы данных не дают стратегических преимуществ
Реклама