В тисках «ястребов»

Москва, 17.04.2013
Противоборствующие стороны в Венесуэле – в «угаре выборов» и не демонстрируют попыток найти компромисс. Избранный президентом Николас Мадуро действует под серьезным давлением «партии войны», которая не может простить ему провал президентской кампании. Так считает Владимир Сударев, заместитель директора Института Латинской Америки РАН. Как заявил он в интервью «Эксперту Online», ситуация «страны на лезвии бритвы» сохранится достаточно долго. Риск гражданской войны велик.

Фото: mgimo.ru

– Владимир Петрович, в Венесуэле – настоящая эскалация после выборов. Проигравший оппозиционер Энрике Каприлес отговаривает своих сторонников от митинга, призывает власть снизить эмоции, но продолжает настаивать на пересчете бюллетеней. Николас Мадуро, победивший наследник Чавеса, идет дальше – говорит, что не признает побежденного даже губернатором. Как вы считаете, к чему идет дело?

– Самый настоящий раскол, общество разделено на две почти равные части. Обе стороны конфликта настроены достаточно конфронтационно. Хотя Энрике Каприлес и призывает к мирным формам – к «бунту кастрюль», например, но старается максимально мобилизовать оппозицию, которую он удачно сплотил. Николас Мадуро и его окружение шокированы таким результатом выборов, они ожидали 10-15% разницы, а получилось всего 1,5%.

Вокруг Мадуро в правящей верхушке начинаются всевозможные телодвижения. В его окружении есть и леворадикалы, которые считают, что надо применять силовой вариант в отношении оппозиции, есть и более разумные люди, которые считают, что надо как-то договариваться с оппозицией, потому что Каприлес и его команда – это уже не маргиналы, это половина страны, это более 8 млн человек – и надо принимать их мнение во внимание.

Но пока и Каприлес, и Мадуро настроены весьма конфронтационно. В перспективе это может привести к вооруженным столкновениям и даже к гражданской войне. Ведь в Венесуэле существуют созданные еще Чавесом боливарианские дружины, они вооружены, достаточно радикально настроены. И им, вполне возможно, захочется пострелять.

– Насколько страна близка к такому повороту событий?

– Сейчас она стоит у последней черты. В Венесуэле такой ситуации не было давно. Это было одно из самых стабильных государств с начала 60-х годов. Сейчас страна на грани институционного кризиса. Отнюдь не все влиятельные государства признают результаты выборов. Одни предлагают пересчитать. Так, Организация американских государств (ОАГ) предложила свои услуги, ряд других авторитетных международных экспертов предлагают помочь пересчитать результаты выборов. Мадуро вначале вроде бы согласился, затем, видимо, под давлением силовых структур, отказался. И пересчета, как видно, не будет.

– Глава Центризбиркома призвал вскрыть каждый ящик и досчитать все бюллетени до 100%. ЦИК отказался?

– Я думаю, что здесь был использован мощнейший административный ресурс, которым обладает Мадуро. И их устроил тот результат, который был получен по неполному числу бюллетеней. Вручную не считали. ЦИК поспешил назвать победителя, чтобы подвести черту. Многие венесуэльцы голосовали и в Новом Орлеане, и в Майами – там достаточное их количество. Я так понял, что их голоса не приняты во внимание.

Но даже такие авторитетные международные центры, как Центр Картера в Джорджии, считали, что в Венесуэле одна из самых прогрессивных электронных систем подсчета голосов. С другой стороны, насколько административный ресурс может сработать в пользу некоторого изменения данных электронного голосования? Я допускаю, что на машину могли воздействовать. Но это тайна за семью печатями.

– Почему Мадуро боится пересчета?

– Видимо, потому, что пересчет может дать негативный для него результат.

– В Венесуэле тяжелая ситуация, Чавеса нет. Мадуро не может не понимать, что не обладает такой харизмой, как команданте Чавес. В сложной экономической и политической ситуации зачем он раскручивает маховик раскола?

– Я думаю, что здесь действует не сам Мадуро. Он находится под влиянием ряда лидеров «чавизма», партийной и военной верхушки. На него оказывают давление с разных сторон. Вполне возможно, что «партия войны» или «силовых вариантов» как раз надавила на него сильнее. 

Его многие из «чавистов» критикуют сейчас за бездарно проведенную избирательную кампанию: он подставил партию, память Чавеса, будучи явным лидером, обладавшим гигантским административным ресурсом. Их не устраивает результат голосования, разрыв должен был составить 10-15%, но осталось 1,5%. И в ходе кампании они делали Мадуро замечания. Когда, например, он называл «фашистом» Каприлеса, родственники которого были в Варшавском гетто… Или когда Мадуро апеллировал к памяти Чавеса, который, по его словам, «прилетел как птичка и посвистел над ним».

Ведя кампанию, Мадуро рассчитывал на электорат Чавеса, на беднейшие слои населения, которые от Чавеса получили достаточно много. Уровень бедности в Венесуэле снизился с 70% до 20% за 14 лет правления Чавеса. Он делал ставку на этих людей. Но в последние несколько месяцев эти обездоленные массы столкнулись с такой бешеной инфляцией, с девальвацией в 38%, с пустыми полками магазинов, с импортным продовольствием, так как своего уже почти нет. Это стало действовать им на нервы. И они частично поддержали Каприлеса.

– Удастся ли Каприлесу заставить власти пересчитать вручную бюллетени? 

– Думаю, что нет. Скорее всего. А вот ситуация «страны на лезвии бритвы» сохранится, я думаю, достаточно долго. Экономическое положение будет ухудшаться.

Это пиррова победа Мадуро. И несомненен тот факт, что Каприлес стал по-настоящему сильной общенациональной фигурой. Сильный, умный, молодой, привлекательный политический деятель.

– Многие предполагали, что Мадуро после победы станет договариваться каким-то образом с Каприлесом. Жизнь заставит. Но мы видим, что все происходит наоборот… 

– Мадуро, как говорят те, кто с ним знаком, умеет слушать и даже соглашаться с оппонентом – это то, что его отличает от предшественника. Но он повязан по рукам и ногам. Он не может пригласить Каприлеса в правительство и предложить ему бороться с инфляцией и коррупцией. Это недопустимо для достаточно коррумпированной верхушки в армии и правительстве. Тем более если Каприлесу удастся что-то сделать.

Но компромисс двум политикам надо искать. Хотя бы в плоскости отказа от силового формата решений. Пока ни у того ни у другого этого не видно. Пока не прошел угар выборов. Необходим хотя бы какой-то компромисс: например, объявление перемирия или ненападения. Хотя бы это. 

У партнеров




    «Киберзащите промышленности нужны глобальные решения»

    Директор департамента защиты информации и IT-инфраструктуры «Норникеля» Дмитрий Григорьев — о применении информационных технологий и коммуникаций в мирных целях

    Маркировка товаров: что делать и чего ожидать бизнесу

    с 1 июля стала обязательной маркировка табака, в декабре 2019 года добавят еще четыре товарные группы. Штраф за нарушение закона о маркировке будет достигать 300 тысяч рублей

    "Персонализация каналов продаж в ритейле"

    Компания «Той.ру» одна из первых внедрила в рознице омниканальную систему обслуживания клиентов. Учредитель сети Алиса Лобанова поясняет, чем этот опыт может быть полезен другим ритейлерам

    ММК признан одной из самых прибыльных для инвесторов металлургических компаний в мире

    Флагман отечественной металлургии вошел в топ-5 лидеров отрасли по показателю совокупной акционерной прибыли

    Продается завод металлоконструкций в Красноярском крае

    Действующее предприятие с многолетней историей - Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкрн Промышленный узел, 8) выставлен на торги.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. По наличной валюте будут приняты решения
      Российское правительство рассмотрит проект изменений в валютном законодательстве для операций с наличными между резидентами и нерезидентами. Последним может в нововведениях понравиться не все, хотя в основном они направлены на либерализацию
    2. Ангела Меркель имеет право держать в тайне состояние здоровья
      Проблемы со здоровьем бундесканцлера могут иметь серьезные последствия для всего континента
    3. Борцы за климат не остановятся ни перед чем
      Россия в Осаке на саммите «Большой двадцатки» пообещала ратифицировать Парижское соглашение по климату. Уклониться от этого было бы весьма сложно, истеричность западной климатической политики возрастает, хотя при нынешнем уровне развития человеческих технологий Парижское соглашение — это предложение заменить потенциальную климатическую катастрофу реальными энергетической, финансовой и экономической катастрофами в одном флаконе. Но уж если мы в этом театре абсурда окажемся, то нужно сделать все, чтобы быть там среди режиссеров, а не среди актеров. И выработать свою позицию по климатическому вопросу
    Реклама