Бомбы не получилось

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
22 апреля 2013, 12:25
Фото: РИА Новости
Громко разрекламированный митинг оппозиции в Тбилиси оказался лишь пшиком

19 апреля в Грузии ждали с нетерпением, а кое-где — с трепетом. На эту дату был назначен масштабный митинг сторонников перешедшего в оппозицию Единого национального движения, возглавляемого пока что действующим президентом Грузии Михаилом Саакашвили. Ожидания были связаны с тем, что на этом митинге оппозиция обещала продемонстрировать свою силу, а заодно и обнародовать «информационную бомбу».

Однако, как это часто бывает, реальность оказалась куда более скромной. Силу продемонстрировать не получилось — митинг собрал, по разным оценкам, от 10 тыс. до 30 тыс. сторонников Михаила Саакашвили. Для сравнения, «Грузинская мечта» на своих митингах собирала в разы больше людей. Информационой бомбы тоже не вышло — журналисты ожидали какого-то серьезного компромата на Бидзину Иванишливи или на членов его команды. Ну или на край объявления имени того, кто станет кандидатом от ЕНД на октябрьских президентских выборах. Однако «информационной бомбой» стало лишь заявление лидеров движения о ребрендинге своей партии. «Сегодня начинается новое национальное движение. Мы являемся той силой, которая может учиться на ошибках и объединиться вокруг одной идеи», — сказал на митинге один из лидеров ЕНД Георгий Вашадше. Заявление, конечно, актуальное, учитывая, что ряд лидеров партии либо находятся за решеткой, либо готовятся стать обвиняемыми, либо ищут возможности перебежать в лагерь Бидзины Иванишвили, однако на бомбу оно все же не тянуло.

Скуку журналистов скрасил лишь грузинский президент, который, вопреки анонсам об его отсутствии, прибыл выступить на митинге. По словам наблюдателей, это не очень сильно понравилось генеральному секретарю партии Вано Мерабишвили. Генсек приложил значительные усилия для подготовки митинга, который мог бы его раскрутить, и когда президент переключил все внимание публики на себя, то Вано Маребишвили был крайне недоволен. Некоторые даже говорили, что генсек демонстративно покинул сцену. Сам Мерабишвили этот факт отрицал — он говорит, что митинг не покидал и что конфликта с президентом у него не было. «Наверное, представители сегодняшней власти, их пиар-агитаторы сели и придумали для отвлечения внимания от многочисленного митинга нечто смешное — якобы я покинул акцию. Это, конечно же, ложь. Я до конца был на митинге и не покинул бы его, потому что Михаил Саакашвили — мой друг. Даю гарантию, что и через 100 лет мы останемся друзьями», — заявил он.

Основным лейтмотивом речей Саакашвили на митинге была попытка застолбить за ЕНД статус основной оппозиционной силы в стране. Поэтому президент всячески подчеркивал ее достижения. «Вам очень повезло не только потому, что мы вам оставили очень хорошие здания, где вы сидите, очень комфортные кабинеты, очень хорошие полицейские службы, хорошую инфраструктуру, хорошие дороги, миллиардами лари, в том числе и для тех программ, которые вы сейчас осуществляете, главная ваша судьба в том, что когда правительство было нашим, ваша оппозиция стояла на позиции предательства… И у вас есть оппозиция, которая любит страну… И мы не позволим вам, чтобы вы предали страну и сдали ее врагу». Продавать страну, по его мнению, собрались не только нынешние власти, но и другие политики — прежде всего те, кто хочет занять место официальной оппозиции нынешней власти. В частности, Нино Бурджанадзе (когда сколачивалась «Грузинская мечта», то Бурджанадзе в нее не вошла, однако обещала на выборах палки в колеса Иванишвили не вставлять). «Мы выслушали заявления о том, что правительство желает, чтобы оппозицией была Нино Бурджанадзе, которая является другом Путина. То есть чтобы народ делал выбор только между плохим и худшим, выбрал или друга Кремля Бурджанадзе, или полудруга Кремля — правительство. Хочу сказать всем: грузинский народ сделает выбор не между предателями и полупредателями, а патриотами и большими патриотами. Если мы выберем бесчестие, то получим полную оккупацию, если же будем стоять за честь, то полностью освободим страну», — заявил президент.